Памятники природы Пермской области

Сборник статей по геологическим, зоологическим, комплексным памятникам природы, памятникам флоры и растительности Пермск

199 78 32MB

Russian Pages 211 Year 1983

Report DMCA / Copyright

DOWNLOAD FILE

Памятники природы Пермской области

  • Commentary
  • Книга в формате PDF взята с просторов интернета и улучшена: - уменьшен размер книги за счёт бинаризации сканов; - частично удален мусор (спеклы) на сканах; - под сканы добавлен распознанный (OCR) текст от FineReader 14. Для удобной навигации по книге: - добавлены закладки с точным позиционированием по заголовкам/подзаголовкам; - добавлены гиперссылки (кликабельность) на страницы в Содержание с точным позиционированием

Table of contents :
Памятники природы Пермской области ...3
ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ
Памятники пермской системы ...14
Памятники древней жизни .... 17
Отроги Южного Тимана ...28
Кунгурская ледяная пещера ...41
Природные мосты и арки ... 52
Карстовые озера ...54
Оханский метеорит ...65
ПАМЯТНИКИ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ
Кунгурская лесостепь ...69
Спасская Гора ...73
Веслянский бор-верещатник ...76
Лунежки ...80
Район хвойно-широколиственных лесов ...82
Кузьминка ...88
ЗООЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ
Остров Туренец ...92
Ергачинская колония грачей ...95
Частинская колония серых цапель ...99
КОМПЛЕКСНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ
Предуралье ...101
Верхняя Кважва ...120
Кваркуш (К. Н. Масалкин) ...129
Заповедник Басеги ...146
Список литературы ...155
Иллюстрации ...168

Citation preview

ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ

ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ

Пермское книжное издательство 1983

913 П15

Составитель Л. В. БАНКОВСКИЙ

Рецензенты А. А. Оборин, И. А. Селиванов

20904—47 п М152(03) —83

65—83

© Пермское книжное издательство, 1983.

ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ Статья 18 Конституции СССР гласит: «В интересах настоящего и будущих поколений в СССР принимают­ ся необходимые меры для охраны и научно обоснован­ ного, рационального использования земли и ее недр, водных ресурсов, растительного и животного мира, для сохранения в чистоте воздуха и воды, обеспечения воспроизводства природных богатств и улучшения окру­ жающей человека среды». Выявление, изучение, пас­ портизация и охрана достопримечательных природных объектов — сложная задача научно-организационного характера, требующая участия не только органов госу­ дарственного управления, но и широкой общественно­ сти, в том числе общества охраны природы. Для того чтобы раскрыть содержание этой проблемы и пути ее решения в Пермской области, обратимся к истории становления и охраны памятников природы. Первая научная работа, посвященная охране досто­ примечательных природных мест Пермского Прикамья, была опубликована в 1911 году в журнале «Записки Уральского общества любителей естествознания». В этой статье под названием «Охрана памятников природы» известный пермский ботаник П. Сюзев писал: «Все, что среди фауны, флоры и редких образцов неорганической природы имеет крупный научный интерес, со временем может подвергнуться коренному изменению, искажению или рискует совершенно исчезнуть, должно составлять предмет попечения и охраны в неприкосновенности». Предвосхищая создание общества охраны природы, об­ разованного в 1924 году, он пишет о том, что «необхо­ димо возбудить в местном населении активную любовь к живой природе и серьезный интерес к памятникам природы», создать «местную организацию» для охраны памятников природы. 3

Схема памятников природы Пермской области Условные

обозначения

Геологические памятники: ПЕЩЕРЫ, КАРСТОВЫЕ АРКИ, КАРСТОВЫЕ МОСТЫ

КАМНИ, ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБНАЖЕНИЯ , МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ ИСКОПАЕМЫХ ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЙ,

ПРОЧИЕ ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ

Водные памятники природы: УЧАСТКИ

РЕК

ОЗЕРА, ПРУДЫ

Ботанические

памятники:

участки лесной растительности, природные лесные парки БОЛОТА

Памятники природы, истории

и культуры:

ГОРЫ , КАМНИ

ПЕЩЕРЫ, ГРОТЫ ГОРОДСКИЕ САДЫ, СКВЕРЫ

УЧАСТКИ РЕК

Прочие памятники Памятники комплексного значения

Зоологические памятники

Предложения ученого осуществились после Великой Октябрьской социалистической революции. Несмотря на огромную занятость делами партии и государства, в необычайно тяжелых политических, военных и экономи­ ческих условиях первых лет существования Советской России, В. И. Ленин находил возможность и время спе­ циально заниматься вопросами охраны природы. При жизни Владимира Ильича было опубликовано 234 де­ крета и других распоряжений природоохранного содер­ жания. Из них не менее 90 подписано им самим. В 1920—1921 годах он подписал декреты об организа­ ции на Урале первого в мире государственного Иль­ менского минералогического заповедника и «Об охране памятников природы, садов и парков». По ленинскому определению, памятниками природы являются непри­ косновенные ее участки и отдельные произведения (жи­ вотные, растения, горные породы и т. д.), представляю­ щие собой научную и культурно-историческую ценность. Так впервые в мире социалистическое государство зако­ нодательно утвердило памятники природы в статусе не только очень важных для науки объектов, но и непре­ ходящих ценностей истории и культуры. В первые послереволюционные годы на Урале над проблемами выделения и изучения памятников приро5

ды работали такие видные ботаники, как уже упоминав­ шийся П. Сюзев, а также профессора Пермского уни­ верситета А. Генкель и А. Хребтов. В 1918 году в «Из­ вестиях по народному образованию» А. Генкель опуб­ ликовал статью «Об охране памятников природы», в ко­ торой писал о необходимости выделения в Приуралье горных, степных и тундровых памятников природы. В 1921 году П. Сюзев, выступая на I Всероссийском съезде ботаников в Петрограде, обратил внимание на необходимость изучения такого интересного уральского памятника природы, как Лунежские горы, — участка реликтовой флоры, «единственного в своем роде на Ура­ ле». В дальнейшем исследованиями проблем, посвящен­ ных памятникам флоры Прикамья, занимались извест­ ные пермские ученые А. Пономарев, М. Данилова, К. Игошина, а также один из старейших ботаников на­ шей страны почетный член Всероссийского общества охраны природы Э. Аникина. В конце 50-х годов в условиях быстрого развития промышленности Урала вопросы охраны природы при­ обрели весьма важное значение, во многом определяю­ щее темпы и перспективы развития отдельных отраслей народного хозяйства, возможности улучшения условий жизни населения, удовлетворения его растущих куль­ турно-эстетических потребностей. Проблема охраны при­ роды превратилась в крупную комплексную научную проблему, требующую разносторонней и глубокой про­ работки. Отвечая на запросы времени, Уральский фили­ ал Академии наук СССР (ныне Уральский научный центр Академии наук СССР) в 1957 году создал комис­ сию по охране природы, которая сосредоточила свои уси­ лия на разработке научных основ охраны природы Ура­ ла и рационального использования его природных ре­ сурсов, обосновании сети заповедников и заказников на Урале, организации пропаганды природоохранных зна­ ний среди населения. При активном участии Э. Аники­ ной впервые для Пермской области были составлены инвентаризационные списки памятников природы. Ре­ зультаты этих исследований стали основой специальных решений Пермского облисполкома об охране памят­ ников природы Прикамья. В 1965 году были объявлены ботаническими памят­ никами Буждомский ельник в Кудымкарском районе, Спасская Гора в окрестностях Кунгура, Дубовая, Оре­ 6

ховая горы и Чермодинская вишневая лесостепь в Осин­ ском, Велсовский кедрово-елово-пихтовый лес в Красно­ вишерском, Вурламский боярышник в Кочевском, Вес­ лянский лиственнично-сосновый лес в Гайнском, лист­ венничник Конная грива и лиственничная роща у дерев­ ни Бор в Суксунском и Сосновый Бор в Усольском районах. В том же году геологическими памятниками природы были объявлены Кунгурская ледяная, Паший­ ская и Дивья пещеры, сылвенские камни: Ермак, Ме­ жевой, Глазырь, Вострый, Хоробрый, Краюха, Камайские Зубцы, Коронка; карстовые мосты на Косьве и в камне Плакун на р. Чусовой, Усть-Койвинская кар­ стовая арка в чусовском камне Дыроватом. В 1966 году ботаническими памятниками стали Аряжский дубово­ еловый лес в Куединском, Сарашевский сосново-дубовый лес в Бардымском, Онолвинский кедровник, Веслянский бор-верещатник в Гайнском районах. В последнее время большую методическую работу по выявлению и учету памятников природы провел цент­ ральный совет Всероссийского общества охраны при­ роды. Разработаны и изданы методические рекоменда­ ции, в которых памятники природы определяются как редкие и достопримечательные природные объекты, а также характерные (типичные) особо представительные или уникальные примеры природных условий отдельных ландшафтных зон и областей, природно-территориаль­ ные комплексы или их части, ценные в научном, куль­ турном, эстетическом и оздоровительном отношениях. Основанием для отнесения природных достопримеча­ тельностей к памятникам природы и выбора режимов охраны являются такие документы, как «Основы зако­ нодательства Союза ССР и союзных республик о нед­ рах», «Основы лесного законодательства Союза ССР и союзных республик», постановление Совета Министров РСФСР от 12 сентября 1974 года «О порядке признания водных объектов памятниками природы или культуры», постановление Совета Министров РСФСР от 9 июля 1976 года «О порядке частичного или полного запреще­ ния использования водных объектов, имеющих особое государственное значение либо особую научную или культурную ценность», Законы РСФСР «Об охране ат­ мосферного воздуха» и «Об охране и использовании животного мира», принятые 14 июля 1982 года на сес­ сии Верховного Совета РСФСР. 7

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 декабря 1978 года «О дополнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов» определена необходимость разра­ ботки территориальных комплексных схем охраны при­ роды и методических указаний по их составлению. Пермская лаборатория комплексных экономических ис­ следований Института экономики Уральского научного центра Академии наук СССР совместно с учеными Ин­ ститута географии Академии наук СССР участвует в разработке такой схемы для Пермской области. В рус­ ле этого общего направления в лаборатории разрабаты­ ваются вопросы создания единой областной системы охраняемых природных территорий — заповедников, за­ казников и памятников природы. Работа ведется с уче­ том комплексного решения проблем размещения произ­ водства, систем расселения и координируется в рамках комплексных программ «Урал-биосфера» и междуна­ родной биологической программы «Человек и био­ сфера». В последние годы ученые разных специальностей ис­ следуют новое общественное явление — инфраструктуру как совокупность условий, обеспечивающих эффектив­ ное функционирование производства и нормальное осу­ ществление всех видов жизнедеятельности людей. Ин­ фраструктура охраны природной среды и здоровья че­ ловека (экологическая) является важной составной ча­ стью хозяйственного комплекса области. В более широ­ ком плане экологическая инфраструктура включается в социальную, охватывает условия всех без исключения видов деятельности человека, проникает во все сферы общественной жизни, создает возможность для эффек­ тивной реализации того биологического потенциала, ко­ торый заложен в человеческом организме. Усиление воз­ действия человека на природу обусловливает необходи­ мость планирования и реализации природоохранных ме­ роприятий в масштабе области, экономического района, речного бассейна. Специальным решением Пермского облисполкома ныне выделены 62 ботанических памятника природы. В области насчитывается 24 охотничьих заказника, за­ поведник Басеги и ведется работа по созданию заповед­ ника Спасская Гора. На основе исследований, прове­ денных в лаборатории и опирающихся на предшествую8

щие работы ученых пермских вузов, составлен перечень, включающий около 300 геологических, гидрологических, зоологических и комплексных памятников природы. Анализ их размещения показывает, что в области мо­ жет быть создана единая система охраняемых природ­ ных территорий, причем в качестве ее опорного каркаса с учетом плотности памятников природы может быть предложена сеть гряд возвышенностей, протяженных тектонических впадин и речных долин. Основным типом охраняемых природных территорий целесообразно считать генетически единые гряды воз­ вышенностей, особенно те из них, которые находятся в местах современных восходящих движений земной ко­ ры. На водораздельных участках располагаются такие важные объекты, как верховые болота, озера, места вы­ хода на поверхность подземных вод, истоки и верховья рек. В пределах гряд, сложенных карстующимися по­ родами, расположены различные карстовые формы и образования кор выветривания. Особой динамичностью отличаются здесь почвообразовательные процессы, не­ редко встречаются специфические группы растений — арктических, скальных, степных и горно-степных, в том числе реликтовых и эндемичных, подлежащих особой охране. Наряду с основным, собственно неотектониче­ ским критерием, при выделении охраняемых природных территорий могут использоваться и другие зависимые критерии — геоморфологические, гидрологические, гидро­ геологические, карстоведческие, ботанические. Анализ особенностей рельефа и характера неотекто­ нических движений на территории области свидетель­ ствует о существовании здесь системы неотектонических структур, в пределах которых естественные природные комплексы обладают наиболее значимой составляющей частью средообразующего потенциала. Выбор гряд воз­ вышенностей в качестве основного типа охраняемых природных территорий дает методическую основу для нового вида природоохранного районирования — единой сети охраняемых природных территорий, стержневыми и узловыми элементами которой являются заповедники, заказники и памятники природы. На краях охранных зон возможно размещение туристско-экскурсионных объ­ ектов, мест массового отдыха. В ячейках сети охраняе­ мых природных территорий с учетом всей совокупности природно-экономических условий целесообразно распо­ 9

ложить системы расселения, предприятия промышлен­ ности и сельского хозяйства. Стержневыми участками сети охраняемых природ­ ных территорий области являются следующие природ­ ные пояса: Верхнекамский, Тулвинско-Немский, Сылвенско-Ямжачный, Горноуралъский, Тиманский, Северо­ увальско-Верхневишерский, Кувинско-Золотанский, Ве­ рещагинско-Среднеусьвинский и Бардымско-Кыновский. Развитие систем расселения в области не должно нарушать экологического единства сети охраняемых природных территорий. Каждый этап реконструкции расселения требует учета расположения ближайших охраняемых территорий, их состояния, биологической продуктивности и других характеристик. Рассмотрим памятники природы области по группам. Геологические памятники природы ох­ ватывают участки с особенно живописным рельефом, опорные геологические обнажения, ценные местонахож­ дения ископаемых животных и растений, карстовые яв­ ления. Наиболее известны 22 камня на реках Чусовой, Сыл­ ве и Вишере и 8 пещер, особенно Кунгурская, Дивья, Кизеловская, Пашийская. Необходимо отметить, что они не исчерпывают редких и достопримечательных геоло­ гических образований нашей области. Усилия пермских геологов должны быть направлены на изучение и пас­ портизацию таких уникальных геологических памятни­ ков природы, как опорные обнажения пермской геоло­ гической системы, впервые установленной на террито­ рии нашей области, местонахождения ископаемых жи­ вотных и растений, остатки древних вулканических по­ строек, место падения Оханского метеорита и другие. Водные памятники природы — родники, ручьи, реки, водопады, озера, водохранилища, пруды, оригинальные по своим гидрофизическому и гидрохими­ ческому режимам, имеющие культурно-эстетическое, оздоровительное или научное значение. Среди них реки Вишера, Язъва с Глухой Вильвой, Инъва, Чусовая, Сыл­ ва, Бабка, пруды Кубинский, Пожвинский, Очерский, Павловский, Пашийский, Нытвенский и озера Большое и Малое Адовы, Нахты, Нечаты, Леваты, Большой и Малый Кумикуш. К сожалению, большинство водных па­ мятников природы пока еще не изучены и в данной кни­ ге они не рассматриваются. 10

Ботанические памятники природы вклю­ чают места произрастания особо ценных, редких, а так­ же исчезающих растений, растений — индикаторов со­ стояния и динамических тенденций ландшафта, приме­ чательные участки лесокультур, дендрологические и ста­ ринные парки, растения-долгожители, деревья историко­ мемориального значения. Всего в области насчитывает­ ся более 60 ботанических памятников природы. В Перм­ ском Прикамье ботанические памятники изучаются наи­ более систематично, особенно благодаря усилиям коллек­ тивов университета, областного управления лесного хо­ зяйства и лесной опытной станции. Подлежат охране прежде всего участки редкой реликтовой растительно­ сти. Наиболее древними в Прикамье являются острова лесостепной и степной растительности, а также участки широколиственных лесов, лиственничные, сосново-лист­ венничные леса и болота. Из типичных для области ле­ сов охране подлежат наиболее сохранившиеся массивы темнохвойной елово-пихтовой тайги. В связи с быстрым развитием туризма и хозяйственным освоением терри­ торий, непосредственно прилегающих к Кваркушу, Полюду, Помяненному и другим камням, возникает опас­ ность уничтожения ряда ценных горных тундр. Все они должны быть взяты на учет и охраняться как памятни­ ки природы. Подлежат охране также местообитания отдельных видов растений, 20 из них занесены в Крас­ ную книгу СССР. Всего же по области должны охра­ няться более 130 видов дикорастущей флоры. Зоологические памятники природы — места обитания особо ценных, редких, а также исче­ зающих животных. В северных районах располагаются Вишерский, Березниковский, Соликамский, Калининский и Ошибский заказники; в центральных — Карагайский, Большесосновский, Нытвенский, Вяткинский и специаль­ ный орнитологический остров Туренец; в южных — Бар­ дымский, Тулвинский, Октябрьский, Южный — всего 24 заказника. За исключением острова Туренец, научных исследований по зоологическим памятникам природы практически не ведется. Комплексные памятники природы совме­ щают несколько существенных признаков: геологиче­ ских, водных, ботанических, зоологических. Это участки с нетронутой и особо живописной природой; ценные в научном отношении места характерных или уникальных 11

Перспективная сеть охраняемых природных территорий Пермского Прикамья и смежных областей УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ

— пояса охраняемых природных территорий I порядка А — Северно-Среднеуральский Б — Южноуральский В — Тимано-Алтайский Г — Карпатско-Среднеуральский Д — Жигулевско-Тургайский — пояса охраняемых природных территорий II порядка — природно-экономические округа

зональных, высотно-зональных и азональных типов ландшафта, сосредоточения типичных или оригинальных биоценозов; массивы леса, имеющие особое научно-исто­ рическое и средообразующее значение; полосы с живо­ писным ландшафтом вдоль наиболее посещаемых ту­ ристских путей. В качестве комплексных памятников вы­ делены заказник Предуралье, заповедник Басеги, био­ станция Верхняя Кважва, хребет Кваркуш. Еще в 50-е годы академик Е. Лавренко и другие ученые высказывали идею о создании Кунгурского запо­ ведника площадью 300 тыс. га на базе заказника Пред­ уралье и Кунгурской ледяной пещеры. Ныне представ­ ляется необходимым расширить границы этого органи­ зуемого заповедника, включить в него полностью тер­ риторию Кунгурской лесостепи, в том числе Спасскую, Подкаменную и другие горы. Аналогичными по значе­ нию объектами охраны должны стать комплексный за­ казник Лунежские горы с богатой реликтовой расти­ тельностью и хребет Кваркуш с его субальпийскими лу­ гами и горными тундрами. Предстоит выявить, взять на учет и обеспечить охрану многих десятков памятников природы. Эта большая работа может быть выполнена только с привлечением районных и первичных органи­ заций общества охраны природы с участием знатоков края и специалистов, ученых, преподавателей, краеве­ дов. Только общими усилиями можно выявить многие пока еще неизвестные местообитания редких, реликто­ вых и эндемичных видов растений, другие памятники. В работе над этой книгой приняли участие ученые и специалисты Института экономики УНЦ АН СССР, Палеонтологического института АН СССР, Пермского университета, Пермских педагогического и медицинско­ го институтов, комплексной геологоразведочной экспе­ диции, краеведы. Библиографический список составлен сотрудниками областной библиотеки имени А. М. Горь­ кого. Картографический материал выполнен сотрудни­ ками Института географии АН СССР. М. СТЕПАНОВ, кандидат географических наук, заве­ дующий Пермской лабораторией комплексных экономических исследо­ ваний Института экономики УНЦ АН СССР Л. БАНЬКОВСКИЙ, научный сотрудник

ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ

ПАМЯТНИКИ ПЕРМСКОЙ СИСТЕМЫ Оень привлекательна эта ярких кир­ ч пичных цветов карта с голубыми окош­ ками камских водохранилищ. Такой необычный облик геологической карты Пермской области не случаен. Корич­ невыми цветами и оттенками на гео­ логических картах всего мира обозна­ чаются пермские отложения. В длин­ ном хронологическом ряду геологических систем немало географических названий, рассказывающих о различных местах Земли, в которых те или иные отложения выде­ лялись впервые. И среди них русское слово «пермь» единственное. Пермским называется период геологической истории, продолжавшийся после каменноугольного (285—230 млн. лет тому назад). Геологические разрезы западного скло­ на Урала и востока Русской платформы являются ми­ ровым эталоном пермской системы. Подобные обнаже­ ния, которые геологи называют стратотипами, обычно выделяются как геологические памятники природы, па­ мятники каменной летописи Земли. Современные геологи подразделяют пермскую систе­ му на нижний и верхний отделы, а их, в свою очередь, на несколько ярусов: ассельский, сакмарский, артин­ ский, кунгурский, уфимский, казанский и татарский. В нашей области на земную поверхность выходят по­ роды всех ярусов пермской системы. У каждого яруса есть свой эталон или стратотип. 14

Расскажем об основных стратотипах разных подраз­ делений пермской системы на территории области. Обнажение Холодный Лог находится на правом бе­ регу р. Косьвы, в 5 км выше Губахи. Оно представ­ ляет скальные выходы верхнекаменноугольных и ниж­ непермских (ассельских) известняков, протягивающихся по обе стороны устья р. Холодный Лог на расстоянии около километра. Западная часть разреза — это невы­ сокие коренные выходы карбонатных пород, в восточ­ ной части расположены скалы высотой до 120 м над урезом воды. На обнажении можно увидеть границу между каменноугольной и пермской системами, кото­ рая проводится по появлению швагерин — примитивных ископаемых организмов с известковыми раковинами. Еще в прошлом веке известный исследователь При­ уралья профессор В. Меллер предложил использовать простейшие морские одноклеточные организмы — фора­ миниферы, к которым относятся и швагерины, для рас­ членения осадочных толщ земной коры на отдельные горизонты. Роль фораминифер для определения возра­ ста важнейших геологических границ определяется бы­ строй эволюцией отдельных их групп, что позволяет чет­ ко разграничивать виды, характерные для тех или иных горизонтов. На одном из расширенных пленумов посто­ янной пермской комиссии Межведомственного страти­ графического комитета большинство участников выска­ залось за проведение границы между пермской и ка­ менноугольной системами в подошве швагериновой тол­ щи. В 1960 году Межведомственный стратиграфический комитет СССР окончательно утвердил это решение. Обнажения камня Писаного — на правом берегу р. Вишеры, в 5 км ниже д. Акчим. Выходы рифовых известняков высотой 60—70 м наблюдаются на расстоя­ нии 3 км. Основными рифообразователями являются мшанки, палеоаплизины и водоросли. Общая мощность рифовых известняков в камне Писаном — до 370 м. Обнажение сакмарских отложений Мост — на пра­ вом берегу р. Косьвы, в 2,5 км вниз по течению от Гу­ бахи. Скальные выходы серых и темно-серых известня­ ков сакмарского яруса протягиваются на километр по обоим берегам р. Косьвы. Сакмарские отложения под­ разделяются на тастубский и Стерлитамакский горизон­ ты. Общая мощность сакмарского яруса на берегах Косьвы — 460 м. 15

Сылвенские рифы Ермак, Межевой, Глазырь, Вост­ рый, Хоробрый, Краюха, Камайские Зубцы, Коронка —

скалы по берегам р. Сылвы на территории заказника Предуралье — являются эталонными образованиями верхнеартинского яруса пермской системы благодаря хорошей обнаженности и полноте геологического разре­ за. В качестве стратотипов камайской, сылвенской и филипповской свит артинского яруса геологи исполь­ зуют разрезы Камаи, Сухая Речка и ряд других. Сыл­ венские рифы сложены массивными водорослевыми и мшанково-водорослевыми известняками. Из сылвенских рифовых массивов определено около 140 видов мелких фораминифер, а также многие десятки видов таких мел­ ких ископаемых животных, как остракоды, мшанки, брахиоподы, двустворки и гастроподы. Обнажение Чикали находится в 5,3 км ниже Камай­ ского лога, на левом берегу р. Сылвы, против дома от­ дыха Песчанка. Здесь в стенке большого карьера мож­ но наблюдать рифы сылвенской свиты и филипповскую свиту. Обнажение Ледяная пещера находится на правом берегу р. Сылвы у входа в Кунгурскую ледяную пеще­ ру. В скальных выходах обнажается иренская свита нижней перми. Камни Боец, Орелка, Закаменка на правом берегу р. Колвы у д. Цепия представляют собой хорошо обна­ женные рифовые образования артинского возраста вы­ сотой до 65 м, длиной от нескольких сот метров до 4 км и более и шириной от 150 м до 2 км. Основные породо­ образователи рифовых массивов — сетчатые мшанки, во­ доросли. Здесь много брахиопод, криноидей, двустворок, встречаются одиночные кораллы и другие ископаемые организмы. Обнажение Трамплин находится на левом берегу р. Камы, в одном километре выше устья р. Полазны. В уступах берега и карьерах бывшего алебастрового завода обнажаются неволинская, шалашинская, елкин­ ская, демидковская, тюйская и лунежская пачки ирен­ ской свиты кунгурского яруса. Неволинская и елкинская пачки — доломиты с морскими фаунистическими остат­ ками, демидковская и лунежская — гипсы, тюйская — известняки, доломиты и артиллиты. Обнажение Тюлькино — на правом берегу р. Камы, напротив северной окраины пос. Тюлькино. Обнажен 16

Соликамский горизонт уфимского яруса. Наблюдается переслаивание глинистых известняков с серыми алевро­ литами и песчаниками. В 5 м от уреза воды р. Камы в подошве черных глин наблюдается прослой (1—2 см) с морской фауной простейших брахиопод. Обнажение Керчево находится в 2—3 км ниже пос. Керчево, на правом берегу р. Камы. В обнажении видны выходы песчаников, алевролитов и аргиллитов красно-бурой окраски (шешминский горизонт). На этом участке можно проследить переход пород шешминского горизонта к Соликамским плитнякам. В ТюлькинскоКерчевском районе Соликамский горизонт имеет по­ вышенную мощность в сравнении со всеми другими районами Соликамской впадины. Кроме перечисленных памятников природы пермской системы, в нашей области могут быть выделены для изучения и охраны еще очень многие геологические до­ стопримечательности: например, палеонтологические па­ мятники природы и разрезы толщ осадочных, магмати­ ческих и метаморфических пород с различными полез­ ными ископаемыми.

ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕЙ ЖИЗНИ реди уникальных памятников природы С есть памятники особого рода, извест­ ные преимущественно специалистам — геологам и палеонтологам. Это ока­ менелости — остатки животных и ра­ стений, существовавших в отдаленные геологические времена. Для Пермской области, как и для всего Приуралья, наибольшую известность и значение приобрели окамене­ лости пермского периода. В геологической летописи это­ му периоду соответствуют отложения пермской системы. Валунные конгломераты р. Усьвы, ангидриты Кунгурской ледяной пещеры, яркие и неповторимые по окраске пла­ сты калийных солей березниковских рудников, песча­ ники речушки Егошихи, откуда начиналась Пермь, крас­ ные песчано-глинистые обрывы Камы — таков далеко не полный перечень типов пермских отложений. При этом каждый тип отложений или горных пород харак­ 17

теризуется своим комплексом окаменелостей, своими остатками животных и растений. Особенно много окаменелостей найдено при разра­ ботке пермских медистых песчаников, которые были объектом изучения еще задолго до установления перм­ ской системы. Именно медистые песчаники сыграли вы­ дающуюся роль в истории освоения и экономическом развитии Западного Урала. В той же степени они важ­ ны для истории отечественной палеонтологии. Начало интенсивного промышленного использования и изучения пермских медистых песчаников относится к 20—30-м годам XVIII века и связано с именами круп­ нейших представителей петровской эпохи — В. Татище­ ва и В. Геннина. Они оставили глубокий след в истории горнозаводской промышленности Урала. На Урале они проводили оценку рудных богатств, поиски месторожде­ ний меди и железа, перестраивали старые и строили новые медеплавильные и железоделательные заводы. В. Татищев одним из первых на Урале занялся сбо­ ром и изучением окаменелостей — «куриозных вещей» — и отметил в горных породах «многие дивные или фигур­ ные камения, в которых закаменелые рыбы, черви, ли­ стья от деревьев или травы, раковины и пр. видимы». Его работа «О мамонтовых костях», единственная из опубликованных при жизни (1730), является одной из первых палеонтологических работ в России. В. Геннин известен как выдающийся инженер, автор своеобразной энциклопедии горного и металлургическо­ го дела «Описания уральских и сибирских заводов». В рукописи содержатся и упоминания об ископаемых остатках в медистых песчаниках. В 1772 году путеше­ ственник и географ Н. Рычков писал: «В руднике близ реки Диомы (Демы) находят множество в камень пре­ вратившихся костей, дерева и других вещей, показы­ вающих премудрость натуры». Ряд упоминаний о на­ ходках костей в медных рудниках приводит в том же году академик И. Лепехин, причем, как и Н. Рычков, он отмечает связь костей с рудой и пишет, что «по на­ ружному виду это должны быть кости рогатой ско­ тины». Конечно же, они были костями крупных пресмы­ кающихся, обычных для медистых песчаников. 1838 год — начало научного изучения остатков из медистых песчаников. Профессор Петербургского уни­ верситета С. Куторга опубликовал первое описание ко­ 18

стей двух животных из рудников Пермской губернии. Одно из них было названо бритопус, другое — сиодон. С. Куторга обратил внимание на их сходство с архаи­ ческими млекопитающими и включил новых животных в группу неполнозубых млекопитающих. Период с первых работ С. Куторги и до конца 60-х годов прошлого века был периодом интенсивного изучения остатков и исследования самих медистых пес­ чаников, включающих эти остатки. В числе пионеровисследователей необходимо назвать В. Квалена, В. Фи­ шера, Э. Эйхвальда и X. Майера, чьи имена неразрыв­ но связаны с историей отечественной палеонтологии. Среди них важнейшая роль принадлежит Ванген­ хейму Квалену. Горный инженер, директор группы за­ водов в Южном Приуралье, он был энтузиастом поис­ ков и сбора окаменелостей по всему Западному При­ уралью. Именно его многочисленные находки послужи­ ли упомянутым исследователям основой для описания фауны медистых песчаников. Часть его сборов — расте­ ния и беспозвоночные из Башкирии, Пермской губер­ нии— были описаны С. Куторгой в 1842, 1844 годах. В. Квален написал серию очерков о местонахождениях остатков позвоночных и растений, об условиях залега­ ния медных руд и дал стратиграфию (общую последо­ вательность напластований) толщи медистых песчани­ ков. К началу интенсивного изучения окаменелостей из медистых песчаников относится событие, которое сыгра­ ло важнейшую роль в геологическом изучении При­ уралья и Урала. Этим событием было установление в России пермской системы. В 50—60-х годах прошлого века работы Э. Эйхвальда и X. Майера обобщили ре­ зультаты предшествующих исследований по позвоноч­ ным из Приуралья. К этому времени пермские пресмы­ кающиеся уже были открыты в Южной Африке, и их сходство с пресмыкающимися из медистых песчаников впервые отмечено X. Майером. Позднее, в конце 70-х го­ дов, к этому же выводу пришел английский палеонто­ лог Оуэн. Он установил более точное положение при­ уральских ящеров и поместил их в группу зверообраз­ ных, найденных во множестве в пермских отложениях Южной Африки. В дальнейшем это обстоятельство на­ ложило отпечаток на всю последующую историю перм­ ских пресмыкающихся европейской части СССР. 19

К середине XIX века большинство медных рудников Приуралья уже бездействовало, а в начале XX века су­ ществовали лишь единичные действующие рудники в Башкирии. С упадком медного дела число находок по­ звоночных резко сократилось. Новая страница в геологической летописи пермской системы была открыта в последние десятилетия. Это связано с именем очерского краеведа А. Нецветаева. Однажды член его кружка — школьник Павел Касья­ нов — принес зеленую глину из старой каменоломни у д. Ежово, расположенной в 7 км от Очера. Находку пе­ реправили в Пермь геологам. Выяснилось, что «зеле­ ная глина» — редкий, известный только в Прикамье минерал волконскоит. Он был описан впервые в «Гор­ ном журнале» в 1930 году. Этот минерал служит сырь­ ем для изготовления высококачественных художествен­ ных красок, и, естественно, геологи заинтересовались находкой. Вскоре высокий склон ручья у д. Ежово был рассечен сетью шурфов для выяснения особенностей за­ легания залежей волконскоита и оценки запасов. Они оказались невелики, однако Ежово и Очер стали широ­ ко известны палеонтологам благодаря уникальной на­ ходке, сделанной проходчиками. В 1949 году в одном из шурфов обнаружили окаме­ нелые кости каких-то крупных животных, в другом на­ шли часть скелета и череп небольшого хищника. В 1952 году были проведены рекогносцировочные ра­ боты в Ежово. Небольшая раскопочная площадка, за­ данная у шурфа с первыми и близкими к поверхности костями, не принесла массовых находок и показала рас­ сеянное залегание костных скоплений. Одновременно была исследована вся сеть шурфов и тщательно пере­ смотрены отвалы пород. В отвалах некоторых шурфов встретились обломки костей. Расчистка засыпанных шурфов также дала результаты: кости были найдены в стенках на разных уровнях. Находки, нанесенные на план, укладывались в широкую полосу западно-северозападного направления. Длина полосы достигала 250 м. Из всех очевидных фактов напрашивался единственный вывод: вдоль склона, в толще глинистых песчаников, скрывалось гигантское кладбище пермских ящеров. Ме­ стонахождение по масштабам напоминало динозавровые местонахождения пустыни Гоби, открытые экспедицией профессора Ефремова. 20

За три последующих полевых сезона площадь раско­ пок составила более 6 тыс. м2, и на отдельных участках костеносные слои были разработаны до глубины 15 м. В ходе работы выяснилось, что местонахождение при­ урочено к краевому участку крупной линзы песчаников в верхней части склона долины ручья. Кости и скелеты животных были найдены в широкой, до 30 м, полосе вдоль длинной оси костеносной линзы. Это создавало исключительно благоприятную возможность разраба­ тывать линзу поперек длинной оси и сбрасывать тысячи кубометров отвалов к подножию склона. Максимальная концентрация скелетных остатков в линзе была сосредо­ точена в интервале глубин от 2 до 9 м. Комплекс окаменелостей здесь весьма разнообразен. Растительные остатки встречаются в виде углистых включений, реже в виде обломков стволов растений, замещенных породой, и обычно представлены отпечатка­ ми листьев и веточек. Из беспозвоночных животных имеются довольно многочисленные двустворчатые прес­ новодные моллюски. У большинства их створки рако­ вины сомкнуты, а окружающая порода окрашена в вишнево-красный цвет. Очевидно, процесс накопления песков и глин шел с большей скоростью, чем процесс разрушения мягких тканей моллюсков внутри раковин. Остатки рыб-палеонисков очень редки. Земноводные лабиринтодонты часты, причем найдены только черепа. Подавляющее большинство остатков (не менее 95%) — скелеты, части скелетов, черепа и отдельные кости — принадлежат различным группам зверообразных те­ рапсид. Состав фауны позвоночных местонахождения ока­ зался совершенно новым для Приуралья и вообще для пермских отложений. Фауна насчитывает по меньшей мере 12 родов и видов наземных позвоночных. Среди них лишь единственный лабиринтодонт — мелозавр, ши­ роко распространенный в основании толщи медистых песчаников, — обнаружен в очерской фауне. Другой представитель лабиринтодонтов из Очера (получивший название камакопс — по р. Кама) принадлежит к груп­ пе, обычной в нижнепермских отложениях Северной Америки и Западной Европы. Одну из основных групп очерских терапсид состав­ ляют хищные зотериодонты. В очерской фауне эта группа содержит 3 самостоятельных рода. Первый — 21

биармозух — назван по имени легендарной страны Би­ армии. Биармозухи — легкие подвижные наземные хищ­ ники около 1,5 м. длиной. Клыки острые, заклыковые зу­ бы мелкие, шея длинная, туловище слабо сжато с бо­ ков, хвост длинный, тонкий. Биармозухи, по-видимому, полуводные животные, питавшиеся рыбой или другой некрупной добычей. Места их обитания располагались в рукавах и протоках дельтовых русел. Два других рода — зотитанозух и ивантозавр — круп­ ные хищники с длинными, изогнутыми клыками, высту­ павшими за край нижней челюсти. Оба они сходны строением черепа, но ивантозавр — первый в истории наземных позвоночных крупнейший хищник, не уступав­ ший размерами более поздним иностранцевиям северо­ двинской фауны. Необычная мощь саблевидных клы­ ков позволяет рассматривать ивантозавра прототипом саблезубых, адаптацией наземных хищников. Главную группу терапсид очерской фауны состав­ ляют дейноцефалы. Им принадлежит большинство ске­ летных остатков, отнесенных к 4 родам и 5 видам. В эко­ логическом отношении они также весьма разнообразны и объединяют как сравнительно крупных хищников, ве­ личиной с крокодила, так и очень крупных, соизмери­ мых с бегемотом. Среди хищных дейноцефалов примечателен архео­ сиодон. Как видно из названия, он близок сиодону, впер­ вые описанному С. Куторгой, но отличается более при­ митивным строением. Он характеризуется крупными размерами, очень мощными изогнутыми клыками и крепкими челюстями. Растительноядные дейноцефалы включают 3 рода и объединены в самостоятельное семейство эстемменозу­ хид, или венценосных ящеров. Внешним видом, разме­ рами, образом жизни они несколько различны, но общей для всех страшноголовых особенностью является утол­ щенность костей черепа, особенно в теменной области крыши. Яркий пример в этом отношении показывает эстемменозух. Фантастический и причудливый облик че­ репа не только ставит его в число самых страшного­ ловых дейноцефалов, но и вообще выделяет среди всех известных пермских ящеров. Два вида рода эстемменозуха отличаются прежде всего величиной, и нет необходимости касаться деталей их строения. Первый из них — венценосный уральский 22

яшер — представляет собой очень крупное, неуклюжее животное с тяжелым бочковидным туловищем и толсты­ ми широкими лапами. Второй вид эстемменозуха — вен­ ценосный удивительный ящер — отличается очень ши­ роким черепом и присутствием на темени довольно длин­ ных и раздвоенных рожек. Этот растянутый в ширину череп и венчик костных рожек придают животному од­ новременно странный, живописный и неповторимый облик. Эстемменозухи — животные амфибиотического, полу­ водного образа жизни. Весьма интересно, что крупней­ шие ящеры очерской фауны — эстемменозух и ивантозавр — составляли естественную пару антагонистов — растительноядного и хищного животных, связанных об­ щей областью обитания в верхних участках дельт, бо­ гатых растительностью. В этом семействе имеются и другие дейноцефалы. В очерской фауне есть остатки еще двух животных, которые составляют на общем фоне сотые доли процен­ та от основной массы остатков. Они также принадлежат терапсидам, но найдены в стороне, на краю костенос­ ной полосы, обращенной к руслу древней реки. Их ис­ ключительная редкость в захоронении говорит о том, что остатки принесены издалека, с высоких участков суши, удаленной от водных бассейнов. Следовательно, эти остатки принадлежали типично наземным живот­ ным. После смерти скелеты разрушались, рассеивались по поверхности и обычно не достигали мест захоро­ нения. Часть скелета одного из таких животных позволяет представить его как типично наземное, подвижное жи­ вотное, около метра величиной, с легким, сжатым с бо­ ков телом и длинным хвостом. Его особенности подчер­ кивают не просто наземность животного, но и способ­ ность к двуногому, «бипедальному» передвижению или бегу по суше, при котором хвост играл роль балансира. Иными словами, это животное, названное хтомалопор, отмечает появление новой, выгодной в борьбе за суще­ ствование экологической адаптации, впервые осущест­ вленной у пермских терапсид. Возникновение таких адаптаций предположительно связывали с предками ди­ нозавров середины триасового периода, то есть позднее на несколько десятков миллионов лет. 23

Другой пример наземных животных ярко показывает род очерия, известная по единственному черепу в общей массе остатков. Это небольшое, около полуметра, по­ движное животное с легким черепом. Передние зубы до­ лотовидные, острые. В середине зубного ряда помещают­ ся крупные тупоконические зубы, приспособленные для раздавливания пищи. Очень крупные глазницы позво­ ляют предполагать, что очерия вела ночной или сумереч­ ный образ жизни и питалась мелкими животными, воз­ можно насекомыми. Судя по строению черепа, очерия стоит в основании особой ветви терапсид, которая дала начало так называемым дицинодонтам. Очерская фауна, новая по составу видов, родов и семейств, в более крупных систематических группах сходна с фауной медистых песчаников. Последняя, как упоминалось, охватывает отрезок, равный по меньшей мере половине позднепермской эпохи. В целом, в силу сложившихся обстоятельств, остатки позвоночных из медистых песчаников крайне неравноценны по полноте, сохранности, возрастной датировке. Известные остатки дают лишь обобщенное представление о животном мире Приуралья, оставляя неясными конкретные, отдельные этапы развития. В этом отношении очерская фауна, разнообразная по составу, единая по времени существования, стала новым узловым эталоном пермской фауны. Ее основные группы более близки к пеликозаврам, чем любые другие терап­ сиды Приуралья. Древний облик фауны подчеркивают и лабиринтодонты, также уходящие корнями к ранне­ пермским группам. Очерская фауна представляет целый комплекс, который в эволюционном отношении прекрас­ но вписывается между пермскими фаунами Северной Америки и Южной Африки. Ее общее значение на фоне других позднепермских фаун еще более возрастает, по­ скольку она содержит новые группы, уже обособленные в своем развитии, но еще близкие к истокам зверообраз­ ных терапсид. Вот так можно представить упрощенную картину хронологической последовательности фаун: Нижняя пермь: Пеликозавровая фауна Северной Америки Верхняя пермь: Очерская дейноцефаловая фауна 24

Ишеевская и южноафриканская дейноцефаловые фауны Северодвинская и южноафриканская перейазавровые фауны. Местонахождения позвоночных Приуралья в подав­ ляющем большинстве приурочены к линзам песчано-гли­ нистых пород. С этими же комплексами связано оруде­ нение медистых песчаников, в которых попутно с разра­ боткой руды были обнаружены когда-то кости ящеров. Но оруденение в медистых песчаниках обычно захва­ тывает вмещающие линзы и все органические остатки, которые подчас полностью пропитаны соединениями меди. В ежовском местонахождении, расположенном за пределами полосы медистых песчаников, наблюдается иная картина. Комплекс органических остатков также связан со своеобразным оруденением — залежами мине­ рала волконскоита, но минерализованы исключительно растительные остатки, заключенные в песчаниках. Вол­ конскоит и остатки позвоночных известны в Очерском районе не только в д. Ежово. Однако ежовское место­ нахождение, как наиболее типичное по своим особенно­ стям, позволяет полагать, что очерские песчаники с вол­ конскоитом и позвоночными представляют особый тип отложений. Поле их распространения ограничено в ос­ новном правобережьем р. Камы. На западе и юго-запа­ де, судя по находкам волконскоита, очерские песчаники распространены преимущественно в междуречье Камы, Чепцы и Вятки. Остатки позвоночных обнаружены в этих районах в трех пунктах: неподалеку от с. Частые, у при­ стани Ерзовка, у с. Галево иуд. Сидоровы Горы. В этих же пунктах известен волконскоит, а у Ерзовки найден лабиринтодонт камакопс, такой же вид, как и в Ежово. Ниже по Каме у Сарапула также известны находки дей­ ноцефалов очерского типа. Нахождение волконскоита совместно с позвоночными очерской фауны не дает оснований полагать, что этот минерал связан с разновозрастными отложениями, как это имеет место для меденосности в толще медистых песчаников. Более вероятно, что очерские глинистые пес­ чаники с остатками позвоночных и залежами волконскои­ та сформировались за короткий отрезок времени, соответ­ ствующий ранним этапам накопления толщи медистых песчаников. Разумеется, связь остатков позвоночных с медисты­ 25

ми песчаниками или волконскоитом не передает всего многообразия типов местонахождений. Оруденение лишь подчеркивает специфику минерализации, которая опре­ деляется уже другими причинами и не имеет прямого отношения к закономерностям образования линзовых комплексов. Местонахождения позвоночных, будучи од­ нотипными по своему строению, часто не имеют и сле­ дов какого-либо оруденения. Такая картина обычна для местонахождений европейской части СССР. Тем не менее, для Западного Приуралья сопутствующее место­ нахождениям медное оруденение, а для Пермского При­ камья и Удмуртии — волконскоит, несомненно, повыша­ ют перспективы поисков позвоночных. Очерская фауна вошла в мировые справочники по па­ леонтологии. Подавляющая часть коллекций хранится и выставлена в музее Палеонтологического института АН СССР. Слепки венценосных ящеров — эстемменозухов — имеются в Пермском областном краеведческом музее, в Чикагском музее естественной истории в США и в Тю­ бингенском университете в ФРГ. Часть коллекции очерских ящеров (два черепа эстем­ менозуха, черепа зотитанозуха, ивантозавра, архиосио­ дона, скелет биармозуха и несколько реконструкций жи­ вотных) уже дважды побывала в Японии. Действовав­ шая там палеонтологическая выставка АН СССР «Жи­ вотный мир минувших эпох» пользовалась необычайной популярностью, и общее число посетителей превысило 3 млн. человек. Выставка, подготовленная советскими палеонтологами, несла огромную познавательную на­ грузку. Очерские ящеры заняли в выставке свое место, как «свидетели» одной из минувших эпох, отраженной в геологической летописи Приуралья. Какие местонахождения вымерших животных и расте­ ний следует считать палеонтологическими памятниками? К их числу принадлежат естественные или искусст­ венные обнажения или выработки горных пород с остат­ ками ископаемых растений, беспозвоночных и позвоноч­ ных животных и некоторые редкие минералы органиче­ ского происхождения (например, волконскоит). В осно­ ве критерия палеонтологических памятников лежит их редкость или неповторимость, а также их выдающееся научное значение для познания древнейшей истории края. Помимо ежовского местонахождения, сюда относится местонахождение пермских земноводных лабиринтодон­ 26

тов и пресмыкающихся котилозавров непосредственно в черте Перми в обрыве Камы. В Кунгурском районе, на Сылве выше устья Чекар­ ды, расположено уникальное местонахождение пермских насекомых, земноводных и растений. Оно — единствен­ ное и наиболее древнее в Приуралье. В эту же категорию входят геолого-палеонтологиче­ ские памятники: например, известные на весь мир ме­ сторождения березниковских калийных солей, сылвен­ ские рифы, пещеры с остатками вымерших животных. Каковы должны быть меры охраны подобных уни­ кальных памятников? Прежде всего — прекращение вся­ кого рода работ на их территории, помимо тех, которые имеют целью сохранение или научное изучение памят­ ников. Те и другие работы должны проводиться под не­ посредственным руководством и по указанию специали­ стов. Следовательно, эти категории памятников требуют отчуждения территорий по решению государственных органов. В целом же меры по охране должны сопровож­ даться разъяснительной работой через школы, кружки, музеи и местную печать. Во многих случаях наблюде­ ние за сохранностью памятников могут осуществлять местные музеи. Вопрос о необходимости популяризации, охраны и увеличения числа памятников не вызывает сомнений. Палеонтологические заказники в Приуралье еще не созданы, и есть основания начать их с места раскопок в Ежово. Это местонахождение с примыкающими участ­ ками склона, выше по ручью на 3 км и ниже на 2 км, следует отвести для палеонтологического заказника. У входа в Очерский краеведческий музей можно было бы установить реконструкцию венценосного ящера. От­ лить ее из чугуна несложно, вероятно, на Очерском за­ воде. В областном краеведческом музее имеет смысл расширить раздел экспозиций о раскопках в Ежово. Парадоксально, но в Перми — в краю пермской си­ стемы и уникальных ящеров — не ведутся ни поиски, ни изучение этих животных и нет специалистов этого про­ филя. Наиболее реальным вариантом исправления суще­ ствующего положения представляется организация в естественнонаучном институте при Пермском универси­ тете группы палеонтологов из 2—3 человек. Этого впол­ не достаточно для начала поисков и планомерного изу­ 27

чения палеонтологических сокровищ Пермского При­ уралья. Уникальные памятники природы, как часть нацио­ нальных богатств, как объекты науки и общечеловече­ ской культуры, заслуживают доброго и бережного отно­ шения.

ОТРОГИ ЮЖНОГО ТИМАНА хИ территория ограничена с юго-восто­ ка р. Колвой в районе городов Ныроба и Чердыни, с северо-запада — реками Ын, Сыс и Нем, северо-восточная гра­ ница проходит по долинам рек Вишер­ ки, Березовки и Молох. Юго-запад­ ная граница проводится по долинам рек Джурич, Южной Кельтме, Каме и Вишере на Чердынь. Начало географическому исследованию Колво-Ви­ шерского края положили географы Русского географи­ ческого общества. Первые геологические карты Тимана и Колво-Вишерского края составлены П. Кротовым и Ф. Чернышовым. П. Кротов впервые установил связь структур Южного Тимана и Полюдова Камня. Она вы­ ражена цепью тектонических структур северо-западного простирания, представляющих отроги Южного Тимана. Особый интерес вызывает работа В. Мамонова (1911) в бассейне р. Пильвы, проводившего изыскание трассы железной дороги между Троицко-Печерском и Соликам­ ском. Он описал все наиболее заметные выходы горных пород на р. Пильве, а также карстовые образования и пещеры в 8 км севернее, северо-восточнее д. Ксенофон­ това, в местечке Пещерная гарь. В XIX — начале XX века в Чердынском крае побыва­ ли и провели научные исследования этнограф Ф. Исто­ мин, гидробиолог П. Кантеев, известный пермский исто­ рик А. Дмитриев, опубликовавший ряд трудов под на­ званием «Пермская старина», археологи А. Спицын, Н. Новокрещенных, С. Сергеев, Ф. Теплоухов, О. Клер, Н. Чупин, И. Кривощеков. Новый этап изучения Тимана, после Великой Ок­ тябрьской социалистической революции, был начат ис­ следованиями А. Чернова, Д. Наливкина. Несколько 28

позже геологические работы проводились Б. Лихаревым, О. Нейман-Пермяковой и В. Пермяковым, А. Ивановым. Решая проблему переброски вод северных рек в Кас­ пий, в пределах изучаемой территории проводили изыс­ кания геологи Камской и Печорско-Вычегодской экспе­ диций Всесоюзного геологического института. Наиболее полные сведения по геологии Ксенофонтовского блока земной коры приведены в работе геологов Г. Дуткевич и М. Калмыковой (1934). Ими же введен термин «Кол­ во-Вишерский край» и намечены границы края. Геоло­ ги и геофизики выделяют на Тимане так называемый кристаллический фундамент и перекрывающий его «оса­ дочный чехол». Особенно интересны работы А. Розанова (1947), Н. Чочиа (1955) и П. Оффмана (1945—1961). Основные черты рельефа территории определяют Немская возвышенность, Ксенофонтовская гряда и при­ легающие к ним прогибы. Наиболее возвышенные юговосточные отроги Южного Тимана, как и весь Тиман, выражены слабо. Абсолютные высоты возвышенностей отрогов Южного Тимана в пределах Пермской области достигают 270—315 м. Прилегающие равнины Юго-За­ падного Притиманья и Верхнепечорской депрессии рас­ положены над уровнем моря на высоте 130—150 м, бли­ же к Южному Тиману рельеф повышается до 200 м. У оси современных отрогов Южного Тимана, вдоль рек Пильвы и Золотухи, протягиваются скалистые склоны долин, имеющие высоту до 20—30 м над урезом воды. Все водораздельные пространства равнины юго-за­ падной окраины изучаемой территории имеют довольно однообразный полого-волнистый рельеф, обусловленный эрозионной деятельностью временных и постоянных по­ верхностных водотоков. Район отрогов Южного Тимана и Юго-Западного Притиманья является цельной геологической структурой, представляющей особый интерес для ученых, исследую­ щих проблемы геологической истории Урала и Тимана, образования и размещения полезных ископаемых, рас­ тительного и животного мира, исторической географии и археологии, водных и вообще природных ресурсов, ра­ ционального использования их и охраны окружающей среды. Цельность геологической структуры изучаемого райо­ на заключается в том, что здесь древнейшее глыбово­ складчатое сооружение Южного Тимана находится в 29

теснейшем сочленении с Предтиманским краевым про­ гибом. Река Пильва — как район и центральная река иссле­ дуемой территории — примечательна тем, что в верхнем течении воды ее омывают глыбово-складчатые сооруже­ ния самых юго-восточных отрогов Южного Тимана. Здесь, среди массивов карбонатных пород каменноуголь­ ного и пермского периодов, приподняты и обнажены об­ разования одной из древнейших эпох Земли — протеро­ зоя. В геологии такие структуры обычно имеют название горстов. Они характерны для древнейшего горного со­ оружения, каким является Тиманский Кряж. В отличие от Тимана, на Урале преобладают складчато-надвиговые структуры. В связи с близостью рассматриваемой тер­ ритории к Уралу здесь отмечаются элементы субмери­ диональных надвиговых структур. Таких интересных геологических районов немного в нашей области, в связи с чем они подлежат охране и дальнейшему изучению. Ксенофонтовский участок — первая охранная зона. Наиболее крупной и наиболее полно изученной геологи­ ческой структурой является Ксенофонтовский горст. На водоразделе примерно в 3 км северо-восточнее д. Ксено­ фонтова в виде останца 10x20 м виден выход розовых кварцитов одной из древнейших эпох Земли — верхнего протерозоя. Высота останца незначительная, не более 3—4 м. Других заметных естественных выходов пород верхнего протерозоя в пределах Ксенофонтовского и других горстов не установлено. Здесь верхнепротерозой­ ские породы вскрываются лишь с применением горных или буровых работ. Более многочисленны выходы известняков пермского геологического периода, слагающих юго-западное крыло Ксенофонтовского горста. Примерно в 2 км ниже д. Ксе­ нофонтова по течению р. Пильвы на правом берегу у родника наблюдается скальный выход светло-серого пе­ рекристаллизованного известняка, возвышающегося в 6 м от воды и простирающегося под прямым углом к реке в виде гребня в северо-восточном направлении. Над пер­ вым гребнем в 40 м над водой виден второй. На левой стороне реки в основании коренного склона наблюдается выход более мощного ключа, на котором когда-то стояла мельница. По-видимому, выходы родников и гребневид­ ные скалы известняков указывают на существование в этом месте крупного разлома земной коры. 30

Геологические памятники природы, Южного Тимана

В 600 м ниже по течению на правом берегу Пильвы против устья Дурного Лога в 4 м и 10 м от уреза воды обнажаются светло-серые слоистые известняки, в кото­ рых встречаются окаменевшие остатки пермских корал­ лов и криноидей. Еще ниже по течению в 5 км от Ксе­ нофонтова на правом берегу Пильвы взору исследова­ теля открываются четыре отвесные живописные скалы «чурки» светло-серого кристаллического известняка. Эти скалы носят название Кудряш-Камень. Высота их до­ стигает 17—18 м, ширина «чурок» колеблется от 18 до 50 м. Ниже скальных выходов русло Пильвы становится глубоким и более широким, течение воды медленное. На левом берегу Пильвы у заброшенной д. Кубари уже вы­ ступают более молодые пермские породы: зеленовато­ бурые известковые песчаники и плитчатые глинистые известняки, известные в геологической литературе как «Соликамские плитняки». Другие скальные выходы массивных известняков на южном погружении Ксенофонтовского горста следует отметить в местности Дурной Лог, находящейся к югу от д. Ксенофонтова. На правом склоне лога старый карьер для мощения дороги из Чердыни на Кельтму и Вычегду. Пласты светло-желтого известняка прости­ раются на северо-запад и падают в юго-западном на­ правлении. В известняках встречаются в изобилии остат­ ки пермских кораллов. Далее к югу в вершинах Куд­ ряшевского Лога в густой еловой чаще над поляной наблюдается скальный выход таких же светло-желтых известняков с кораллами. Двигаясь вниз по Кудряшев­ скому Логу, на левом склоне в 150 м от предыдущего скального выхода видна отвесная скала известняков высотой 12—15 м, известная под названием Камешек. Известняки в скале простираются с юго-востока на се­ веро-запад и падают в юго-западном направлении. Ска­ ла Камешек прослеживается вниз по логу на расстоянии более чем 300 м. Аналогичные выходы известняков из­ вестны и по правому склону Кудряшевского Лога, а так­ же по р. Ляге. Над д. Ксенофонтова возвышается гора, сложенная известняками. Везде видны куски и осыпи светло-серых пермских известняков, иногда с фауной крупных фузу­ лин. С горы на северо-запад открывается вид на котло­ вину депрессионного происхождения (Зернинский гра32

бен), поросшую елово-пихтовым или смешанным лесом. Тут и там видны кроны могучих кедров. По тропинке на Пещерную гарь, на правом склоне Согринского Лога, в глухом еловом лесу виден скаль­ ный выход серых окаменелых известняков, слагающих северо-западное крыло Ксенофонтовского горста. Далее на север вдоль водораздела, в 3 км от д. Ксенофонтова, у тропинки, заваленной в настоящее время деревьями грандиозного лесоповала, в виде выступа высотой 3 м и длиной около 25 м виден выход на дневную поверх­ ность светло-серых кристаллических известняков, про­ стирающихся в южном направлении и погружающихся на восток. Это место называется Избушечья гарь. По всему району развития пермских известняков вид­ ны одиночные карстовые воронки, размеры их, как пра­ вило, небольшие, глубина редко достигает 2—3 м, в по­ перечнике— до 5—6 м. Реже наблюдаются спаренные воронки, иногда в стенках воронок можно наблюдать скальные выходы известняков. Грандиозное обнажение розовато-серых органогенных и окремнелых известняков, слагающих западное крыло Инидорско-Золотухинской горст-антиклинали, видно в пределах меридионального отрезка долины р. Золотухи в верхней части правого склона в местечке Каменная гарь. Длина отдельных скальных выходов достигает 100 м, а высота — 20 м. Цепь скальных выходов с р. Зо­ лотухи прослеживается в меридиональном направлении к югу и осложняет восточные склоны горы Соски. Цепь горстовых структур уральской ориентации, за­ жатых карбонатными массивами, протягивается до вер­ ховьев правых притоков Кукъювож. Прослеживается в этом направлении и цепь карстовых воронок. С вер­ шины водораздела из местечка Пещерная гарь открыва­ ется прекрасная панорама долины Колвы. На горизон­ те видны отдельные вершины гор-камней Коркас, Ки­ кус, Рассольный, Ветлан и Полюд. Местное название местечка Пещерная гарь дано по пещере в карбонатном массиве восточного крыла Ини­ дорско-Золотухинской горст-антиклинали. Здесь самая большая карстовая воронка, диаметром около 10 м и глубиной 8 м. На склоне ее обнажены известняки, в которых имеется лаз. Впервые пещера была описана В. Мамоновым в 1911 году. По его описанию следует, зз

что в 8 км севернее д. Ксенофонтова в одной из карсто­ вых воронок в скале есть лаз-коридор в северном на­ правлении высотой 1,2 м, шириной 2 м. Через 8 м кори­ дор расширяется в камеру. Потолок образован ровными плитами серого кристаллического известняка, слабо на­ клоненного на восток. Сталактитовых и сталагмитовых образований в пещере не обнаружено. В породе наблю­ даются выделения темного кремня и многочисленных раковин брахиопод. Кроме выхода из камеры, имеется лаз в юго-западном направлении, на северо-востоке — уз­ кая щель. В продолжении входного коридора в северном направлении — еще один лаз длиной до 8 м с расшире­ нием посередине. Далее коридор прегражден осыпью. Су­ дя по тяге воздуха, за осыпью, по-видимому, следует продолжение пещеры в северном направлении. В летние периоды реки Золотуха, Инидор и другие более мелкие притоки Пильвы закарстованной области полностью пересыхают. Явление подземного выщелачивания трещи­ новатых карбонатных пород в своде Инидорско-Золо­ тухинской горст-антиклинали развито широко, и пеще­ ры здесь не редкое явление. На первых порах охрану природы и уникальных геологических объектов Ксенофонтовского поднятия сле­ дует распространить на район левобережья Пильвы от широты разрушенной д. Кубари на юге и до р. Кукъю­ вож на севере. Это преимущественно водораздельное пространство, где часть водотоков (реки Щугор, Вижаи­ ха, Бубыл) текут на восток и впадают в реки Вишерку и Колву, р. Кукъювож уже несет свои воды на север и совместно с р. Нем входит в бассейн Вычегды. Пильва и ее притоки несут свои воды в Каму. Общая площадь Ксенофонтовского участка охраны 400 км2. На территории Ксенофонтовского участка ох­ раны следует прекратить рубку небольших сколков таеж­ ного леса со стороны поселков Колва и Вильва, остав­ ленных от предыдущих лесоразработок. Центром охран­ ной зоны предлагается д. Ксенофонтова. Дивий Камень— вторая охранная зона. Из других одиночных охранных объектов исследуемой территории следует назвать пещеру, расположенную на правом бе­ регу Колвы в горе под названием Дивий Камень и в 10 км севернее Ныроба. В отличие от пещеры в урочище Пещерная гарь, здесь известны натечные известковые образования — сталактиты и сталагмиты. Размеры пе34

шеры внушительные, длина всех коридоров — 3244 м. Если пещера в пределах урочища Пещерная гарь нахо­ дится в труднодоступной местности, а вход ее завален камнями, то Дивья пещера хорошо изучена и часто по­ сещается туристами. Кроме Дивьего Камня, в районе пещеры известны камни Ветлан и Боец. Впервые Дивья пещера упоминается в сочинении Н. Рычкова «Дневные записки...» (1770). Зуд-гора — третья охранная зона. К охранной зоне относится участок гипсового карста в районе Зуд-горы на р. Нем. Цепь карстовых воронок начинается от вер­ ховьев левых притоков р. Нем-Повпуа в пределах изу­ чаемой территории, затем с левого берега р. Нем ворон­ ки переходят на правый и прослеживаются на северо-за­ пад от Зуд-горы и далее вдоль верховьев правого при­ тока р. Нем-Закубан. Максимальная ширина закарсто­ ванной полосы 8—10 км. Наибольший интерес представляют воронки в районе Зуд-горы, расположенной на участке резкого коленооб­ разного изменения течения р. Нем. Здесь имеется целая полоса, характеризующаяся воронками, сухими оврага­ ми и карстовыми озерами. Пересекая долину р. Нем с севера на юг, она занимает площадь более 10 км2. Воронки большей частью мелкие и редкие, некоторые из них достигают глубины 10 м, в поперечнике же их раз­ меры колеблются до 100 м. Наряду с правильными округлыми воронками, есть воронки эллипсовидные или неправильных очертаний, карстовые впадины и котлови­ ны размером до 200 м в диаметре. Часто встречаются це­ лые семейства дочерних воронок, образовавшихся по склонам одной наиболее обширной воронки или котло­ вины. Значительно реже — сухие овраги, лежащие в по­ ле развития карстовых воронок. Большая часть воронок задернована, и все поле распространения их покрыто сосновым лесом. Сравнительно редки воронки с водой и еще реже карстовые озера, имеющие в поперечнике не более 200 м. Фадино — четвертая охранная зона. Помимо карбо­ натного, гипсового карста, в пределах исследуемой тер­ ритории развит также соляной карст. Обширной обла­ стью развития соляного карста являются районы Верх­ непечорского и Верхнекамского месторождений калий­ ных солей, которые частично размещены вдоль долины рек Березовки, Вишерки, Колвы и Вишеры. По исследо­ 35

ваниям С. Орлянкина (1936), было установлено, что многие водоисточники вдоль долины р. Вишерки выно­ сят из глубин земли большое количество минерализо­ ванных карстовых рассолов хлоридно-натриевого соста­ ва. Формирование хлорнатриевых карстовых рассолов происходит примерно по такой же схеме, как и в пре­ делах Верхнекамского месторождения калийных солей, то есть в восточной наиболее приподнятой части Верхне­ печорского месторождения калийных солей, откуда под­ земные воды движутся на запад, в сторону долины р. Вишерки, где и разгружаются. Охраняемыми объектами по соляному карсту следует считать группу Еловско-Ларевских соляных озер, а так­ же соляные водоисточники. Пыдол — пятая охранная зона. Область соляного карста, связанная с предтиманским краевым прогибом, изучена слабо. По отрывочным сообщениям и наблюде­ ниям известно, что в районе с. Вильгорт имеются хлор­ натриевые источники с большим запасом слабосерово­ дородных грязей. В 8 км северо-западнее с. Цильва есть воронкообразное углубление, из которого берет начало водоисточник с голубоватой водой хлоридно-натриевого состава, далее у разрушенной д. Лобырь (верховья р. Сыпан) имеется озерцо с голубой водой. На дне озер­ ца видны грифоны восходящих ключей, привкус воды солоноватый, со слабым запахом сероводорода. Следующая группа солоновато-водных и сероводо­ родных источников (4 источника) находится на р. Пильве у пос. Пильва, а также в 9 км вверх по течению на ле­ вой стороне р. Пыдол. Ширина зоны Пыдольской группы не менее 5—6 км. Около источников имеются скопления бурых железняков типа «болотных» железных руд, а также значительные скопления сероводородной мине­ ральной грязи и «барежины» — студневидных образова­ ний клеток серобактерий, водорослей и продуктов их обмена. Содержание сероводорода здесь достигает 100 мг/л. Охраняемым объектом этой группы сероводо­ родных источников следует считать наиболее крупный Пыдольский сероводородный источник. Остаются совершенно неизученными проявления ас­ фальтита по р. Лопье, находящиеся в 15 км северо-за­ паднее Пыдольского сероводородного источника. Зона проявлений асфальтитов, солоновато-водных и серово­ дородных источников предварительно прослежена на 36

расстоянии 100 км (с. Вильгорт — р. Дозмера), ширина ее в районе пос. Пильвы — 5—6 км. По всей вероятности, выходы сероводородных и хлор­ натриевых вод обязаны своим происхождением глубин­ ному разлому, образующему в рельефе протерозойского основания гравитационный уступ общего северо-запад­ ного Тиманского направления, одного из канин-полюдов­ ской системы глубинных разломов. Памятники природы и археологии по рекам Березов­ ке, Колее, Вишере — шестая охранная зона. В пределах

ранее выделенного памятника природы оз. Чусовского в разряде особо охраняемых объектов следует назвать возвышенные и обрывистые берега озера, известные у местного населения под поморским термином «носок» (мыс). На восточном берегу озера различают три носка: Кременной, Средний и Еловый, на западном берегу — носок Каменный. Особый интерес представляет запад­ ный обрыв, обусловленный соляной разрывной дислока­ цией и глубинным Чердынским разломом. История изучаемой территории богата и интересна вещественными археологическими памятниками. Наи­ больший интерес представляют памятники со следами производственной деятельности древнейших обитателей Прикамья, особенно с признаками цветной и железной металлургии (плавильные печи, формочки для литья, шлак и др.). Часть памятников постепенно исчезает с ли­ ца земли, чаще всего в результате деятельности рек и временных водотоков. Для сохранения уникальных па­ мятников истории края следует предусмотреть ряд охран­ ных мероприятий, исключающих их разрушение. В районе оз. Чусовское известны древнейшие посе­ ления Васюковское, Чирвинское и Лисья Курья, распо­ ложенные на левом берегу р. Березовки и правом бе­ регу р. Чирви в районе хутора Васюкова. Васюковское поселение датируется 3-м тысячелетием до н. э., а Чир­ винское поселение является уникальным многослойным памятником обитания, использовавшимся местным и пришлым населением на протяжении почти 5 тысяче­ летий. Другой памятник археологии — Искорское городище с остатками продуктов проплавки железных руд. Горо­ дище находится в районе д. Мысагорт и в 6 км от Ны­ роба, на естественной возвышенности — каменной горе с крутыми склонами. 37

В 350 м южнее с. Редикор на мысу правого обрыви­ стого берега Вишеры находится Редикорское городище, где также были обнаружены остатки шлака. Древний Редикор просуществовал с VIII по XV век, а в XVI веке был использован русскими поселенцами. В настоящее время Редикорское городище частично разрушено бере­ говым обвалом со стороны Вишеры. В береговых обрывах Вишеры в районе Редикорско­ го городища обнаружена в глинистых известняках уни­ кальная морская фауна брахиопод верхнепермского воз­ раста. Выходы этих пород с морской фауной в Перм­ ском Предуралье чрезвычайно редки, в связи с чем этот участок подлежит особой охране для дальнейших на­ учных исследований. Севернее д. Могильникова на правом высоком бе­ регу Вишеры находится городище, окруженное с двух сторон глубокими оврагами и рвом. По площади Мо­ гильниковское городище значительно превосходит Ре­ дикорское. С высокой площадки городища Вишера осо­ бенно хорошо просматривается вниз по течению. В на­ стоящее время значительная часть Могильниковского городища обрушена в результате постоянного воздей­ ствия Вишеры, особенно в паводковые периоды. У д. Могильниковой находится урочище «сели» — здесь видны остатки плавильных печей и шлак. В районе Могильниковой на берегу Вишеры имеется еще один уникальный фаунистический памятник при­ роды. Здесь в плитчатых мергелях Соликамского яруса верхней перми встречаются редкие отпечатки крыльев гигантских стрекоз. Размах крыльев их достигает 30— 40 см. Памятники природы и археологии по левобережью р. Камы на отрезке с, Бондюг — устье р. Вишеры —

седьмая охранная зона. В районе с. Кольчуг можно наблюдать переход кар­ бонатных пород (глинистых известняков) Соликамского горизонта в терригенные породы шешминского горизон­ та верхней перми. За селом видны следы разработок стяжений бурых железняков, развитых по пириту. Ино­ гда бурый железняк входит в состав цемента ржаво­ бурых песчаников, в которых наблюдаются включения окремнелых стволов пермской древесины. Территория Кельтминской впадины в настоящее вре­ мя испытывает интенсивное вздымание, в результате че­ 38

го Кама «скатывается» в южном направлении и под­ мывает свой высокий правый берег с тенденцией углуб­ ления и спрямления русла. Углубление Камой своего русла за последнее время происходило настолько ин­ тенсивно, что уровень воды в озерах Кумикуш, Ново­ жилове и Челвинское на 4—5 м превышает современ­ ный урез воды Камы. Наибольшее вздымание Кельтминской впадины, без­ условно, приурочено к местечку Елмач-Парма. Нагляд­ ным примером этого вздымания служит обмеление Се­ веро-Екатерининского канала. Канал с перерывом стро­ ился с 1787 по 1822 год, но уже через 16 лет, в 1838 го­ ду, его закрыли для провода судов с Вычегды на Каму и обратно. Позднее только весной и осенью по нему могли проходить лодки с хлебом и солью грузоподъем­ ностью до 200 пудов. В настоящее время канал досту­ пен лишь туристам на легких байдарках. В историче­ ской литературе имеется любопытная деталь: мысль о строительстве канала пришла Петру I. Первый иссле­ дователь природы Урала В. Татищев сообщил Петру I, что пленные шведские офицеры, направленные на Пыс­ корский медеплавильный завод для налаживания гор­ ного дела в Соликамске, докладывали, что две реки берут начало из одного озера. Весной суда с грузом проходили по Каме и по озеру с юга на север на Вы­ чегду и обратно. Обращает на себя внимание безмолвность здешней тайги, нет обычного гомона мелких птах, не видно и боровой дичи. Только по берегам Пильвы встречаются выводки крохалей, в воде плещется рыба. Крупные зве­ ри (медведи, лоси и волки) здесь раньше водились в большом количестве. В пределах рассматриваемой площади имеется ряд магнитных аномалий. Одна из них, наиболее загадочная, вызывает отклонение магнитной стрелки компаса от магнитного меридиана до 15°, и даже в одном случае в ее эпицентре произошло перемагничивание стрелки: северный конец стрелки стал указывать южное направ­ ление. Ксенофонтовская палеосуша — остров в палеозой­ ском море. Прежде чем начать рассказ о Ксенофонтов­ ской палеосуше, необходимо остановиться на общей ха­ рактеристике особенностей глубинного строения изучае­ мой территории. На значительной части ее в течение 39

ряда геологических периодов и эпох палеозойской эры существовала гористая Ксенофонтовская палеосуша островного типа. Со временем с этого участка снесено огромное количество обломочного материала в сосед­ ние области палеозойского моря. Ксенофонтовская па­ леосуша прекратила свое существование только на гра­ нице средне- и верхнекаменноугольных эпох. Повторное поднятие территории произошло в самом конце мезозой­ ской эры. В настоящее время здесь глубоким срезом обнаже­ ны корни структур, по-видимому, в непосредственной близости от магматических очагов. Главными тектоническими нарушениями в районе отрогов Южного Тимана следует считать систему Канин­ Полюдовских глубинных разломов северо-западного про­ стирания и меридиональные, например Ксенофонтов­ ские, надвиговые нарушения уральской ориентации. Здесь по ослабленным зонам и трещинам произошла магматическая инъекция. Выделить четкие границы Ксенофонтовской палеосу­ ши в полной мере не удается из-за крайней недостаточ­ ности геологических наблюдений. Вполне возможно, что Ксенофонтовская палеосуша протягивалась в виде ос­ тровной цепи еще дальше в северо-западном направле­ нии, в районы современной Немской возвышенности к верховьям Рассох Северной и Южной Пильвы, а так­ же в юго-восточном направлении в район Полюдова Камня. Следует отметить также основной и ультраосновной характер проявления магматизма в предполагаемых пределах Ксенофонтовской палеосуши. Впервые прояв­ ления магматизма доказаны в 1968 году геофизически­ ми работами, проводимыми в районе Полюдова Камня. Площадь отрогов Южного Тимана характеризуется сложным магнитным полем, зачастую обусловленным интрузивными комплексами пород. Очень интересными, на наш взгляд, являются поиски заброшенных серебряных рудников в районе д. Ксено­ фонтова, известных еще при Иване III (1440—1505) как «серебро Закамское». В. Мамонов (1911) сообщает о том, что была таинственная опись на церковно-славян­ ском языке, по которой местное население вело поиски серебра в районе выхода древних (верхнепротерозой­ ских) пород. В смутные годы междуцарствия (период 40

польской интервенции) рудники были заброшены, а за­ тем и забыты. Другие источники, например книга Л. Лещенко «Се­ ребро Закамское» (1974), указывают на торговый путь поступления серебра в Прикамье. Дальнейшее изучение Ксенофонтовской палеосуши представляет большой практический и научный интерес. Проведенные исследования показали, что на изучае­ мой территории расположено много природных объек­ тов, которые необходимо сохранить как памятники при­ роды и для будущих научных изысканий, посвященных самым сложным проблемам геологии и географии от­ рогов Южного Тимана. Наряду с природными объекта­ ми, здесь немало исторических памятников, подлежащих охране и изучению. Основным направлением дальнейших геологических изысканий следует считать изучение геологического строения Ксенофонтовского древнего материка по есте­ ственным выходам пород верхнего протерозоя и сред­ него палеозоя в пределах отрогов Южного Тимана. Интереснейших проблем по геологии, географии и истории изучаемой территории более чем достаточно. Каждая из них может превратиться в комплексную, требующую больших усилий различных научных орга­ низаций. Необходимо также продолжить исследование на изу­ чаемой территории различных геологических, гидрогео­ логических, ботанических и других памятников при­ роды.

КУНГУРСКАЯ ЛЕДЯНАЯ ПЕЩЕРА аЗповедник союзного значения Кунгур­ ская ледяная пещера объединяет об­ ширную систему подземных карстовых пустот и расположенный над ними уча­ сток с провальными воронками и ре­ ликтовой растительностью. Заповедник находится на окраине старинного уральского города Кунгу­ ра, в юго-восточной части платообразной возвышенно­ сти, называемой Ледяная гора. Ледяная гора вытяну41

лась с северо-востока на юго-запад между Сылвой и ее притоком Шаквой, возвышаясь до 90 м над уровнем рек и вклиниваясь в городскую территорию. У подножия крутого южного склона, на берегу Сыл­ вы, скрытый зеленью парка, располагается вход в пе­ щеру — бетонированный тоннель. К востоку от тоннеля в обрыве над заброшенным естественным входом в пе­ щеру обнажаются гипсы и ангидриты верхнего (ирен­ ского) горизонта кунгурского яруса, переслаивающиеся с пачками известняков и доломитов. Эти породы, сла­ гающие в основном Ледяную гору, имеют мощность до 60 м. Гипсы перекрыты слоем рыхлых отложений, со­ стоящих из обломков известняка и доломита с глини­ стым заполнителем. Еще выше встречаются песчаноглинистые отложения древней террасы. Известные ходы и гроты Кунгурской пещеры вытя­ нулись по трещинам северо-западного, а также северовосточного направлений и образуют решетчатую систе­ му. Каждое ответвление представляет вереницу расши­ рений-гротов, связанных тесными коридорами. Общее протяжение обследованных ходов составляет 5,6 км. Гроты Великан, Географов и другие достигают 40 м в ширину при высоте обвальных сводов до 10 м. Суммар­ ный объем пустот около 100 тыс. м3. Еще такой же объем занят упавшими глыбами, глиной, подземными водоемами и льдом. В глубине пещеры насчитывается 60 подземных озер. Самое крупное из них имеет площадь 1300 м2 и глубину до 3 м. В ближней к выходу части пещеры круг­ лый год сохраняются ледяной покров на полу и ледяные кристаллы на сводах. В кровле пещеры известно более 130 цилиндрических каналов — «органных труб» с поперечником до 3—9 м и высотой до 20 м. Под устьями труб часто можно ви­ деть конусообразные глинисто-глыбовые осыпи. Надпещерный участок Ледяной горы также является памятником природы и экскурсионным объектом. В рель­ ефе этого участка ярко выражено разрушительное дей­ ствие подземных вод на легкорастворимые гипсы и ан­ гидриты. Поверхность Ледяной горы усеяна карстовыми впа­ динами конусообразной и блюдцеобразной формы. Ве­ личина их в плане доходит до 100 м, глубина — до 15 м. На склонах карстовых впадин встречаются выходы гип­ 42

сов, а на дне — поноры, через которые снеговые и лив­ невые воды проникают в толщу сульфатных пород. Часть впадин залилась и превратилась в карстовые озе­ ра и болота. В границах Ледяной горы на участке с площадью 10 м2 насчитывается приблизительно 3000 впа­ дин. Ежегодно обнаруживаются свежие провальные уг­ лубления, которые чаще возникают на дне и склонах старых карстовых впадин. Неровный рельеф Ледяной горы объясняет крайнюю пестроту почвенного покрова и растительности. На юж­ ном склоне горы распространены виды, приспособив­ шиеся к обилию в почве гипса. Здесь же нашла убе­ жище реликтовая степная и горно-степная раститель­ ность. На ветру колышутся, расстилаясь по склону, серебристые нити ковыля. Во второй половине лета рас­ цветают голубые шары «адамовой головы» (мордовни­ ка), встречаются овсец пустынный, шалфей степной, ко­ товник голый, качим высокий, василек сибирский, по­ лынь холодная и шелковистая, астрагал датский и мно­ го других степных растений. Ледяная гора с ее березо­ выми перелесками среди полей входит в пределы ост­ ровной кунгурской лесостепи. История Кунгурской пещеры тесно связана с появ­ лением и развитием г. Кунгура. Город первоначально был основан в 1648 году при впадении р. Кунгур в р. Ирень, а в 1663 году, после башкирского восстания, перенесен к устью последней. По преданиям, первые русские поселенцы спасались в пещере от набегов та­ тар и башкир. С. Ремезов, составивший в 1703 году первый план пещеры, нашел в ней столбы, подпиравшие своды, кре­ сты, установленные на камнях, икону. Перед входом имелись печи для обжига гипса. В XIX веке экскурсии любознательных из Кунгура, Перми и отдаленных городов не были редким событием. При этом обычно нанимались проводники из крестьян с. Филипповское. В деле популяризации пещеры большая заслуга при­ надлежит уроженцу Кунгура А. Хлебникову, который совершил полное приключений путешествие через Япо­ нию в Америку и несколько лет прожил за границей. В 1914 году он арендовал участок с пещерой, поселил­ ся у входа, распространял рекламные альбомы, афиши и водил экскурсии. В 1933 году экскурсионная база при 43

пещере уже располагала помещением для ночлега. Вы­ делялись средства для благоустройства подземных хо­ дов. В 1937 году, незадолго до посещения пещеры эк­ скурсией XVII Международного геологического конгрес­ са, был пробит тоннель длиной 40 м в грот Бриллиан­ товый. Постепенно росло количество экскурсантов. В числе посетителей пещеры были М. И. Калинин, мар­ шалы В. К. Блюхер, Г. К. Жуков, известные ученые А. Е. Ферсман, Д. В. Наливкин. С 1948 года охрану Кунгурской пещеры и обслужи­ вание экскурсий осуществляла карстово-спелеологиче­ ская станция, созданная Московским государственным университетом имени М. В. Ломоносова и позднее пе­ реданная Уральскому филиалу АН СССР. С 1969 года обслуживание экскурсантов принял на себя Пермский областной совет по туризму и экскурсиям. В следующие годы к пещере была построена асфальтированная доро­ га, пробит тоннельный выход длиной 109 м из грота Вышка. Возглавляет изучение Кунгурской пещеры стационар Уральского научного центра Академии наук СССР. Дли­ тельные наблюдения на подземных метеорологических и гидрометрических постах позволили рассчитать тепло­ обмен пещеры, величину испарения и конденсации вла­ ги при зимней и летней циркуляции воздуха, обнаружить взаимосвязь уровней Сылвы и подземных озер. Состав­ лен новый инструментальный план пещеры, общая про­ тяженность ее достигла 5,6 км. С развитием геофизических исследований пещера стала полигоном для испытаний новых приборов и ме­ тодов. Чтобы обнаружить подземные ходы с поверхно­ сти, геофизики отделения дальних передач института Теплоэлектропроект, Московского и Пермского универ­ ситетов применили электроразведку, площадное электро­ профилирование, вертикальное и круговое электрозон­ дирование, измерение естественного электрического по­ ля. Институт геофизики Уральского научного центра АН СССР провел гравиметрическую и магнитную раз­ ведки. В пещере для обнаружения неразведанных по­ лостей применялись радиоволновое просвечивание, мик­ росейсморазведка, регистрация космических излучений. В 1966 году Институт геофизики Уральского научного центра АН СССР оборудовал под землей наклономер­ ную станцию «Кунгур» для изучения движений земной 44

коры и отдельных блоков пород с помощью высокочув­ ствительных горизонтальных маятников. В течение 10 лет велась непрерывная запись на фотобумаге на­ клонов и сотрясений земной коры. На службу исследователям пришла автоматика. В гротах установлены самопишущие регистраторы уровня подземных вод, температуры, влажности, атмос­ ферного давления, с помощью дистанционных счетчиков учитывается количество просачивающейся воды. В будущем пещера должна стать подземной лабора­ торией для изучения карста. Рядовое или уникальное явление? В Пермском Предуралье известно более 100 пещер в сульфатных породах, однако размеры карстовых по­ лостей и коэффициент внутренней закарстованности в их границах не идут ни в какое сравнение с Кунгур­ ской пещерой. Отсюда можно сделать вывод, что по­ следняя формировалась в особо благоприятных усло­ виях. Рассматривая геологическую карту Кунгура, можно видеть, что пещера располагается на контакте нижнего (филипповского) горизонта кунгурского яруса, сложен­ ного известняками и доломитами, и верхнего (иренско­ го) горизонта, сложенного в основном гипсами и ан­ гидритами. Граница между горизонтами у входа в Кун­ гурскую пещеру проходит на глубине около 6 м ниже уровня Сылвы. Из наблюдений в Кунгурском и других районах Предуралья известно, что закарстованность сульфатных пород в плане и на поперечных профилях резко возра­ стает на границе с карбонатными толщами. Усиление закарстованности объясняется поступлением слабомине­ рализованных гидрокарбонатно-кальциевых вод из кар­ бонатных толщ в легкорастворимые сульфатные по­ роды. Закарстованность усиливается также в зоне перио­ дических колебаний подземных вод. Амплитуда этих ко­ лебаний в Кунгурской ледяной пещере достигает во время весенних паводков 3—4 м. Слабоминерализован­ ные речные воды, вторгаясь в прибрежные массивы, ра­ створяют, а затем выносят в реки до 2 г/л сернокислого кальция. Значит, расширение пещерных галерей в на­ стоящее время происходит в основном в периоды па­ водков. 45

Сосредоточение карста на пересечении уровня реки с плоскостью раздела карбонатной и сульфатной толщ кунгурского яруса помогает нам восстановить историю формирования Кунгурской пещеры. Горизонтальные площадки на сводах, фиксирующие высокие уровни воды, встречаются до абсолютных от­ меток 119—120 м. На той же высоте располагаются по­ толки Центрального, Кораллового и других гротов пе­ щеры, не затронутые обрушениями. Следовательно, под­ земные галереи начали формироваться в то время, ко­ гда р. Сылва в паводки поднималась на 0,5—1 м над поверхностью первой надпойменной террасы. Во время наводнений речные, а также подземные воды и теперь приближаются к этому уровню, на что указывают ли­ стья и стебли трав, оставленные водой в трещинах и нишах пещерных стен. По археологическим данным, первая надпойменная терраса образовалась в 8—7-м тысячелетиях до н. э., возраст известных нам галерей Кунгурской пещеры также не превышает 10 тыс. лет. Более древние этажи, соответствующие 2—4-й террасам, неизвестны. По-ви­ димому, они не имели значительного развития и были погребены в результате обвалов кровли. В периоды формирования этих террас контакт между иренским и филипповским горизонтами на уровне реки располагал­ ся в нескольких сотнях метров к востоку. Поэтому под­ земные галереи, сравнимые по величине с известными галереями Кунгурской пещеры, располагались здесь же и были позднее уничтожены вместе с вмещающими их гипсами. В пределах Ледяной горы, видимо, существовал еще один, древнейший ярус подземных полостей, располо­ женный ниже современного уровня Сылвы. В плиоцене, когда территория Предуралья испытала эпейрогенические движения значительной амплитуды, русло Сылвы в районе Кунгура углубилось ниже совре­ менного уровня. Ко времени формирования этой пере­ углубленной долины относятся наиболее древние гале­ реи Кунгурской пещеры. На контакте иренского и фи­ липповского горизонтов эти галереи имели крупные раз­ меры. Они были заполнены обломками гипсов, а также доломитов, залегающих в 20—25 м выше уровня Сыл­ вы, что свидетельствует о значительной высоте обваль­ ных сводов. Однако песчано-гравийный материал из от46

ложений плиоценовых террас не найден. Следовательно, сквозные каналы в кровле пещеры отсутствовали. Последующее опускание местности сопровождалось заполнением долины Сылвы песчано-глинистыми и гра­ вийными отложениями. Пласты гипсов и ангидритов в сводах галерей, а также в целиках между ними испы­ тали складчатые и сбросовые деформации. Крупнообло­ мочные отложения в древних полостях в результате уплотнения и пластического течения гипсов преврати­ лись в скальную породу — карстовую брекчию. Такие брекчии, причудливо изъеденные водой, можно видеть в сводах Скульптурного и других гротов Кунгурской пещеры. Древняя галерея прослеживается от грота Ру­ ины до грота Кораллового. Крутой и высокий склон Ледяной горы, подработан­ ный в основании карстовыми водами, испытывает мед­ ленное смещение в сторону эрозионного вреза. Одновре­ менно происходит раскрытие тектонических трещин двух направлений, по которым и образовалась решетчатая система карстовых полостей. Формированию и длительному сохранению крупных пустот с высокими обвальными сводами благоприят­ ствует значительная высота Ледяной горы и ее гипсо­ вого цоколя. Озера-невидимки. Подземные озера — одно из заме­ чательных явлений Кунгурской пещеры. Можно без кон­ ца рассматривать причудливые очертания каменных бе­ регов и отражение сводов в прозрачной, неподвижной воде. Из 60 озер пещеры самое крупное — Большое подземное — имеет длину 38 м и глубину до 3 м. Запас воды в нем 1950 м3. Буровые скважины под илистыми отложениями на дне озера вскрывают доломиты филип­ повского горизонта. Слабо растворимые в воде пласты доломита ограничивают рост полостей. Этим и объяс­ няется приблизительно одинаковая предельная глубина разных озер. В некоторые периоды уровень озер на 0,1—0,4 м пре­ вышает уровень воды в Сылве. Однако в известных га­ лереях пещеры уклон подземных вод направлен не к реке, как следовало бы ожидать, а в глубь Ледяной го­ ры, к гроту Географов. К озеру в этом гроте течет по пещере ручей. Вероятно, грот Географов имеет сообще­ ние с неизвестными галереями, которые подходят к ре­ ке ниже по течению. 47

Во время паводков на р. Сылве наблюдается подъем уровня воды в пещерных озерах на 0,8—1,6 м и более. Пик паводка в пещере запаздывает на 5—11 суток по сравнению с рекой. При средней высоте паводка озера остаются прозрачными. Наводнение 1979 года надолго останется в памяти жителей Кунгура. Уровень Сылвы поднялся почти на 8 м, до отметки 120,74 м у пещеры. Вода прорвала не­ которые дамбы, и часть города была затоплена. Вход в пещеру удалось своевременно завалить гли­ ной. Однако вода нашла обходной путь там, где река подходит вплотную к гипсовым кручам. Фильтруясь че­ рез глыбовые завалы, речные воды проникли в грот Вышку и затопили низкие участки пола. От принесенного тепла на глазах таяли, осыпались со сводов ледяные кристаллы. Поток мутной воды ус­ тремился в гроты Великан, Длинный и далее вглубь пещеры. Озера сливались, появились новые там, где их не было. Гроты оказались наполовину затопленными. Уровень подземных вод поднялся на 4 м. Под водой оказался экскурсионный маршрут от грота Крестового до Большого озера и обратный путь. Через глинистый завал вода проникла также во входной тоннель и обра­ зовала наледь на полу. Спад уровня подземных вод растянулся на месяц. Пещера была закрыта для экскурсантов. После ухода воды на полу остался слой илистого осадка, не просы­ хающего во влажной пещерной атмосфере, сползли не­ которые осыпи, завалив тропу. Температура воды пещерных озер изменяется вме­ сте с температурой воздуха. В 1980 году в Большом озере она менялась от +5° зимой до +5,2° летом, в гроте Длинном — от +3,7 до +4°. На озерах грота Ве­ ликан зимой появляется лед, а озера в гроте Вышка зимой 1973 года промерзли до дна, и лишь паводковые воды во время наводнения 1979 года растопили лед. Почти весь год вода подземных озер имеет минера­ лизацию, близкую к полному насыщению гипсом, — 2,1—2,2 г/л. При испарении, а также вследствие под­ тока вод иного состава, из пересыщенного раствора вы­ падают кристаллы кальцита и гипса. На поверхности озер образуются пятна из сросшихся кристаллов, а в некоторых озерах нарастает сплошная корочка, похо­ жая на мутный лед. 48

Вторжение речных вод с минерализацией 0,25 г/л сопровождается интенсивным растворением и выносом сульфатных пород. Особенно велика агрессивность во­ ды в начале пути, где происходит фильтрация через глыбовые отложения. После наводнения 1979 года место поглощения речных вод обозначилось крупным ополз­ нем, возникшим над вновь сформировавшейся полостью. Прежде, во время наводнений, доступ речных вод в пещеру был настолько свободным, что позволял заплы­ вать крупным рыбам. Их скелеты неоднократно нахо­ дили в углублениях глинистого пола. Удивителен климат пещеры. Во время экскурсии не­ возможно представить ту особенную тишину, которая охватывает одинокого человека в подземелье, когда ощу­ щаешь лишь звон в ушах да бледные вспышки в глазах на черном экране тьмы. Кажется, что жизнь здесь ос­ тановилась. В действительности — это мнимый покой. Под обломками породы медленно пробиваются струйки воды, а выше перемещаются потоки воздуха, не воспри­ нимаемые нашими органами чувств. Потоки воздуха разносят холод или тепло, испаряют или конденсируют влагу. Многочисленные органные трубы и расщелины, про­ низывающие кровлю пещеры толщиной 60—80 м, спо­ собствуют интенсивной сезонной тяге воздуха. В зим­ нее время она направлена от входа вглубь Ледяной го­ ры, летом — движение обратное. Зимой стены первых гротов, Бриллиантового и Полярного, охлаждаются до —10°, в сильные морозы температура воздуха снижается до —30°. В глубине пещеры становится теплее. Леде­ нящий ветер, дующий во входном тоннеле, обращается в ласковый освежающий ветерок. Согревшись от сопри­ косновения с каменными стенами гротов до температу­ ры 4-5°, воздух поднимается по расщелинам и орган­ ным трубам на поверхность. В некоторых воронках среди снега образуются проталины. Всю зиму пещера копит холод, отдавая тепло в ат­ мосферу с восходящими воздушными потоками. Подсчи­ тано, что общий вынос тепла в зимний период достига­ ет 2,14 млн. ккал/сутки. В летний период нисходящая тяга воздуха сопро­ вождается аккумуляцией тепла, главным образом в надпещерных каналах и трещинах. Суммарный при­ ток тепла летом составляет 1,5 млн. ккал/сутки. Закры­ 49

вая двери тоннеля на лето, искусственно уменьшают тягу воздуха и сохраняют холод. Относительная влажность воздуха в гротах пещеры составляет 90—100%. На пересечении подземных гале­ рей и при входе в крупные гроты, где смешиваются по­ токи воздуха с разной температурой, происходит интен­ сивная конденсация влаги. В гроте Коралловом летом и зимой своды и будка метеорологического поста бле­ стят от осевшей влаги. С выступов свода то и дело сры­ ваются крупные капли воды. Но самая интенсивная конденсация происходит не в пещере, а в трещинах и пустотах кровли. Смешиваясь с влагой, фильтрующей­ ся через покровные суглинки, конденсационные воды просачиваются обратно в пещеру. Капель со сводов не прекращается и в морозы. В гротах Бриллиантовом, Полярном, Вышке из бо­ ковых ходов в основную галерею поступает влажный пещерный воздух, который, охлаждаясь, оставляет иней на сводах. Ледяные кристаллы растут всю зиму, ус­ ложняясь, и, в зависимости от температуры, принимают форму лепестков, лотков, шестисекторных воронок, пря­ моугольных ячеек, игл. Зимой в пещере обнаруживается резкое различие температуры воздуха у пола и потолка. В Крестовом гроте разница составляет 4°, в гроте Руины — 2,4°. Кап­ ли воды, срываясь со свода, падают, застывая на полу в виде ледяных столбиков — сталагмитов. Когда же и под сводами температура опускается ниже 0°, начинают расти сосульки — сталактиты. Особенно интенсивно ра­ стут сталактиты и сталагмиты весной, в период таяния снега на Ледяной горе. Многолетние льды покрывают пол гротов Бриллиан­ тового, Полярного, Данте, Крестового слоем, достигаю­ щим мощности 2 м. Площадь распространения много­ летних льдов около 500 м2, а их объем 350 м3. Воз­ никали они, главным образом, в периоды интенсивных потеплений, когда сверху просачивалась по трещинам вода, и в последние годы пополняются за счет падаю­ щих ледяных кристаллов. На одних участках многолет­ ние льды испаряются потоком морозного воздуха, на других, наоборот, ледяной покров растет, уменьшая се­ чение подземных галерей, изменяя направление воздуш­ ных потоков. В ровной ледяной стене, вырубленной де­ сятки лет тому назад между гротами Бриллиантовым и 50

Полярным, экскурсанты видят теперь глубокие ниши — результат испарения льда. На дне этих ниш осел слой гипсовой «муки» — минерального остатка, некогда рас­ творенного в просачивающейся воде. Необходимо расширить границы заповедника. Все известные в настоящее время галереи Кунгурской пе­ щеры помещаются на площади в четверть квадратного километра, что составляет около 2,5% Ледяной горы. Из общего протяжения 5,6 км благоустроено и электри­ фицировано более одной трети подземных галерей. Ес­ ли включить небольшие ходы и гроты, расположенные поблизости от туристских маршрутов, то к подземной части заповедника, куда не допускаются экскурсанты, будет относиться часть пещеры, находящаяся к северозападу от грота Длинного. Известно, что протяжение многих пещер Советского Союза в результате комплексных спелеологических ис­ следований многократно возросло. Общая же длина га­ лерей Кунгурской пещеры с 1947 по 1979 год увеличи­ лась лишь с 4,8 до 5,6 км. Многие ее ответвления кон­ чаются перед завалами из крупных глыб, которые не­ возможно пройти без взрывов. Применение же взрыв­ чатых веществ не только связано с большими расхода­ ми, но часто невозможно вследствие недостаточной прочности гипсовых сводов. Каковы же возможности для открытия новых гале­ рей Кунгурской пещеры? На плане пещеры, составленном С. Ремезовым, к во­ стоку от старого входа показана галерея, кончающаяся гротом с «природными каменными ступенями». В ста­ ринных описаниях галереи выделено до шести гротов. Имеются также некоторые указания на то, что из­ вестные галереи Кунгурской пещеры продолжаются на север — в сторону гидрогеологического водораздела и на запад — вдоль правого берега Сылвы. Например, внутри глыбовых осыпей, замыкающих продолжение галерей, ощущается движение воздуха, от­ клоняющее пламя свечи. При совмещении детальных планов пещеры и Ледя­ ной горы нетрудно заметить, что цепи провальных во­ ронок тянутся к северу и западу на продолжении раз­ веданных галерей. С помощью электроразведки в тех же направлениях были оконтурены неизвестные пусто­ ты. Наибольший интерес для подземной разведки пред­ 51

ставляет участок березовой рощи к западу от Кунгур­ ского городища. Скопление крупных провальных воро­ нок с выходами гипсов свидетельствует о наличии в глу­ бине значительных пустот. Второй перспективный участок для поисков подзем­ ных ходов находится на северо-западной окраине Ледя­ ной горы, в урочище Байдарашки. Поверхность земли здесь усеяна множеством карстовых впадин разнообраз­ ной формы и величины. Открытие новых галерей в глубине Кунгурской пе­ щеры, а также новых пещер в границах Ледяной горы увеличит подземную часть заповедника и одновременно позволит расширить зону строгой охраны. Для сохранения ценных экскурсионных объектов и карстового ландшафта необходимо обеспечить охрану всего надпещерного участка, южного края Ледяной го­ ры, занятого сосновыми посадками и березовой рощей, и урочища Байдарашки. В будущем охраняемые участ­ ки на Ледяной горе должны войти в состав заповедника, включающего Спасскую и Подкаменную горы.

ПРИРОДНЫЕ МОСТЫ И АРКИ а некоторых участках Чусовой и дру­ Н гих рек Пермской области можно встретить «дыроватые камни». Откуда такое название? Если вглядеться, то в почти отвесной стене известкового или доломитового берега можно уви­ деть чернеющее отверстие входа в пе­ щеру. Через отверстие струится днев­ ной свет. Вот об этих дыроватых камнях, как их мет­ ко назвали местные жители, и пойдет речь. Эти природ­ ные или карстовые мосты и арки — свидетели сравни­ тельно древней геологической истории нашего края. Что они из себя представляют? Как возникли? Вначале была пещера. Она образовалась из трещи­ ны, которую постепенно расширяла растворением теку­ щая по ней вода. Трещина превращалась в щель, щель — в канал, и появилась пещера. По мере роста пещеры происходят подземные обва­ лы ее свода. Дальнейшие обвалы приводят к тому, что в своде оказываются провальные отверстия. 52

Четверть века назад о природных мостах и арках в нашей области почти ничего не знали. С организаци­ ей Пермского отделения Всероссийского общества охра­ ны природы секция охраны недр решила обследовать берега Чусовой и Косьвы, где, по сведениям геологов, такие образования имеют место. В серии сборников «Пещеры» был организован раз­ дел «Карстовые мосты и арки». За прошедшие годы в нем появился ряд статей и заметок с материалами об этих интересных образованиях не только на территории СССР, но и в зарубежных странах. Воспользуемся эти­ ми данными. На севере Пермской области можно назвать карсто­ вые арки дыроватые камни на Вишере и Березовой. Последняя находится на высоте 20 м над рекой у пос. Дыроватиха, ширина пролета около 3,5 м. На Березо­ вой, левом притоке Колвы, в скале Серый Камень есть интересный мост из трех пролетов. Карстовый мост на р. Большой Колчим в районе д. Чурочной шириной 4 м описан профессором П. Софроницким. В районе Губахи на левом берегу Косьвы на высоте 52 м над рекой на­ ходится природный мост, свод которого разбит множе­ ством трещин. Несколько мостов и арок известны по берегам Чу­ совой. Можно назвать Усть-Койвинскую арку в камне Дыроватом на высоте 24 м над рекой. Отверстие ром­ бовидное, размером 9x11 м. Карстовый мост и арка наблюдаются в камне Плакун. Мост есть на высоте 42 м над р. Малой Исаковкой, левом притоке Чусовой, а ниже, в пос. Пермяково, в одной из скал находится карстовая арка Теремок. А. Бураковым обнаружена при­ родная арка в районе пос. Кын. Кроме известняков и доломитов, арки и мосты име­ ются в гипсах. Они отличаются небольшой величиной, но благодаря хорошей растворяемости гипсов менее дол­ говечны. Карстовый мост раньше был на правом бе­ регу Чусовой около Куликовской пещеры. Он разрушен водами Камского водохранилища. Арка в гипсах, нахо­ дящаяся в Розепинском логу недалеко от Кунгура, вблизи д. Розепино, описана В. Лукиным. Высота ее пролета 0,5—0,8 м, ширина арки внизу 4 м, толщина свода 3,5—5,5 м. Еще одна арка есть у Полазны, вблизи Камского во­ дохранилища. В бугре наблюдается свод толщиной 0,5 м, 53

а отверстие обладает высотой 0,5 м при ширине 1,75 м. Небольшие арки расположены вблизи Кунгурской ле­ дяной пещеры и в других местах. Как видим, в нашей области находятся арки неболь­ шого масштаба. Тем не менее, описанные формы не только оживляют вид береговых скал, но имеют и на­ учное значение. Из краткого обзора можно сделать заключение, что описанные мосты и арки находятся в основном на двух уровнях над рекой — 20—24 м и 42—52 м. В былое вре­ мя, когда реки еще не так глубоко врезались в земную кору, на этих уровнях находились пещеры. Теперь от них уцелели только карстовые мосты и арки. Их, конеч­ но же, надо взять под охрану как редкие объекты не­ живой природы, ценные в научном отношении.

КАРСТОВЫЕ ОЗЕРА зера — это впадины на поверхности О суши, заполненные водой. На терри­ тории нашей страны находятся самое большое озеро-море — Каспийское (394,3 тыс. км2) и самое глубокое — Байкал (1741 м). Наряду с крупными озерами, встречаются многочисленные небольшие по площади водоемы, па­ радоксы которых удивляют исследователей. В карстовых районах Пермской области насчитывает­ ся более 500 карстовых озер. Большая их часть имеет по­ перечник менее 50 м, глубину до 3 м, площадь менее 5 тыс. м2 и объем воды менее 5 тыс. м3. Площадь наи­ большего озера около 40 тыс. км2. Некоторые малень­ кие озера по глубине приближаются к крупнейшему Аральскому (68 м) и превышают Балхаш (26,5 м). Наиболее глубокие озера расположены в централь­ ной части Пермской области. Южнее с. Усть-Кишерть в д. Нижняя Одина имеется озеро глубиной 19 м, в окрестностях д. Верхняя Одина оз. Круглое—18 м. Большую глубину имеют некото­ рые карстовые озера в с. Усть-Кишерть, например, оз. Молебное— 19,5 м. В обычных озерах глубина возрастает от берегов к середине. В карстовых — на дне обнаруживаются во54

Озеро

Белое Роголек Большое I Новый Провал Большое II Вильвенское

Длина, ширина, м

Площадь, м2

Наибольшая глубина, м

123x84 99x80 232x112 75 390x170 150x72

8700 5960 20400 4418 42200 8900

46,0 61,0 30,0 19,8 16,0 12,0

ронкообразные углубления. Так, оз. Белое состоит из двух воронок с глубинами 25 и 46 м, оз. Среднеполаз­ ненское—из трех, а оз. Большое II — из двенадцати во­ ронок с глубинами от 2,5 до 16 м. ПРОИСХОЖДЕНИЕ КАРСТОВЫХ ОЗЕР

Карстовые озера иногда появляются внезапно на глазах человека. Примером является оз. Провал в с. Усть-Кишерть. 28 августа 1949 года в 7 часов вечера на усадьбе одного из жителей начала проседать почва. В течение двух часов здесь появилось блюдцеобразное понижение, в северо-западной стенке которого возник­ ла трещина. Затем трещина оконтурила участок, ко­ торый провалился. Обрушение сопровождалось шумом. Возникший провал заполнился водой, и в 9 часов вече­ ра на этом участке жители наблюдали уже озеро. Ночью рядом с возникшим озером появилось еще одно, которое впоследствии соединилось с первым. Длина восьмеркообразной котловины двух озер составляла 50,5 м при ширине большего 40 м и меньшего 22 м. Вы­ сота отвесных берегов достигала 9 м. 31 августа уровень воды в большом озере повысился, высота стенок умень­ шилась до 8,15 м, а глубина озера достигла 5,45 м. В течение 30 лет кафедра динамической геологии и гидрогеологии Пермского университета ведет наблюде­ ния за оз. Провал, формой его котловины, химическим составом воды. Летом 1978 года котловина достигала в длину 69,0 м, то есть увеличилась на 18,5 м, а глуби­ на уменьшилась до 3,9 м. На примере других подоб­ ных котловин можно проследить развитие озера во вре­ мени. 55

Провалы могут возникать и на дне уже сформиро­ вавшихся озер. В д. Нижняя Одина (Кишертский рай­ он) расположено озеро овальной формы (94X122 м) с наибольшей глубиной 19 м. По сведениям местных жителей, летом 1953 года в северо-восточной части озе­ ра произошел провал, который сопровождался шумом. После провала уровень озера несколько понизился. Ка­ ковы причины провалов и все ли озера имеют проваль­ ное происхождение? В Пермской области на площади около 30 тыс. км2 на земной поверхности или неглубоко от нее залегают легкорастворимые трещиноватые горные породы — из­ вестняки, гипсы и ангидриты, каменная соль. Эти поро­ ды растворяются поверхностными и подземными вода­ ми. На земной поверхности появляются воронкообраз­ ные понижения с поперечником до 100 м и более круп­ ные котловины, до 1—2 км. Часть из них провального происхождения, то есть является следствием обруше­ ния сводов подземных полостей, а часть образуется в результате растворения карстующихся пород с поверх­ ности с последующим выносом продуктов разрушения в трещины. Воронки и котловины заполняются дожде­ выми, талыми снеговыми или подземными водами и пре­ вращаются в озера. В зависимости от условий питания озера могут быть эпизодически появляющимися, периодически исчезаю­ щими и постоянными. Если дно воронки или котловины покрывается глинистым материалом, то весной или ле­ том после сильных ливней в ней скапливается вода. В неглубоких воронках такие озера недолговечны — в жаркий сухой период вода испаряется и они исчезают. В глубоких котловинах вода может сохраняться дли­ тельное время. Исчезновение такого озера обычно свя­ зано с выносом глинистого материала из трещин на дне. После заиливания дна вода снова появляется. Постоян­ ными являются озера, питающиеся подземными водами. Названия некоторых озер отражают особенности их морфологии (Яма, Роголек, Большое, Малое, Глубокое), происхождение (Провал), цвет и качество воды (Чер­ ное, Белое, Светлое, Чистое) и т. д. По нижнему тече­ нию р. Косьвы (в деревнях Таборы, Баяново, Терешата, Кужгорт) все озера и провалы называют Гурганами. Некоторые из них имеют собственные названия, напри­ мер, Красный Гурган, Водяной Гурган. 56

ОЗЕРА-РОДНИКИ И ОЗЕРА-ОКНА

Некоторые озера являются воронкообразно расши­ ренными в верхней части каналами, из которых на по­ верхность выходят подземные воды, дающие начало небольшим рекам. Это сточные родниковые озера. Группа озер-родников расположена на территории Добрянского района в Дурнятской карстовой котловине в бассейне нижнего течения Косьвы. Это Белое, Черное, Роголек и Каменка. Из них два последних, глубиной 61 м и 46 м, являются самыми глубокими в Пермской области. Озеро Черное с поперечником 65 м имеет глу­ бину 15,9 м, а оз. Каменка соответственно 59 м и 7,7 м. Из озер Черное, Роголек и Каменка вытекают ручьи, впадающие в оз. Белое, сток из которого в Пожву со­ ставляет около 30 м3 воды в минуту. Состав воды таких озер-родников зависит от состава питающих их подземных вод. Котловины некоторых озер вскрывают грунтовые воды, то есть дно их распо­ лагается ниже уровня подземных вод, залегающих не­ глубоко от поверхности на первом водоупорном слое. Это озера-окна. В южной части с. Усть-Кишерть в долине р. Кишерт­ ки расположены маленькие озера-окна глубиной до 7 м. Одно из них (6,5x7,2 м) имеет глубину 6,6 м. На его дне обнаружен канал поперечником всего 30 см, глубина в котором достигла 22 м. Повышенная минерализация, низкие температуры воды, постоянство уровней в сухие жаркие периоды указывают на питание озер грунтовы­ ми и карстовыми водами. СОЛОНОВАТЫЕ И СОЛЕНЫЕ ОЗЕРА В ТАЙГЕ

Состав озерных вод изменяется по широтным физи­ ко-географическим зонам. Озера тундровой и лесной зон имеют ультрапресную (с содержанием солей менее 0,2 г/л) и пресную (до 1 г/л) воду гидрокарбонатного состава. В степной и пустынной зонах озера отличаются повышенной минерализацией воды. Они относятся к солоноватым (от 1 до 10 г/л) и соленым (более 10 г/л). Состав их разнообразен: гидрокарбонатный, сульфат­ ный и хлоридный. По Г. Максимовичу (1958), карсто­ вые озера Пермской области находятся в зоне преобла­ 57

дания пресных гидрокарбонатно-кальциевых озер лес­ ного пояса Северного полушария. Здесь озера с мине­ рализацией менее 1 г/л составляют 89,5%. Наряду с ними, встречаются солоноватые и соленые— 10,5% всех исследованных озер. Солоноватые озера имеют сульфат­ ный состав, а соленые — хлоридный. По составу они аналогичны озерам степей и пустынь. Озера с повышенной минерализацией питаются под­ земными водами. Некоторые из них являются слоисты­ ми, то есть состав их воды неоднороден и изменяется с глубиной. Одним из интереснейших двухслойных озер являет­ ся оз. Белое. Верхний проточный слой воды в нем име­ ет минерализацию 1,5—2,1 г/л. Он образуется в резуль­ тате поступления сульфатных вод из соседних озер. Глубже, до дна, озеро заполнено застойной соленой (11—12 г/л) водой, которая поступает со дна и бортов котловины. Проточное оз. Вильвенское II находится в Добрян­ ском районе на пойме правого берега р. Вильвы, в 0,5 км к юго-востоку от поселка того же названия. Его попе­ речник 50x60 см, глубина И м. Это одно из семи кар­ стовых озер, разбросанных на пойме реки между пос. Вильва и с. Голубята. В вертикальном разрезе озера выделяются три слоя. Поверхностный — до глубины 1 м — имеет минерализацию менее 1 г/л, причем она ме­ няется по сезонам. На глубине 1—3 м минерализация увеличивается от 1,0 до 3,5 г/л и глубже остается по­ стоянной в пределах 3,3—4,0 г/л. Удивительно подземно-проточное двухслойное оз. Среднеполазненское. На поверхности вода мягкая ат­ мосферного происхождения, а с глубины 3,5 м до дна (9,8 м)—холодная, жесткая, подземного происхожде­ ния. Юго-восточный берег озера отделен от русла р. По­ лазны 15-метровой песчано-глинистой перемычкой, че­ рез которую из озера в реку фильтруется сульфатная вода. НЕЗАМЕРЗАЮЩИЕ ОЗЕРА

Не замерзающие зимой озера на Урале! Это ли не парадокс! В Дурнятской котловине не покрывается льдом оз. Каменка, над глубокой частью оз. Роголек всю зиму остается полынья. Озеро Белое покрывается 58

льдом только в сильные январские морозы, в начале марта лед становится ноздреватым, а в конце месяца он сохраняется только в центре, занимая половину по­ верхности озера. Зимой в восточной половине этого озера лед размывают постоянные ручьи, текущие из со­ седних озер — Черного, Роголек и Каменки. Не замер­ зает зимой и оз. Шалашнинское, находящееся вблизи бе­ рега Чусовского плеса Камского водохранилища, у се­ веро-западной окраины деревни того же названия. Причины, препятствующие льдообразованию на озе­ рах, кроются в обильных выходах жестких подземных вод, поступающих со дна (озера Роголек, Каменка) или из бортов котловины (озера Белое, Шалашнинское, Сред­ неполазненское, Вильвенское). Эти воды в течение года имеют постоянно низкую температуру, равную 4—4,5°. В бассейне Косьвы, помимо озер, встречаются неза­ мерзающие ручьи. Интересную речку шириной от 1,5 до 2 м можно увидеть вблизи разъезда Таборы. Она образовалась от слияния четырех восходящих источни­ ков на левом берегу Вильвы. Незамерзающие карстовые озера и родники, как пра­ вило, остаются холодными и летом. Поэтому уральские «моржи» в летнюю жару могут найти под открытым не­ бом плавательные бассейны с леденящей водой. В оз. Ка­ менка летом вся толща воды имеет постоянную темпе­ ратуру 5,0—5,5°. В срединных частях озер Белое и Рого­ лек поверхностные слои воды нагреваются не выше 7,5—13,0°, а в придонных слоях температура круглый год остается низкой (4—5°). Летом такой же холодной водой заполнены оз. Шалашнинское и другие с преиму­ щественно подземным питанием. Следует заметить, что помехой для купания в центральной группе дурнятских озер является большое количество плавающих водяных мхов, а в оз. Шалашнинском — сильная захламленность. ПЛАВАЮЩИЕ ОСТРОВА И СПЛАВИНЫ

Чарующее зрелище оставляет плавающий остров на оз. Сырник, находящемся в 2 км восточнее д. Загос­ кино. Остров занимает более трети поверхности озера и представляет собой сплавину, образованную из плот­ ного сплетения корневищ водных растений. На острове поселились многочисленные березки высотой до 5—7 м, под пологом которых укоренились кустики ивы и угне59

тенные переувлажнением ели. На зыбком и мягком мо­ ховом ковре иногда можно полакомиться клюквой. Не­ редко сильный ветер отгоняет плавучий остров от бе­ рега. Разворачиваясь против хода часовой стрелки, он, как парусник, медленно плывет в узкую часть озера. При смене направления ветра возвращается на прежнее место. Чаще всего сплавины на озерах неподвижны. Раз­ растаясь, они прикрепляются к берегу или к выступам дна. Весьма оригинальны озера, зарастающие сплави­ ной от берегов. Озера Малое и Савушкин Ложок в Дур­ нятской котловине представляют собой глубокие «окна» воды (20 и 12 м), хорошо нагретой с поверхности и холодной на глубине. Девять десятых поверхности оз. Малое покрыто прочной сплавиной, заросшей у бе­ регов хвойным лесом, а ближе к центру — кустарника­ ми, луговой и болотной растительностью. Сплавина на оз. Савушкин Ложок образовалась, главным образом, из водяных мхов, поэтому она непрочная, а вокруг «ок­ на»— тонкая, зыбкая и опасная для передвижения. В д. Кулигино и других населенных пунктах спла­ вины, наоборот, занимают центральные части озер, име­ ют выпуклую поверхность, а вдоль берегов остаются уз­ кие полосы воды, сильно заросшие водной раститель­ ностью. КАРСТОВЫЕ ОЗЕРА—НАМ И ПОТОМКАМ

К уникальным в научном отношении следует отне­ сти центральную группу озер в Дурнятской котловине — Белое, Роголек, Черное, Каменка, — имеющих большие глубины, преимущественно подземное питание, низкие летние температуры, высокую минерализацию и слож­ ный химический состав воды. Озера Белое и Среднепо­ лазненское имеют ярко выраженный двухслойный хи­ мически неоднородный состав воды. Представляют на­ учную ценность и расположенные по соседству глубокие озера (20 м) —угасающее Малое и юное Новый Провал (западная Дурнятская группа). Подлежит охране сточ­ ное оз. Большое, на дне которого насчитывается 12 кар­ стовых воронок, а котловина заполнена жесткой суль­ фатной водой. Это озеро находится в долине р. Мутной, впадающей в Чусовую, недалеко от поселка лесорубов Мутной. 60

С эстетической точки зрения, подлежат охране оз. Сырник с плавающим островом и оз. Водяной Гур­ ган (у деревень Бояново и Таборы). Надлежит сохра­ нить участок луга на левом берегу р. Вильвы, на кото­ ром выходят четыре восходящих карстовых источника и протекает Солоная Речка. Карстовые озера — интересные природные объекты, некоторые из них являются своеобразными природными лабораториями, в которых можно изучать условия пита­ ния, формирование химического состава воды, эволюцию озер за сравнительно короткие в геологическом масшта­ бе отрезки времени. Необходимо сохранить наиболее примечательные озерные участки, организовать их охрану. К таким уча­ сткам следует отнести следующие. Озера на территории с. Усть-Кишерть изучаются в течение более чем 30 лет. По данным обследования в июле 1978 года, они имеют следующие размеры: Озеро

Молебное Безыменное Яма Провал Восьмерка Березнинские: Восточное Среднее Западное Зуевское Головка

Длина, ширина, м 112x108 57x55 34x31 54x40 44x24

36 50x48 110x53 50x41 62x49

Наибольшая глубина, м

19,5 4,2 1,95 3,6 6,2

3,6 1,7 2,7 2,5 9,6

Мягкие, слабоминерализованные воды оз. Молебное используют для питьевого водоснабжения, остальные — для хозяйственных нужд. На оз. Провал, образовав­ шемся в 1949 году, необходимо организовать режимные наблюдения. Вблизи него желательно установить щит с указанием даты провала. Озера Мазуевской карстовой депрессии в Кишерт­ ском районе: 61

Озеро

Большое

Черная Яма

Длина, ширина, м

160x57

62x41

Светлая Яма 100x40 Озеро со Около 40 сплавиной

Карасье

400x70

Среднее

Около 60

Южное

240x140

Малое

27x22,4

Наиболь­ Степень шая глубина, заболоченности м

Дата обсле­ дования

Слабо

21.VII.50 г. 10.VII.58 г.

5,74 5,10 4,35

У берега до 2 м — — осока Около 1 м — — 3,3 м Более половины у края озера покрыто сплави­ сплавиной ны Более половины 29.VII.57 г. 8 м у края озера покрыто сплави­ сплавиной ны Покрыто сплави­ — — ной — 1,5 м

Покрыто сплави­ ной, окна воды до 2,5 м В воде водоросли, по берегам до 2 м осока

10.VII.60 г.

Озера находятся в разных стадиях заболачивания. Химический состав воды разнообразен, минерализация ее изменяется от 180 до 1525 мг/л. По берегам озер обнажены гипсы в виде живописных скал. Озера Дурнятской котловины расположены в пойме р. Пожвы вблизи д. Дурнята Добрянского района. Озера Белое, Роголек, Черное и Каменка — роднико­ вые, химический состав воды их хлоридный и сульфат­ ный с минерализацией И—12 г/л и 2 г/л, имеют низкие температуры летом и почти не замерзают зимой; Белое и Роголек — самые глубокие озера в Пермской области и на Урале. Новый Провал — озеро юное, возникло около 60 лет назад, оз. Малое — угасающее, с глубо­ ким «окном» воды в центре. Эта уникальная группа озер имеет разностороннее научное значение. 62

Озеро

Белое Роголек Черное Каменка Малое

Новый Провал

Глубина, Длина, м ширина, м

65 59 —

46 61 15,9 7,7 20

75

19,7

123x84 99x80

Степень заболочен­ ности

Дата обсле­ дования

Слабо Слабо Слабо Слабо 9/10 занято сплавиной Нет

Июнь 1964 г. — — — —



Группа восходящих карстовых источников образую­ щих Солоную Речку, которая впадает в р. Вильву вбли­ зи разъезда Таборы в Добрянском районе. Источники и ручей имеют жесткую хлоридного состава воду с ми­ нерализацией 6 г/л, постоянно низкую температуру и не замерзают зимой. Участок луга с выходами источников необходимо оградить и установить щит. Озеро Среднеполазненское — подземно-проточное, имеет ярко выраженный двухслойный, химически неод­ нородный состав воды с минерализацией от 90 мг/л до 2 г/л. Обследовалось в 1964—1965 годах и 1972— 1973 годах. Оно находится в пойме правого берега р. Полазны, ниже впадения в нее Каменного Лога, в 4 км к западу от поселка нефтяников Дивья в Добрян­ ском районе. Длина озера 198 м, наибольшая ширина 115 м, максимальная глубина 9,8 м. Котловина состоит из трех линейно вытянутых чашеобразных воронок. Над северо-западным берегом озера нависает залесенная гипсовая скала, другие берега низкие, а юго-восточный участок озера отделен от речки перемычкой. В летнюю межень уровень воды примерно на 1 м выше, чем в реч­ ке. Желательно вблизи скалы установить щит и ка­ тегорически запретить сброс нефти в озеро, речку и пойму. Озеро Вильвенское II — уникальное на Урале и в СССР по химическому составу и минерализации воды — обследовалось в 1966—1967 годах и 1972—1973 годах. Оно имеет трехслойный, химически неоднородный состав воды с минерализацией от 1 г/л на поверхности до 4 г/л на глубинах 4 м и 6 м. Такая минерализация неизвестна 63

в природных водах Пермской области и очень редко встречается на земном шаре. Озеро находится в пойме правого берега р. Виль­ вы, в 0,6 км к юго-востоку от пос. Вильва и примерно в 3 км от станции Боковая в Добрянском районе. Это округлая чашеобразная воронка с поперечниками 50x60 м и глубиной И м. Озеро проточное, берега низ­ кие, заболочены. Необходимо установить щит с ука­ занием научной ценности водоема и запретить прове­ дение мелиоративных работ на участке вокруг данного и соседнего с ним озера, из которого течет ручей. Озеро Большое оригинально во многих отношениях. Оно обследовалось в 1964—1965 годах. Это второе по размерам среди карстовых озер Пермской области (площадь 42,2 тыс. м2, длина 390 м, ширина до 100 м). На его неровном дне зафиксировано 12 чашеобразных и конусообразных воронок, большая часть которых вы­ тянута линейно на северо-восток по простиранию озера. В трех из них глубина озера 11—13 м, а несколько за­ паднее этой линии в небольшой конусообразной ворон­ ке— 16 м. В озеро со дна поступают сульфатные кар­ стовые воды, через юго-западную часть водоема с силь­ но заболоченными низкими берегами протекает р. Озер­ ная, а северо-восточный берег упирается в залесенный выступ скальных пород с многочисленными выходами из пластов концентрированных и рассеянных ключей. Озеро Большое II расположено в 8 км к северу от поселка лесорубов Мутной и в 15 км от пристани Ша­ лашная (на р. Чусовой). Пристань с поселком соедине­ на узкоколейной железной дорогой, имеет ответвление, идущее вдоль р. Озерная и оз. Большое II. Данный водоем подлежит охране как редкий и своеобразный памятник природы. Озеро Сырник с плавающим островом (сплавиной) расположено в 2,5 км к востоку от пристани у д. За­ госкино в Добрянском районе. Оно лежит справа от проселочной дороги, которая пересекает красочный раз­ нотравный луг, окруженный смешанным лесом. Озеро имеет овально изогнутую форму в плане и вытянуто с севера на юг на 104 м при ширине до 84 м и наиболь­ шей глубине 9,5 м. В 1964 году плавающий остров яйце­ видной формы имел длину 80 м, максимальную ширину 35 м, толщину 0,3—0,6 м. Котловина озера разновоз­ растная: ее расширенная часть образовалась путем про64

зала более 40 лет тому назад (примерно в 1938— 1939 годы). На памяти старожилов вода уходила из озе­ ра через заиленную на дне трещину, которая затем вновь закупорилась глинистой пробкой. В 300—400 м юговосточнее Сырника находится озеро, из которого перио­ дически уходит вода (в 60—70-е годы она уходила дважды). Озеро Сырник ценно в научном и эстетическом отно­ шениях. Оно заполнено мягкой, сильно прогреваемой ле­ том водой, пригодно и доступно для купания и рыбной ловли, окружено живописным лесом. У озера необходимо установить щит, призывающий к сохранению чистоты водоема, острова и раститель­ ности на нем.

ОХАНСКИЙ МЕТЕОРИТ августа 1887 года в полдень 30 жители Пермской губернии наблюдали очень редкое при­ родное явление — падение крупного метеорита. Огромное раскаленное космическое тело промчалось по небосводу с се­ веро-востока на юго-запад и взорвалось над д. Таборы вблизи г. Оханска. Взрыв был очень сильный, сплошной грохот продолжался в течение 3—4 минут. Обломки метеорита рассыпались по всей округе. Волостной писарь так описал со слов крестьян падение одного из обломков: «Они заметили полет ку­ вырком какого-то предмета, похожего на овсяную соло­ менного цвета кучку, за которою вился белый дымок». Несколько наиболее крупных кусков метеорита было извлечено из двухсаженной воронки недалеко от Табо­ ров, другие обломки были подобраны в Оханске, Поло­ винной, Поповке. Поэтому нередко событие называют Оханским метеоритным дождем. По свидетельствам оче­ видцев, откапывавших таборскую часть метеорита и взвешивавших ее на местной пристани перед отправкой в Оханск, общий вес одних только крупных обломков составлял не менее 30 пудов, то есть около полутонны. Через 10 дней на месте падения метеорита побывал казанский геолог П. Кротов, которому удалось собрать 65

и доставить в геологический музей Казанского универ­ ситета около 150 кг метеоритного вещества. Падение ме­ теорита вызвало немало суеверных толков, и еще до появления П. Кротова в Таборах и Оханске множество осколков метеорита разошлись по рукам, бесследно ис­ чезли. Многие обломки попали не только в разные му­ зеи нашей страны, но и в музеи всего света. Может быть, поэтому в зарубежных каталогах у Оханского метеори­ та так много названий, среди которых «Таборы», «Та­ борское Село» и даже «Таборг». Метеориту были посвя­ щены десятки специальных научных и научно-популяр­ ных статей, а Ю. Симашко, подробно описавший боль­ шой каменный дождь под Оханском, первым предложил выделить метеоритику как новую науку, самостоятель­ ную область человеческих знаний. Геолог А. Павлов, описывая Оханский и другие ка­ менные метеориты, отмечал присутствие в их массе «ма­ леньких шарообразных или вообще округлых зерен вели­ чиною обыкновенно с просяное, иногда даже с конопля­ ное зерно или маленькую горошину». Эти крупицы минералов были названы хондрами, что в переводе с греческого означает «зерна». А «зернистые» метеориты стали называться хондритами. Среди других типов ка­ менных небесных пришельцев группу хондритов впер­ вые выделил минералог Г. Розе, который в 1829 году сопровождал А. Гумбольдта в его путешествии по Уралу. Ко времени падения Оханского метеорита в класси­ фикации хондритов насчитывалось более 30 разновидно­ стей. И все же этот метеорит был особенный. В сентяб­ ре 1887 года пять его обломков попало в Петербург в химическую лабораторию Д. Менделеева. Знаменитый ученый очень заинтересовался метеоритом и поручил его химический анализ лучшим своим ученикам — сту­ дентам Тихонравову, Петрову, Юникову и Троицкому. Несколько обломков метеорита были переданы для петрографического изучения геологу А. Иностранцеву. Дважды Д. Менделеев рассказывал об Оханском метео­ рите на заседаниях Русского физико-химического обще­ ства. Содержание углерода в этом небесном госте оказа­ лось небольшим — всего лишь около 0,24%, однако в анализах других образцов количество углерода доходи­ ло уже до 1%, существенно приближаясь к интересней­ шему классу каменных метеоритов — углистых хондри­ тов. До сих пор еще точно не установлена органическая 66

или неорганическая природа углерода в Оханском ме­ теорите. Особое внимание Д. Менделеева привлекли, конечно, многочисленные хондры — черные, блестящие шарики из никелистого железа. Самые крупные из них достигали величины средней дробинки. Это очень большая ред­ кость— сфероидальные железные зерна, ведь обычно хондры сложены силикатами. Ученые давно уже обрати­ ли внимание на то, что совершенно неизвестные на Зем­ ле шарики-хондры могут образоваться только в какихто совсем необычных условиях. Но каких именно? При столкновениях астероидов, при взрывах больших планет или в период образования всей солнечной системы? Споры о возникновении хондр могли бы затянуться еще на многие десятилетия, если бы не пришло время начаться космическому веку. Первые же исследования лунного грунта, доставленного на Землю космическими аппаратами, наметили новый, самый правильный путь изучения хондритов. Поверхность Луны продемонстри­ ровала ученым изобилие самых разнообразных по свое­ му происхождению, составу и строению хондр. При пол­ ном отсутствии атмосферы выбрасываемая лунными вулканами магма взрывообразно распыляется и засты­ вает крошечными шариками. В безвоздушной среде си­ лы поверхностного натяжения не дают капелькам магмы вытянуться в очень продолговатые зернышки или нити, как это бывает с магмой при взрывах в жерлах земных вулканов. Таким образом, хондры — это своеобразные визитные карточки вулканов малых безатмосферных планет. А удивительные железные хондры, найденные в Охан­ ском метеорите, вероятнее всего, свидетельствуют о том, что из раскаленных недр Луны на ее поверхность проби­ вается не только обычная силикатная магма, но и более глубинная магма железоникелевого состава. Посколь­ ку метеориты являются обломками литосферы Луны, то они, как и многие вулканогенно-осадочные породы, могут включать в себя хондры не одного, а многих из­ вержений. Состав метеоритов существенно зависит от той глубины недр Луны, с которой вулкан захватывает и выносит на космические орбиты лунные горные по­ роды. Выдающийся исследователь Урала, академик П.Пал­ лас еще в XVIII веке обнаружил под Красноярском же­ 67

лезнокаменную глыбу весом в 620 кг. Есть основания полагать, что этот метеорит был выброшен из зоны лун­ ной коры, пограничной с планетным ядром. Метеориты такого типа ученые всех стран ныне называют паласси­ тами. Красноярский крайисполком Совета народных де­ путатов принял решение об установке памятных знаков на месте находки уникального метеорита Палласово Железо. Как известно, Оханский метеорит взорвался в возду­ хе и не оставил большого кратера, который можно было бы отнести к памятникам природы и сделать туристскоэкскурсионным объектом. Не осталось на месте падения и самого метеорита. И тем не менее, Оханский метеорит, обломки которого уже немало послужили ученым всего мира и хранятся во многих музеях на разных континен­ тах, достоин памятного знака. Место падения метеорита было описано очевидцами и известно точно: на склоне высокого холма в 2 км от Таборов, справа от дороги, ве­ дущей из этого села в Очер. Памятным знаком Охан­ скому метеориту — первому в нашей области лунному гостю — может быть глыба базальта или анортозита — этих самых распространенных лунных пород, хорошо известных также и у нас на Земле.

ПАМЯТНИКИ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ

КУНГУРСКАЯ ЛЕСОСТЕПЬ К унгурская островная лесостепь распо­ ложена в юго-восточной части Перм­ ской области. Западная ее граница проходит по р. Ирени. Ирень является одновременно и границей распростра­ нения лесостепных почв. Кроме того, по Ирени проходит линия замещения геологических напластований нижне­ пермских отложений кунгурского яруса верхнепермски­ ми осадочными породами. Вероятно, именно эти факторы и обусловили столь резкую здесь границу распростране­ ния степных растений к западу. Южная и юго-восточная граница проходит от с. Енапаево на Тюш — Мосино, да­ лее по границе со Свердловской областью до р. Сыл­ вы. По левобережью Сылвы граница идет до д. Черный Яр. На северо-востоке она то отступает от Сылвы, спу­ скаясь несколько южнее, то переходит на ее правобе­ режье. Далее от Кунгура на север граница тянется по­ лосой по обе стороны Сылвы, захватывая нижнее тече­ ние Бабки и Шаквы до с. Серьги. Северным форпостом Кунгурской лесостепи мы считаем район Серьги, где опять-таки проходит граница древних геологических на­ пластований. Именно здесь большинство лесостепных растений находят северный предел своего распростране­ ния. В целом территория Кунгурской лесостепи зани­ мает площадь 12 тыс. км2 и включает в себя следующие административные районы: северную и центральную часть Октябрьского, восточную — Уинского, западную — Суксунского, Ординский, Кунгурский (за исключением западной части) и крайнюю юго-западную часть Бере­ зовского района. 69

На обширной территории Кунгурской лесостепи не­ обходимо взять под охрану следующие ботанические объекты: Северный форпост Кунгурской лесостепи по правому берегу Сылвы около д. Горбунята. Здесь на выходах

известняков встречается масса степных растений, многие из которых как бы останавливаются тут и севернее или вообще не встречаются, или являются довольно редки­ ми: лук прямой, ветреница лесная, полынь широколист­ ная, полынь холодная, астрагал рогоплодный, астрагал эспарцетный, колокольчик сибирский, мордовник обык­ новенный, лабазник шестилепестный, качим высочай­ ший, оносма простейшая, остролодочник волосистый, ис­ тод сибирский, смолевка поникшая, смолевка башкир­ ская, ковыль перистый, вероника колосистая. Участок склона коренного берега р. Сылвы за д. По­ сад. Это каменистые гряды протяженностью около

2,5 км, которые местными жителями именуются «гора­ ми» (Коломагины горы, Лобановы горы, гора Медвед­ ка). Склоны и вершины их представлены фрагментами ковыльных и разнотравно-ковыльных степей. В 20 км к юго-западу от с. Суксун, у границы с Ор­ динским районом, находятся три интереснейших камня: Кошулинский, Бурдинский и Никулинский.

НИКУЛИНСКИЙ. Склоны его покрыты остепненным бором с кустарниковым ярусом из вишни степной и спи­ реи городчатой с травяным покровом из полыни шелко­ вистой, колокольчиков сибирского, болонского, василька сибирского, змееголовника Рюйша, оносмы простейшей, мытника хохлатого, василистника простого и других. Вершину склона, словно шапкой, покрывают шиверекия горная и бурачок ленский. КОШУЛИНСКИЙ. Склоны его также покрыты со­ сновым, но уже с примесью березы лесом. Научный ин­ терес представляет горошек многостебельный — реликт плейстоценовой холодной степи. БУРДИНСКИЙ. В отличие от первых двух, этот камень окружен смешанным (при большом участии ели) лесом. На расстоянии от него уже чувствуется прохла­ да. Склоны его отвесны, омоховелы и кое-где покрыты папоротником-костенцом постенным, в расщелинах — пу­ зырник ломкий. В нижней части склона, почти у подош­ вы, растет картуза Матиоли, относящаяся, по-видимому, к числу сниженных альпийцев. 70

Материковый склон к р. Ирени против д. Бикбай.

Участок протяженностью около километра. Склон кру­ той, гипсовый, покрытый горными сосняками. Научный интерес представляют комплекс реликтовых сосняков и сопутствующие им растения. Здесь масса пырея отогнутоостого, астрагала бороздчатого, астрагала рогоплод­ ного, полыней заменяющей, шелковистой, широколист­ ной, мордовника обыкновенного, солнцецвета обыкновен­ ного, овсеца пустынного, ковыля перистого, ковыля кра­ сивейшего, чабреца башкирского, чабреца обыкновен­ ного и многих других видов, свойственных таким место­ обитаниям. В понижениях встречаются венерин башма­ чок настоящий, венерин башмачок крупноцветковый, пыльцеголовник красный — виды, нуждающиеся в охра­ не по всей территории их ареала. В окрестности этого же пункта, но по другую его сторону, на границе с Уин­ ским районом, находится лог. Южный склон его крутой, скалистый, сложен гипсами. Стены чаще отвесно или круто опускаются в пологое днище лога, сырое и забо­ лоченное на значительном протяжении. При впадении лога в р. Ирень — большая популяция редкого злака тростянки овсяницевой. По склону часто встречаются венерин башмачок настоящий и венерин башмачок круп­ ноцветковый. Вершина лога несет на себе участки степ­ ной растительности. Участок склона р. Сухой Телес за д. Харино. Русло этой реки на значительном протяжении сухое. По право­ му берегу, экспонированному на юг, разнотравная «красочная» степь. Травяной покров из шалфея степно­ го, качима высочайшего, солнцецвета обыкновенного, по­ лыни шелковистой, мордовника обыкновенного, истода сибирского, Черноголовки крупноцветковой, буковицы лекарственной, среди редкого полога из сосны и березы. Кроме того, здесь встречаются редкие виды серпухи рав­ нолистной, козельца пурпурового, герани кроваво-крас­ ной. Из злаков — овсец Шелла. Кроме степных растений, большой научный интерес представляет произрастание на описываемом склоне бе­ резы низкой, среди реликтовых горно-степных растений володушки многонервной, дендрантемы Завадского, ве­ черницы сибирской. На произрастание ее в подобных местообитаниях впервые указали Б. Козо-Полянский и Д. Литвинов. Явление это, по мнению названных авто­ ров, редкое и рассматривается ими как «драгоценный 71

остаток» доледниковой флоры, которая в скором вре­ мени может окончательно исчезнуть. Необходимо взять на учет растительность скал и без­ лесных каменистых обнажений в окрестности сел Ена­ паево, Ишимово, Алтынное, Уразметьево, Малый Ашап, Красный Ясыл, Верх-Кунгур, Весляны, Кокуй, Подка­ менная, Кочебахтино, Снегири, Зуята. Данные участки

являются местами концентрации степных растений, об­ разующих настоящие реликтовые сообщества. Естественные сосновые боры в зеленой зоне г. Кун­ гура и с. Суксун. Они являются мощным биологическим

фильтром, очищающим воздух от промышленных загряз­ нений. Дубовые и дубово-березовые участки леса около сел Богородское, Мосино, Кочешовка. Эти пункты представ­

ляют северную границу распространения дуба черешча­ того на территории Кунгурской лесостепи (ранее она проходила около с. Орда, на 50 км севернее указанных пунктов). Леса здесь разрежены, с травяным покровом из володушки золотистой, сныти обыкновенной, букови­ цы лекарственной, бубенчика лилиелистного, колоколь­ чика крапиволистного, осоки средней, сочевичника ве­ сеннего, купены лекарственной. Дуб в этих местах пло­ доносит, но не возобновляется. Нижние ветки деревьев, по-видимому, повреждаются, а потому высыхают и от­ мирают. Целесообразно полное заповедание. Высокоствольные старые липовые леса в 3 км северозападнее д. Шатрово. В травяном покрове преобладают

ясменник душистый, копытень европейский, осока Ар­ нелля, сочевичник весенний. Из высокотравья характер­ ны володушка золотистая, колокольчик крапиволистный, овсяница лесная, костер Бенекена. Эти леса, интересные в ботанико-географическом отношении, представляют, по мнению К. Игошиной, остатки широколиственной расти­ тельности более теплого климатического периода. Участки липового леса с лазурником трехлопастным в окрестностях сел Чайка, Вторые Ключики, на Спас­ ской горе. Целесообразна организация заказника с

целью сохранения этого третичного широколиственного реликта. Бореально-болотные виды на территории Кунгурской лесостепи немногочисленны из-за отсутствия надлежа­ щих местообитаний. Поэтому нам кажется необходимым сохранить верховое сфагновое болото в окрестности 72

с. Уинское. Для территории Кунгурской лесостепи это единственный крупный болотный массив. Здесь произ­ растают бореально-болотные и гипоарктические виды. В древесном ярусе сосна обыкновенная, а травяно-ку­ старничковый ярус из подбела белолистника, болотного мирта, пушицы влагалищной, водяники черной, росянки круглолистной, осоки топяной, клюквы болотной, морош­ ки, голубики, черники, брусники, багульника болотного. Большой интерес представляют гипоарктические виды: водяника черная, морошка, андромеда дубровниколист­ ная, голубика, багульник болотный. Создание на территории Кунгурской лесостепи от­ дельных постоянных заказников, а также организация заповедника в окрестности д. Бикбай и филиала его в окрестности д. Харино, несомненно, способствовали бы сохранению этого ботанического феномена в Пред­ уралье.

СПАССКАЯ ГОРА пасская Гора — уникальный уголок С природы Среднего Урала, своеобраз­ ный музей природы, в котором пред­ ставлены нехарактерные для таежного Урала степные растения. Они состав­ ляют более 30% ее флоры. Выделенный для заповедания мас­ сив Спасская Гора имеет вид подковы или дуги протяженностью около 6 км и шириной от 200— 300 м до 1 км. Это склон правого коренного берега р. Сылвы, сложенный известняками и гипсами. Вершина подковы представлена живописными камнями, являю­ щимися обнажениями коренного берега Сылвы, которая в этом месте подходит к ним почти вплотную. Левое крыло подковы вытянуто с юга на север и имеет про­ тяженность около 4 км, ширину около 1 км. Граница проходит по Подкаменному логу, расположенному на­ против д. Подкаменной. Здесь Спасская Гора смыкает­ ся с Подкаменной Горой, представляющей собой цепь мощных каменистых обнажений, тянущихся по правому берегу р. Сылвы на многие километры. Правое крыло подковы вытянуто с запада на восток, его протяженность около 2 км, наибольшая ширина 200—300 м. Это цепь не­ 73

высоких холмов, представляющих собой склон южной экспозиции древнего коренного берега. Сылва здесь да­ леко уходит на юг. С юго-востока в километре от этой гряды протекает Шаква — приток Сылвы. Пойма выра­ жена хорошо, наибольшая ширина ее около 2 км. В про­ шлом сильно заболоченная, после проведения мелиора­ тивных работ она почти повсеместно распахана. Наибольшую научную ценность представляет собой травяная растительность Спасской Горы. Большинство естественных травяных сообществ — остепненные луга, луговые и каменистые степи. Площадь этих степных ост­ ровков в общей сложности составляет всего 40 га. Они приурочены в основном к правому крылу Спасской Го­ ры, представляющему собой, как уже отмечалось, склон южной экспозиции. Наибольшая опасность исчезновения угрожает луго­ вым степям и остепненным лугам, которые приурочены к выровненным участкам рельефа (высокая равнина, подножие склона). Они в первую очередь подвергаются сенокошению, выпасу и распашке. Выделены следующие варианты луговых степей: пе­ ристоковыльная, типчаковая, перистоковыльно-разно­ травная, типчаково - драково - эспарцетово-разнотравная. Степная и лугово-степная растительность включает мно­ го эндемичных, реликтовых и редких исчезающих видов: ковыль перистый, пырей отогнутоостый, астра итальян­ ская, астра альпийская, спаржа лекарственная, лук пря­ мой, полынь широколистная, полынь холодная, коло­ кольчик сибирский, колокольчик болонский, мордовник обыкновенный, таволга шестилепестная, солнцецвет обыкновенный, эспарцет песчаный, оносма простейшая, остролодочник волосистый, шалфей степной, девясил шершавый, овсяница желобчатая, пиретрум щитковид­ ный, астрагал рогоплодный и другие. Эти реликтовые растения разного возраста и проис­ хождения являются в то же время и лекарственными. Поэтому следует ограничить ежегодно проводимые на Спасской Горе массовые заготовки лекарственного сырья. Особенно это касается таких растений, как девя­ сил, шалфей, душица, зверобой, кровохлебка, наперстян­ ка, лапчатка-калган, крушина. Леса Спасской Горы занимают площадь 156 га. Встречаются следующие типы лесов: березовые, сосно­ вые, ильмово-березово-липовые... 74

Наиболее широко распространены березовые леса, их площадь 102 га, но они не представляют особой науч­ ной ценности, являясь вторичными по своему происхож­ дению. Этими лесами покрыто почти все левое крыло Спасской Горы. Березовые леса делятся на две группы: — березняки с примесью ели с преобладанием в тра­ востое лесных растений. Они занимают площадь 52 га и расположены, как правило, в нижней части склона. Доминирующими растениями под пологом леса являют­ ся сныть и папоротник-орляк; — сильно остепненные березняки. Они расположены либо в верхней части склона, либо на высокой равнине. В травостое их встречается большое количество степных растений. Сосновые леса. Они занимают около 26 га и приуро­ чены к повышенным участкам рельефа. В верхней части склона им нередко сопутствуют каменистые обнажения. Травостой их сильно остепнен. В подлеске много мож­ жевельника. Вместе с сосновыми лесами Подкаменной Горы они образуют единый реликтовый комплекс плей­ стоценового (ледникового) возраста. Под пологом этих сосновых лесов встречаются следующие редкие виды: ветреница лесная, истод сибирский, астра альпийская, прострел, копеечник альпийский, хризантема сибирская. Здесь также произрастают эндемичные виды астрага­ лов, нигде более не встречающиеся. Астрагал кунгур­ ский вошел в Красную книгу в числе видов первой груп­ пы, дальнейшее существование которых невозможно без специальных мер охраны. Ильмово-березово-липовые леса. Эти леса отмечены нами на правом крыле Спасской Горы. Они занимают площадь около 25 га. В древостое преобладает липа. Вязы, обычно старые и узловатые, тянутся узкой поло­ сой по кромке леса. В подлеске много крушины лекарст­ венной. Эти леса имеют большую научную ценность — 44% флоры травостоя в них составляют неморальные виды третичного возраста: лазурник трехлопастной, на­ перстянка крупноцветковая, пыльцеголовник длинноли­ стный и другие. Вяз представлен довольно редким у нас видом — вяз гладкий. На территории Спасской Горы, Подкаменной Горы и их ближайших окрестностей целесообразно организо­ вать заповедник площадью не менее 1,5—2 тыс. га. 75

ВЕСЛЯНСКИЙ БОР-ВЕРЕЩАTHИК тЭот памятник природы выделен в 1965 году с целью охраны редкого для Пермской области растения — вереска европейского. Он расположен на севе­ ро-западе Гайнского района на лево­ бережье р. Весляны в окрестностях пос. Керос и представляет собой чис­ тый сосновый лишайниковый бор с ве­ реском в подлеске. Площадь его 200 га. Он носит назва­ ние природного парка имени Ю. Гагарина. Этот лес хо­ рош в любое время года, но особенно красив в пору цве­ тения вереска, который расцвечивает снежно-белый ко­ вер лишайников яркими лиловыми пятнами, придавая всему лесу неповторимый, необычайно нарядный, празд­ ничный вид. Вереск — типичное европейское растение, занесенное ныне в список охраняемых видов Пермской области. Это низкорослый приземистый кустарник с мелкими трех­ гранными колючими листьями, похожими на хвоинки. В нецветущем состоянии он очень похож на хвойное ра­ стение. Однако к хвойным вереск не имеет никакого от­ ношения. Это цветковое растение из семейства вереско­ вых, куда, кроме него, входят также багульник, толок­ нянка, мирт болотный и некоторые другие. Его лилово­ розовые цветки собраны в односторонние кисти, которы­ ми заканчиваются побеги. В цветке вереска ярко окра­ шены не лепестки венчика, а чашелистики. Именно они выполняют функцию привлечения насекомых-опылите­ лей. Плод сухой — коробочка. Она прикрыта сверху потускневшими к моменту об­ разования плодов завернувшимися внутрь чашелисти­ ками. Вереск распространен на большей части территории Европы. В центральной части европейского ареала он встречается повсеместно от 30 до 71° северной широты. Наибольшего расцвета образуемые им сообщества дос­ тигают в условиях влажного прохладного и ровного климата. Экологически он тяготеет к бедным раствори­ мыми минеральными веществами почвам, поэтому его можно отнести к типичным олиготрофам. Он требует 76

достаточно хорошего освещения, поэтому никогда не встречается под пологом тенистых лесов, но обычен в европейских сосновых лишайниковых борах. Особенно же распространены в Европе так называемые верещат­ ники, или вересковые пустоши, имеющие местами ланд­ шафтное значение. Они придают местности характерный колорит, осо­ бенно в период массового цветения. На северо-западе Европы вереск встречается и по сфагновым болотам. По мере продвижения на восток ареал его сужается. На северо-востоке факторами, огра­ ничивающими его распространение, являются континен­ тальность климата, а в ряде районов — вечная мерзлота, на юго-востоке — сухость воздуха и почвы и резкие пе­ репады температур. В восточной части европейского ареала сужается и экологическая амплитуда вереска. Он встречается здесь только под пологом леса, чаще всего соснового, где меньше колебания температуры и влажности воздуха, хорошая освещенность и достаточен снежный покров, под пологом которого он перезимовывает. Таким образом, по мере продвижения на восток происходит резкое выклинивание ареала этого вида. Из­ вестный исследователь реликтовой и эндемичной флоры Урала П. Горчаковский указывает, что самая восточная точка обширного европейского ареала вереска находит­ ся в Пермской области на левом берегу р. Вишеры. Пос­ ле долгого перерыва отдельные изолированные место­ обитания вереска обнаруживаются в Сибири, главным образом в бассейне Тобола и его притоков Тавды, Ту­ ры с Пышмой и Исети. Отмечен он и в Северной Америке. Сибирские и аме­ риканские местонахождения вереска носят реликтовый характер, представляя собой остатки некогда сплошно­ го ареала. В нашей области типичные ландшафтные северо-ев­ ропейские боры-верещатники наиболее полно выражены на северо-западе Гайнского района, но даже здесь в мес­ те их сосредоточения площадь, занятая ими, ничтожна. Она составляет лишь 10% всех сосняков района. Отсюда вытекает необходимость их охраны. Территория заказника однородна по рельефу, почвам и растительности. Рельеф выровненный, почвы сильно­ подзолистые песчаные, растительность на всем протя­ 77

жении представлена однородным сосновым лесом без примесей других пород. Со всех сторон территория окружена таким же со­ сновым лесом, лишь на северо-западе граница проходит по маленькой речушке Туйкос — притоку Весляны. Здесь наблюдаются заметное понижение рельефа и связанное с этим изменение растительности. В древостое единично появляются береза и ель, в напочвенном ярусе преобла­ дают зеленые мхи, низкие берега речки Туйкос заболо­ чены, здесь наблюдаются элементы настоящего сфагно­ вого болота: на поверхности почвы развиты большие кочки, покрытые то сфагнумом, то мхом-долгомошником, так называют мох кукушкин лен, здесь же растет ба­ гульник, повсюду рассыпаны бусы клюквы. Сосновый лес на территории заказника, будучи одно­ родным по составу древесного яруса, несколько разли­ чается по составу травяно-кустарничкового и напочвен­ ного ярусов, что позволяет выделить в нем две расти­ тельные ассоциации: сосняк-верещатник-беломошник и сосняк-верещатник-брусничник-зеленомошник. Первая ассоциация является преобладающей, она отмечена на площади 150 га и характерна, в основном, для зрелых лесов 80-летнего возраста. Высота сосен 17 м, средний диаметр стволов 16 см. В лесу наблюдается хороший подрост сосны. Кустарниковый ярус (подлесок) представлен вере­ ском европейским. Кусты вереска развиты хорошо. Поч­ ти все они цветут, средняя высота их около полуметра, а площадь покрытия ими почвы составляет около 65%. Из лишайников преобладает ягель, или олений мох, который относится к ботаническому роду кладония. Это кустистый лишайник. На территории заказника он представлен тремя видами, из которых преобладает кладония альпийская. Флора высших травянистых растений очень бедна и едва ли насчитывает до десятка видов. Травяно-кустар­ ничковый ярус практически не выражен вследствие рас­ сеянного произрастания травяных растений. Это обус­ ловлено бедностью почв. Они здесь песчаные, сильно­ подзолистые, сухие. Сухость и бедность их обусловлена физическими свойствами песчаной почвы, легко пропу­ скающей воду с растворенными в ней минеральными веществами в нижние горизонты, недоступные для кор­ ней травянистых растений. 78

Наиболее обычны кошачья лапка двудомная и ястре­ бинка волосистая. По просекам встречается злак — вейник наземный. Из редких, подлежащих охране видов здесь, помимо ве­ реска, растут прострел раскрытый — одно из самых кра­ сивых раннецветущих растений, — известный еще под названием сон-трава, и два вида плаунов. Ассоциация этого типа, но с некоторыми модифика­ циями, есть также в старых перестойных сосняках, воз­ раст которых свыше 120 лет. Старые сосны, при той же высоте 17 м, имеют диаметр ствола в два раза больше. В этих сосняках хорошо выражена мозаичность ра­ стительного покрова—чередование пятен растительности, существенно различающихся по видовому составу. Под кронами старых сосен на густом слое хвои пышным ков­ ром разрастается брусника, довольно обильна черника, единично встречаются куртинки зеленого мха плеурози­ ум шребери, единично же — кустики вереска. Диаметр этих пятен равен проекции крон. В промежутке между ними в условиях более интенсивного освещения разви­ ты микрогруппировки с преобладанием вереска и кла­ донии альпийской. Ассоциация второго типа — сосняк-верещатник-брус­ ничник-зеленомошник— приурочена к микропонижени­ ям рельефа. Именно с этим связано пышное развитие зеленых мхов в напочвенном ярусе, среди которых до­ минирует плеурозиум шребери. Здесь же изредка растут лишайники — пельтигера и цетрария. Кустарниковый ярус из вереска обыкновенно разрежен: площадь по­ крытия им почвы не более 10%. Зато хорошо выражен травяно-кустарничковый ярус, доминирующим растением которого является брусника. Она покрывает почву поч­ ти сплошным ковром. Итак, Веслянский бор-верещатник подлежит полной охране. На территории заказника запрещены все виды рубки, кроме санитарных, сбор растений для каких бы то ни было целей, а также прочие виды хозяйственной деятельности. Особой охране подлежат виды, занесенные в список охраняемых растений Пермской области: вереск евро­ пейский, прострел раскрытый (сон-трава), ятрышник крончатый и плауны — сплюснутый и годичный. 79

ЛУНЕЖКИ о берегу Камского водохранилища от П Добрянки до Полазны узкой 20-кило­ метровой грядой тянутся Лунежские горы, которые местные жители назы­ вают просто Лунежки. Невысокие го­ ры, поднимающиеся над водохранили­ щем не более чем на 50 метров, из­ давна привлекали к себе внимание гео­ логов и ботаников. Более 100 лет назад в южной части Лунежских гор геолог А. Зайцев впервые описал поднятие горных по­ род палеозойской эры. Дальнейшими исследованиями уральских геологов, а также при бурении скважин в 30-е годы было установлено, что открытое А. Зайцевым поднятие является частью гораздо более значительного по размерам геологического образования ПолазненскоКраснокамского вала. Определяя надежное основание для плотины Камской ГЭС, изыскатели и проектиров­ щики провели большие исследования полазненского кар­ ста. Многие годы здесь работали экспедиции карстове­ дов Пермского государственного университета, которые только на одном полазненском полуострове описали бо­ лее 5 тыс. воронок и других карстовых явлений. Было также известно, что в середине прошлого столетия меж­ ду Добрянкой и Полазной произошло 7 землетрясений силой до 5 баллов. Одно из самых значительных земле­ трясений в окрестностях Добрянки было 14 мая 1867 го­ да. Первый русский сейсмолог А. Орлов изучил район землетрясения, опросив более 100 очевидцев в 50 де­ ревнях. Составленный А. Орловым подробный план Добрянского сейсмоактивного района стал первой в России схемой распространения землетрясения. Не­ сколько слабых землетрясений, а также случайных про­ валов и просадок отмечены здесь и в нынешнем сто­ летии. Лунежские горы интересны не только в геологиче­ ском, но и в ботаническом отношении. В 1911 году вы­ дающийся пермский ботаник П. Сюзев писал: «На реке Каме выше Полазны Пермского уезда на гипсовых обна­ жениях пермокарбоновой толщи сохранилась любо­ пытная флора третичных реликтов. Тут сосновый бор венчает гипсовые скалы, и целый десяток альпийских 80

растений на утесах представляет большую неожидан­ ность вдали от Уральского хребта». Десять лет спустя П. Сюзев делал доклад на I Все­ российском съезде ботаников в Петербурге, где его вы­ ступление было записано следующим образом: «В инте­ ресах исследования древних элементов флоры Среднего Урала, в целях выяснения ее происхождения доклад­ чик обращает внимание на Лунежский реликтовый уча­ сток. Необходимо принятие действенных мер к охране этого древнего памятника природы, единственного в сво­ ем роде на Урале». В 1924 году в первом выпуске «Пермского краевед­ ческого сборника» профессор А. Хребтов опубликовал интересную статью «К вопросу об изучении и охране памятников природы на Урале». По мнению Хребтова, первоочередной охране подлежат лиственничные и ли­ повые рощи Урала, вековые кедры, ели и пихты, дубы, вязы и древовидные можжевельники, душистая орхидея большой венерин башмачок, а также флора третичных реликтов у Полазны — сосновый бор и целый десяток альпийских растений. В дальнейшем растительность Лунежских гор изуча­ ли такие видные ботаники Урала, как К. Игошина и А. Пономарев. При этом К. Игошина описала 603 по­ лезных растения из флоры Среднего Урала. В послед­ ние годы здесь работали научные сотрудники и студен­ ты кафедры ботаники Пермского государственного уни­ верситета. Эти исследования позволили провести учет отдельных растений и выявить ряд редких реликтовых растений, подлежащих охране. В список внесены аль­ пийская астра и соссюрея, лук-скорода, лилия-саранка, цистоптерис ломкий, адонис сибирский, пион марьин ко­ рень, куропаточья трава, или дриада, и другие расте­ ния. По богатству полезных растений участок Лунеж­ ских гор превосходит многие уголки Урала. Начиная с 1979 года, трудятся здесь ученые Пермского медицин­ ского института. И в дальнейшем на Лунежских горах ученым предстоит большая работа. Важно отметить, что деятельность человека в окрест­ ностях Лунежских гор очень интенсивна и возрастает с каждым годом. Полоса леса и ценных для науки ра­ стений, о которых мы говорили, уменьшается, может получиться так, что Лунежки в современном понимании перестанут существовать. Это значит, что сейчас, не те­ 81

ряя драгоценного времени, все заинтересованные спе­ циалисты должны приступить к изучению этого редкого уголка природы и решить вопрос, что нужно сделать, чтобы сохранить его для потомства.

РАЙОН ХВОЙНО-ШИРОКОЛИСТВЕННЫХ ЛЕСОВ вХойно-широколиственные леса занима­ ют в основном юго-запад Пермской области. Северная граница этого райо­ на проходит через Частые, Осу на Кунгур, на юго-востоке смыкаясь с Кунгурской лесостепью. Зональными в нем являются смешанные елово-ли­ повые, елово-кленовые леса. Среди массивов смешанных лесов изредка попадают­ ся участки, приуроченные к вершинам высоких увалов и к их склонам с южной и юго-западной экспозициями, с более или менее хорошо сохранившимися фрагмента­ ми европейских широколиственных лесов. Они являются реликтами последних, широко распространенных в пер­ вой половине среднего голоцена на Урале. Из широколиственных видов, встречающихся в Перм­ ской области, наиболее интересны: из древесных — дуб черешчатый, клен платанолистный, вяз, ильм, липа серд­ целистная; из кустарников — лещина обыкновенная, или орешник, жестер слабительный; из травянистых расте­ ний — папоротник-щитовник мужской, коротконожка лесная, костер Бенекена, овсяница лесная, бор раскиди­ стый, копытень европейский, фиалки удивительная и опушенная, пролесник европейский, ясменник душистый, колокольчик широколистный и целый ряд других, а также приуральско-уральские эндемики (растения, ни­ где, кроме Урала, не встречающиеся) широколиствен­ ных лесов — короставник татарский и цицербита ураль­ ская. Все эти виды в совокупности образуют так назы­ ваемый неморальный (лесной) комплекс, или комплекс широколиственного леса. По мере движения на восток по территории Восточно­ 82

Европейской равнины происходит обеднение и расчле­ нение этого комплекса, поэтому в наших условиях сов­ местное произрастание всех видов, указанных выше, встречается крайне редко, что объясняется экологически­ ми особенностями их. Литературные данные о ботанических объектах это­ го района крайне скудны. Это либо упоминание при опи­ сании лесов (М. Данилова — Капкан, Сарашинская дубрава), либо рассмотрение в качестве объекта хозяй­ ственного использования (Н. Ковязин — Ореховая и Вишневая горы). Наиболее полно неморальный флористический ком­ плекс в условиях области представлен в районе д. Кап­ кан (Чернушинский район). Он находится на вершине и по склонам увала протяженностью около 5 км, нося­ щего название горы Капкан, являющегося одним из наиболее высоких увалов Чернушинского района. Древесный ярус широколиственного леса образован ильмом (вязом голым), кленом платанолистным, липой, по опушкам его обычен дуб. Кроме них, единично встре­ чаются пихта, ель, осина, береза поникшая и некоторые другие. В зависимости от направления, крутизны и ча­ сти склона соотношение деревьев при постоянстве ви­ дового состава сильно меняется. Под пологом древостоя обычными являются ценный плодовый кустарник орешник, бузина, отчасти черемуха и малина. В лесу орешник обычно не достигает крупных размеров (высота его в пределах 2—3 м, часто мень­ ше), а на полянах, расположенных по вершине увала, он становится крупным (до 4—5 м высотой) и хорошо плодоносит, что нельзя сказать об экземплярах, произ­ растающих в лесу. Негустой травяной покров леса поражает своей вы­ сотой. Выше человеческого роста возвышаются цицер­ бита, короставник, получивший латинское название в честь натуралиста и врача Христиана Кнаута, борец вы­ сокий, бор раскидистый, колокольчик широколистный, овсяница лесная и некоторые другие. Очень декоратив­ ны крупные экземпляры щитовника мужского. Деревья обвиты хмелем. Кроме них, отмечены ясменник души­ стый, копытень европейский, чистец лесной, названная по сходству венчика с пастью рыбы яснотка белая, ку­ пена многоцветковая, или «соломонова печать», и дру­ гие. Изредка можно встретить крупные кусты пиона 83

сомнительного (марьин корень) — растения, редко встре­ чающегося на юге нашей области, занесенного в Крас­ ную книгу, являющегося ценным лекарственным расте­ нием. По вершине увала лес перемежается с более или ме­ нее обширными полянами, покрытыми зеленым ковром злаково-разнотравных лугов. Кроме обычных луговых видов (ежа сборная, тимофеевка, овсяница луговая, кле­ вера, нивяник, манжетки, земляника и многие другие), встречаются и виды степные. Это чины клубненосная и гороховидная, лапчатка прямая, горошек гороховид­ ный... Два последних — очень редкие в области расте­ ния, встречающиеся только в Чернушинском, Куедин­ ском и на юге Бардымского района. Ранее они в пре­ делах области не отмечались. В основании уклона увала находится много мелких (площадью до 200—400 м2) ключевых болот. На наибо­ лее крупных из них преобладают болотные виды — вахта трехлистная, сабельник, калла-белокрыльник, осо­ ки, сфагновые мхи и другие, а также некоторые виды орхидей — любка двулистная, ятрышник пятнистый, мя­ котница однолистная. В настоящее время этот замечательный ботаниче­ ский объект испытывает довольно значительное воздей­ ствие со стороны человека. На части увала, обращен­ ной к деревне, на которой находятся основные фрагмен­ ты дубрав, организован карьер по добыче гравия. Его вершина, по рассказам местных жителей, срыта уже на 15—20 м. Дальнейшие разработки могут привести к полному уничтожению уникального растительного ком­ плекса. Часть наиболее крупных полян по вершине ува­ ла распахана, а остальные интенсивно посещаются сбор­ щиками земляники. Несколько более обедненный комплекс находится в окрестностях с. Дубовая гора (Куединский район). Он занимает выровненную и склоновую части южных на­ правлений увала, носящего у местного населения назва­ ние Татарская гряда. На злаково-разнотравных лужайках между группа­ ми деревьев преобладают земляника зеленая (клубни­ ка), погремок, нивяник... Злаки представлены полеви­ цей, мятликом луговым, овсяницей красной. На склоновых участках насаждения сомкнутые, об­ разуют небольшие рощицы, чередующиеся с узкими по­ 84

лосами луговой растительности между ними. Наиболее крупные деревья здесь — дубы. Они достигают 20 м и более высоты, а наиболее крупные — до 0,8—1 м тол­ щины. Также встречаются клен, очень ценный медонос и улучшитель почв — липа, ильм, изредка рябина. Хвой­ ные породы отсутствуют. Кустарников фактически нет, кроме единичных эк­ земпляров жимолости лесной и черемухи. Травяной покров невысокий и негустой, что связано с сильным затемнением почвы деревьями. Наиболее крупные растения — пион сомнительный и сочевичник весенний, расцветающие в мае, но более всего здесь сныти обыкновенной, местами сплошь покрывающей почву. Кроме них, произрастают копытень, получивший название за своеобразную форму листьев, фиалка хол­ мовая, ясменник, фиалка удивительная (названная так Карлом Линнеем в связи с особенностью цветения — появляющиеся вначале красивые цветки не образуют се­ мян, они формируются в следующих за ними невзрач­ ных, нераскрывающихся круглых бутонах), будра плю­ щевидная, осока шиповатая и другие. Наиболее сильнодействующим на дубраву фактором является выпас скота. Почва местами по плотности мо­ жет соперничать с асфальтом. Следствием этого яв­ ляется изменение как живого напочвенного покрова, так и почвенной фауны, что в свою очередь может привести к необратимым изменениям и уничтожению этой дуб­ равы. Рассмотренные дубравы относятся к группе ассо­ циаций дубовых лесов с примесью других широколист­ венных пород и травяным покровом, характерным для широколиственных лесов. В районе же с. Сараши (Бар­ дымский район) находится одна из самых северных в области дубрав, относящаяся к группе ассоциаций ду­ бовых лесов с лесо-лугово-степным разнотравьем. Она занимает южный крутой правый коренной берег р. Тул­ вы, причем сосредоточена дубрава в верхней трети склона. Помимо дуба, преобладающего в древесном ярусе, встречаются береза, сосна и осина с липой. Дубы здесь некрупные, высотой не более 14—15 м, толщина их — 15—20 см, но они являются наиболее высокими де­ ревьями. 85

Хорошо представлены кустарники — шиповник, ра­ китник русский, жимолость лесная и калина. В основа­ нии склона часто встречается жёстер слабительный — лекарственное и редкое растение. Хотя травяной покров здесь также невысокий и негу­ стой, число видов, его образующих, велико. Нами было учтено более 60 видов. Наиболее обильны сныть, соче­ вичник, живучка ползучая, медуница неясная и копы­ тень европейский — виды, связанные с широколиствен­ ными лесами. Но большинство — растения, обычные для зоны темнохвойных лесов. Из них чаще всего встреча­ ются земляника лесная, золотая розга, названная так за длинное узкое ярко-желтое соцветие, подмаренник северный, герань лесная и целый ряд других. Группа ле­ состепных растений невелика; это буквица лекарствен­ ная, чина гороховидная, редко горошек гороховидный и другие. Отмечено сорно-луговое разнотравье — василек шер­ шавый, подорожник средний и большой, свидетель­ ствующие об антропогенном воздействии. Здесь, как и на Дубовой горе, выпасается скот, что в условиях кру­ тых склонов может вызвать весьма значительную эро­ зию почвы. Наиболее северный массив орешника отмечен около д. Малая Никольская (Осинский район). Он занимает южные склоны и вершину правого коренного берега р. Сидяхи, носящего название Ореховой горы. Кусты орешника довольно крупные — 3—5 м высо­ ты, причем наиболее крупные экземпляры встречаются ближе к вершине. Вместе с малиной, шиповником и можжевельником, встречающимися нечасто, он растет под пологом негустого смешанного леса, состоящего большей частью из липы, а также клена, вяза, сосны, пихты и ели. Травяной покров представлен в основном разнотравь­ ем, в составе которого имеются колокольчик крапиво­ листный, сочевичник весенний, золотая розга, крестов­ ник дубравный и другие. По словам местных жителей, ранее орешника было заметно больше, но при заготовках орехов он выру­ бался и теперь вытесняется липой. Для сохранения орешника в этом районе необходи­ мо проведение лесотехнических мероприятий по восста­ новлению его численности. 86

На правом берегу р. Тулвы в районе деревень Тю­ мись, Верхняя и Нижняя Чермода (Осинский район) находится Чермодинская вишневая лесостепь, или Виш­ невая гора. Здесь, среди таежных лесов, сохранился с термического максимума второй половины среднего го­ лоцена участок лесостепи. Вишня вместе с шиповником образуют густые зарос­ ли в верхней половине крутого склона. В некоторых ме­ стах шиповник численно преобладает над вишней, но чаще — наоборот. Изредка встречаются кусты берескле­ та бородавчатого. Произрастают они под пологом очень разреженного сосняка. Из травянистых растений обычны горошек тонколист­ ный, вейник наземный, душица, клубника, змееголовни­ ки Рюйша и тимьяноцветковый, костяника, клевер сред­ ний, лапчатка серебристая, ластовень лекарственный — в большинстве это виды, обычные в лесостепной зоне,— а также целый ряд других. Здесь также встречается лазурник трехлопастный, сохранившийся на Урале с третичного периода. В отличие от севера области, в юго-западной части ее практически отсутствуют более или менее значитель­ ные массивы болот, что связано с рядом особенностей этого района. При изменении условий (разработка, осушение), да­ же на небольшом участке, происходят изменения всего болота в целом, часто необратимые. Это отличает их от других типов растительности, на которых можно выде­ лить для охраны какую-то часть всего массива, исполь­ зуя по своему усмотрению остальную. В связи с этим особенно актуальна их охрана, так как болота играют огромную роль регуляторов стока малых рек, уровня грунтовых вод. На них также произрастают специфи­ ческие виды растений, нигде, кроме болот, не встре­ чающиеся. С созданием Воткинского водохранилища значитель­ ная часть наиболее крупных и интересных болот попала в зону затопления. Поэтому важнейшей и срочной за­ дачей, стоящей перед ботаниками и географами, явля­ ется полная инвентаризация всех без исключения со­ хранившихся к настоящему моменту болотных массивов и выделение особенно интересных и типичных болот в качестве объектов, подлежащих немедленному запове­ данию. 87

КУЗЬМИНКА еН каждому удается оставить в наро­ де память о себе, не всякая память живет долго. Память об А. Теплоухо­ ве сохранится на века. Люди будут помнить первого русского лесовода, автора многих научных трудов, собира­ теля пермских древностей. Осталась после А. Теплоухова и зримая, осязае­ мая память — это лесопарк Кузьминка в с. Ильинском, объект уникальный, единственный в своем роде не толь­ ко для Урала, но и для всей нашей страны. Александр Ефимович Теплоухов написал первое ори­ гинальное руководство по русскому лесоводству и це­ лый ряд других работ, многие положения которых не потеряли своего значения до настоящего времени. Мож­ но сказать, что А. Теплоухов окончательно сформиро­ вался как ученый и наиболее плодотворно трудился на пермской земле. Производственной базой (говоря совре­ менным языком) научных исканий его долгое время был лесопарк Кузьминка, созданный им «...для ботаниче­ ского исследования лесных пород, свойственных климату Северной России, и для испытания, какие из сих пород могут быть разводимы посевом, на глинистой почве, без всякого удобрения оной». В одной из докладных записок А. Теплоухов более подробно говорит о целях создания лесопарка: «Козьминский лог, по своему образованию, представ­ ляет возможность произвести в малом виде следующие опыты: осушение болотистых мест, расположенных на скло­ нах гор и наводняемых несколькими ключами; превращение кочковатых болотистых мест в луга; орошение осушенных и обращенных в луга болоти­ стых мест водою текущего по логу ключа; искусственное травосеяние при помощи орошения; разные способы посевов и посадок лесных пород, ра­ стущих в здешнем краю, на разных площадях и почвах, для практического наставления молодых лесных слуша­ телей. Использование этого рода опытов надлежащим об­ разом поведет к тому, что в Пермском имении хотя в одном месте будет проложен путь к улучшению народ88

ного благосостояния со стороны луговодства по ука­ занной науке, будут открыты местные основания, на ко­ торых в этом краю, если потребуется, должно быть про­ изведено лесовозобновление». Счет своей истории Кузьминка ведет с 1842 года. Именно в это время на склонах лога, по которому тек­ ла маленькая речка Кузьминка, заложил Теплоухов свои первые опыты. Редкий лес, росший здесь, не тро­ нули. Использовали для посева свободные участки. Начинался лесопарк трудно. Первые годы не дали ни­ каких результатов. Александр Ефимович писал по этому поводу: «До сих пор употребленный труд и произведенные при сем значительные расходы ничем еще не вознаградились: сеяное и саженое или вовсе не росло, или растет, но слишком плохо, и скоро должно совершенно погибнуть. Это зависело от частовременной разломки и потрав всходов скотом». На схеме Кузьминского лога, выполненной летом 1861 года, обозначены: березовый, пихтовый, смешанный лес, кустарник, разные лиственные посадки, ивовые ря­ ды, сосновый и елово-пихтовый лес саженый и сеяный, площадки посева ели и сосны. Кроме того, лесопарк благоустраивался. Появились дорожки, пруд с карасями, беседки, домик по горно­ швейцарскому типу. Но не только как опытный лесоводческий участок задумал свое детище А. Теплоухов. Мыслил он его так­ же как живую коллекцию уральской и иной редкой фло­ ры. И вот с завидным усердием стал он поселять в Кузь­ минке виды, никогда там ранее не встречавшиеся. Так возник необычный подлесок — акация, жимо­ лость, сирень, крыжовник. Были интродуцированы дремлик темно-красный, ли­ лия кудреватая, астра дикая, мерингия бокоцветная, пыльцеголовник красный и многие другие. Из кустар­ ников отметим лещину и иву грушанколистную, а из древесных — лиственницу сибирскую. Растения собирали на пермской земле и привозили из­ далека. Федор Теплоухов, продолжатель дела отца, вы­ вез несколько видов с Алтая, где он побывал в экспеди­ ции с профессором Б. Коттой. Будучи крупнейшим в России специалистом по ивам, он выделил своим лю­ бимцам целую аллею в лесопарке. 89

И после смерти А. Теплоухова (1885) живая кол­ лекция Кузьминки продолжала пополняться стараниями его потомков, хотя площадь леса-сада оставалась неиз­ менной— около 6 га. За насаждениями и постройками любовно ухажива­ ли. Соблюдали заповедный режим: не рубили деревьев и убирали сухостой. Травы скашивали в конце лета по вызревании семян, сохраняя таким образом семенное возобновление. С селами Ильинское и Кузьминка связано имя еще одного знаменитого нашего земляка — П. Сюзева. Имен­ но ему мы обязаны наиболее полным описанием флоры Кузьминки. Летом 1921 года Павел Васильевич Сюзев вел прак­ тические занятия по ботанике со студентами Пермско­ го университета. В этот период он составил список ви­ дов, населяющих лесопарк. Их оказалось около 400. Примечательно, что на всем Урале русский ученый-ес­ тественник В. Говорухин отмечал 1574 вида, то есть в Кузьминке произрастало более четверти их. Из редких видов П. Сюзев отметил душистую белую егорьеву све­ чу, цефалянтеру красную, лилию царские кудри, веро­ нику Гурнефортову и целый ряд других. Чем же является лесопарк Кузьминка сегодня? По­ чему мы должны беречь его? Кузьминка — это исторический памятник развития отечественного лесоводства, ботанический сад и музей редких в природе растений и необычных в природе сооб­ ществ. Говоря коротко, это памятник культуры и при­ роды союзного значения. Но Кузьминка не единственная живая память тру­ дов Теплоуховых. Ф. Теплоухов, продолжая дело свое­ го отца, развивая его идеи по лесовозобновлению, соз­ давал в строгановском имении искусственные лесона­ саждения, которые служат в настоящее время эталоном выращивания лесов. Их изучение позволяет разрабаты­ вать научные основы искусственного лесовозобновления. Они представляют уникальный и единственный в зоне тайги опыт посадок и посевов сосны, ели и листвен­ ницы. Большинство эталонных лесов сосредоточено в Очер­ ском районе. Время их закладки 1880—1910 годы. Наи­ более интересны сосняки, ельники и лиственничники 1904—1905 годов, известные под названием Куликов бор. 90

Замечательны более чем 90-летние искусственные на­ саждения ели и лиственницы (1884). Исключительной красотой, величием и высокой продуктивностью отли­ чаются посадки сосны 1905 года, Мельничный бор, а также Песьянский бор, представляющий собой посадки ели и сосны 1895—1896 годов. Значение эталонных лесонасаждений огромно. Их практическая и научная ценность растет год от года. В настоящее время все они находятся под охраной го­ сударства.

ЗООЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ

ОСТРОВ ТУРЕНЕЦ тот остров расположен на Камском Э водохранилище и является орнитоло­ гическим заказником. Здесь насчиты­ вается около 40 видов птиц. Главные «хозяева» острова — сизые чайки: более 1400 гнездящихся птиц. Такой большой колонии чаек еще на Каме не было. Рост численности чаек был вызван созданием в 1954 году Камского водохра­ нилища и обусловлен большим водным пространством и близостью полей. На острове есть еще один вид чай­ ки — серебристая. В Прикамье чайки прилетают в конце апреля — на­ чале мая. Первое время они держатся на полях и на воде и только после освобождения острова от снега пе­ реселяются на него. А 5—9 мая приступают к гнездо­ ванию. Свои несложные гнезда они сооружают за 3—4 дня из стеблей прошлогодней травы. В распреде­ лении территории для постройки гнезд у чаек появляет­ ся определенный порядок: центр колонии занимают пти­ цы более крупные, выше рангом, а на периферии раз­ мещаются менее значимые среди всех своих соплемен­ ников. Чайки откладывают два-три темных сильно пигмен­ тированных яйца. У чаек высокого ранга в центре ко­ лонии птенцов выводится больше и более крепких, выносливых. А в яйцах периферийных гнезд чаще наблю­ дается гибель зародышей, причем из последних, треть­ их, яиц их гибнет больше, чем из первых и вторых. 92

Специальные исследования, проведенные орнитоло­ гами Пермского пединститута, раскрыли много интерес­ ного в гнездовой жизни птиц. В насиживании кладок у чаек принимают участие оба родителя. В течение суток на гнезде они по нескольку раз сменяют друг друга. И совершают этот акт с соблюдением, как правило, определенного ритуала: партнер, приближаясь к гнезду на смену сидящей птице, преподносит ей в клюве сте­ белек. Далее птица усаживается на гнездо. Она неко­ торое время покачивает туловищем и таким способом приводит в контакт с яйцами три своих наседных пят­ на. А наседные пятна — это голые, освобожденные от перьев участки кожи. С помощью их лучше осущест­ вляется обогревание, а следовательно, инкубация яиц. При покачивании туловища птица приводит в движе­ ние яйца, которые тоже покачиваются вправо-влево. Кроме того, бывает передвижение яиц на новые места гнезда. Передвижение производится с помощью клюва. В течение суток покачивание и перемещение яиц повто­ ряются многократно. Таким способом осуществляется равномерное их обогревание и воздухообмен. В жаркую погоду, когда кладка сильно нагревается солнцем, пти­ цы еще и смачивают яйца водой, которую приносят на перьях с водного зеркала. Но вот наконец-то появляются чаята. Они с помощью яйцевого зуба — рогового бугорка на кончике клюва — пробивают скорлупу яйца, отдохнув, распрямляются и сбрасывают ее. Уставшие, лежат некоторое время в гнезде, обсыхают. Позднее эти пуховички, зрячие, окреп­ шие, выходят из гнезда, затаиваются вблизи него. Че­ рез 5—7 дней они спускаются на воду. О жизни чаек можно рассказывать много. Остано­ вимся на одном очень важном факте. Весной 1978 года чайки разместились на острове. Часть птиц свила гнез­ да на пляжной части, неподалеку от кромки воды, не ожидая беды. А она пришла. К концу мая вода в водо­ хранилище сильно поднялась, и около сотни гнезд было затоплено. Вместе с гнездами чаек погибли кладки уток, куликов. Будут ли чайки возобновлять яйцекладку взамен за­ топленных? Этот вопрос очень интересовал орнитологов. Чайки, помеченные краской еще до затопления пляж­ ной части острова, загнездились на незатопленной тер­ ритории, но, к сожалению, не все, а лишь 68% общего 93

числа утративших первые кладки. Яйца в этих кладках по своим качествам не отличались от яиц затопленных гнезд. Из них вылупилось 89,5% птенцов. По сравнению со своими старшими собратьями, уже взрослыми птен­ цами, эти июльские пуховички подвергались большей опасности. Не так уж много теплого времени остава­ лось, чтобы окрепнуть, набраться энергии для предстоя­ щего отлета. Туренец — не только остров чаек. Он еще знаменит береговыми ласточками. Их гнездится в обнажениях бе­ рега около 1000 пар. Прилетают они в наши края после чаек, обычно при установившейся теплой погоде в сере­ дине мая. Однако нередко их подстерегает возврат хо­ лодов. В такие дни прекращается лет насекомых, кото­ рых ласточки добывают в воздухе. Если холод наступил внезапно, несколько ласточек забиваются в одну нору, где впадают в оцепенение и так переживают ненастные дни. При затянувшемся ненастье многие погибают. По­ степенное наступление похолодания ласточкам не страш­ но. Они успевают откочевать в более теплые места. Береговые ласточки выводят потомство в норах. Но­ ры обычно делают в отвесных местах берега длиной до 60—70 см за 5—10 дней. В конце норы устраивают гнез­ да. При этом еще в недостроенное гнездо начинают от­ кладывать 3—5 яиц. Насиживают, как все птицы, после откладки первого яйца оба родителя. Проявляют боль­ шую заботу о будущем потомстве: согревают яйца, пе­ реворачивают и ориентируют их тупым концом вверх или в сторону от глубокой части гнезда более сотни раз в сутки. С появлением птенцов хлопот прибавляет­ ся: кормят их, следят за чистотой гнезда, подновляют гнездо, заменяя загрязненные перья. Ласточки питаются различными мелкими кровосо­ сущими насекомыми: мошками, мокрецами, комарами, добывая их на лету в воздухе и часто около выпасаемо­ го скота. За лето одна ласточка поедает около миллиона на­ секомых. Следовательно, ласточки защищают домашний скот и людей от изнуряющего нападения кровососов. Так эта маленькая, меньше воробья, птичка приносит очень большую пользу. Приносят пользу и чайки. На полях они кормятся, уничтожая вредных для сельского хозяйства насекомых и грызунов — мышей, полевок. На водохранилище вы­ 94

лавливают рыбу, в основном пораженную червями-па­ разитами. На острове гнездятся редкие для Пермской области кулики — большой веретенник, большой кроншнеп, ту­ рухтан. Но очень мало — по одной-две пары. Интересно токуют в пору гнездования самцы у турухтанов. Они на какой-нибудь полянке, распушив красивый в брач­ ном наряде воротник, подпрыгивают, наскакивая друг на друга. Это турнирный бой без крови и жертв. Названные кулики нуждаются в охране. Охота на них в нашем крае во все сезоны запрещена. Одна из главных причин гибели птиц — браконьерство. Остров Туренец уникален своим птичьим населени­ ем. Он представляет большой интерес для науки. Как орнитологический заказник, на котором запрещены пре­ бывание посторонних лиц, охота и другая деятельность, он будет способствовать увеличению численности птиц вообще и, в частности, редких для Камского Пред­ уралья.

ЕРГАЧИНСКАЯ КОЛОНИЯ ГРАЧЕЙ С поезда, следующего из Перми в Кун­ гур, около станции Ергач можно уви­ деть на высоких березах и елях сне­ гозащитной полосы массивные гнезда, часто расположенные в несколько яру­ сов. Особенно хорошо они просматри­ ваются в отсутствие на деревьях лист­ вы поздней осенью, зимой и весной. По учету, проведенному в 1976 году, здесь их 1027. Уже более 10 лет эта самая крупная в Пермской области колония грачей является лабораторией орнитологов пед­ института в естественных условиях. Бережное, научно обоснованное использование этого уникального памятника природы позволит выявить еще не одну закономерность в биологии грача на северной границе его распространения. По воспоминаниям старожилов, грачевник прежде располагался на высоких тополях около одного из до­ мов непосредственно в пос. Ергач. Позднее, в 30— 40-х годах, грачи облюбовали место на снегозащитной 95

полосе железной дороги. Основная масса гнезд разме­ щается с южной стороны линии на старых деревьях, а молодые посадки с северной стороны грачи начинают осваивать лишь в последние 2—3 года. Вблизи колонии, на расстоянии 300—1000 м, нахо­ дятся несколько небольших сельских населенных пунк­ тов, три старицы, увеличивающиеся во время разлива р. Бабки, и временные водоемы, в которых вода удер­ живается до второй половины лета. Вокруг лесополосы располагаются луга, пахотные земли, а также карьеры по добыче гипса. Участок рано освобождается от снега, в то же время в лощинах снег лежит до второй половины мая, иногда и дольше. Здесь постоянно можно видеть птиц, освобож­ дающихся от эктопаразитов. Вот такие благоприятные экологические условия, малая посещаемость людьми обусловили быстрый рост этой колонии. Только с 1971 по 1976 год число гнезд в грачевнике увеличилось на 291. Грач по характеру пребывания на территории Кам­ ского Предуралья является перелетной птицей. В 1967, 1968, 1970 годах грачи-разведчики в Ергачинской коло­ нии отмечены 15—16 марта, в 1972-м—18 марта, а в 1969 и 1971 годах — 20 марта. Массовый прилет прихо­ дится на разные числа 3-й декады марта, когда дневные температуры становятся положительными, уменьшается снежный покров. Это создает возможности для добыва­ ния пищи, накопившейся в течение длительной зимы около дорог и жилья человека. Предгнездовой период длится недолго, в пределах недели. Грачи-разведчики несколько дней перелетают от одного поселения к дру­ гому, облюбовывая место. Они чаще останавливают свой выбор на гнездах верхних ярусов, размещенных в центре поселения. С прилетом следующих партий гра­ чей возникает борьба за гнезда и начинается их охрана. Ремонт старых и строительство новых гнезд происхо­ дит в основном в конце марта и первой декаде апреля. Отдельные пары занимаются строительством в конце апреля и даже в 20-х числах мая. Ремонт гнезд необхо­ дим в связи с тем, что в период выкармливания птен­ цов большая часть подстилки превращается в труху и выдувается ветром, а стенки лотка сдавливаются взрос­ лыми птицами и подросшими птенцами. Изменения гнезд происходят и под действием снега. 96

В условиях Пермской области грачи укладывают в основание гнезда сухие старые, иногда довольно круп­ ные ветки ели, березы, акации, ивы, картофельную бот­ ву. Боковые стенки гнезда сплетают из сырых тонких веток березы, которые обламывают от строительства недалеко. На дно подготовленного из грубых и сырых веток каркаса укладывается слой мха, лоток выстила­ ется сухой травой, соломой, обрывками бумаги, ваты, шерсти, иногда перьями птиц. В строительстве гнезда принимают участие оба партнера, но самец чаще вы­ полняет роль подносчика веток, которые передает по­ друге. Иногда самец сам правильно укладывает прине­ сенный материал. Смежные стенки при расположении гнезд на одном ярусе возводятся более высокие и из крупных веток. Гнезда у грачей всегда находятся под охраной, поскольку в отсутствие обоих супругов соседи пользуются подходящим моментом и расхищают строи­ тельный материал. Растаскивается строительный мате­ риал и незанятых гнезд. Строительство продолжается 5—6 дней. При переувлажнении выстилки гнезда в пе­ риод длительных снегопадов или дождей отмечены слу­ чаи замуровывания первых 2—3 яиц. На них укладыва­ ется новый слой сухой соломы, бумаги, и снова возоб­ новляется кладка. Наиболее ранние сроки обнаружения первого яйца в гнездах — 2 апреля, наиболее поздние—12 апреля. Полные законченные кладки содержат от 2 до 6 яиц. В отличие от большинства воробьиных птиц, самка грача насиживает кладку с первого отложенного яйца, покидая гнездо лишь в моменты кормления и дефека­ ции. Это обусловлено необходимостью как охраны гнез­ да и кладки от расхищения, так и сохранения жизне­ способности зародышей в условиях пониженных темпе­ ратур воздуха. При охране и насиживании кладки в период накопления яиц внутригнездовая температура повышается постепенно. Длительность эмбрионального развития грача колеб­ лется от 17 до 19 суток. Она продолжительнее у заро­ дышей из первых яиц в сравнении с зародышами из последних. Выводимость птенцов близка к 80% числа отложенных яиц. Наибольшая гибель птенцов происходит в первые 5 суток после их вылупления — 74%, 21% птенцов гиб­ нет с 6 по 10 сутки и около 5% —в остальное до выле­ 97

та время. В среднем на одно гнездо в 1971 году вылете­ ло 1,97 птенца, в 1972-м — 2,07, а в 1977 году— 1,6 птен­ ца. Двое взрослых птиц, составляющих семейную пару, выкармливают 2 птенцов. Следовательно, у грача на севере средняя величина выводка вдвое меньше вели­ чины кладки. На успех размножения грачей действует еще и по­ года. В Камском Предуралье резкие понижения тем­ пературы и снегопады в апреле и начале мая являются одной из главных причин массовой гибели кладок у различных видов птиц. Орнитологи Пермского педин­ ститута А. Болотников, Ю. Каменский выявили, что в отдельные годы по этой причине гибнет до 36—38% эмбрионов и птенцов. Особо суровой была весна 1978 го­ да. С 20 по 25 апреля выпало много снега, и морозы достигали —21°. В это время очень сильно пострада­ ли кладки грачей в Ергачинской колонии. Гибель их наступила в результате переохлаждения, так как пти­ цам приходилось надолго покидать гнезда в поисках пи­ щи. В полях можно было наблюдать безуспешные по­ пытки грачей пробиться через снежное покрывало к почве, где они добывают себе корм. Основными места­ ми кормежки стали расположенные далеко от грачевни­ ка свалки, колхозные дворы... В этот период в колонии погибло 62% кладок, и лишь 28% гнезд дало в сред­ нем по 1,6 птенца из первых кладок. В целом же по колонии из первых кладок выживаемость составила все­ го 0,5 птенца на гнездо. Грачи, утратившие первые кладки, с 5 мая присту­ пили к их возобновлению. Для этого они использовали свои старые гнезда. Повторная яйцекладка в колонии прошла — отпущенные им природой сроки на размно­ жение были коротки. Грачи летают за кормом на расстояние до 2 км, а общая площадь кормовой территории Ергачинской ко­ лонии составляет 24 км2. В начале сезона размножения на 1 км2 кормится примерно 42 пары птиц. Грач — все­ ядная птица. Он уничтожает большое количество вреди­ телей полеводства, главным образом вредных насеко­ мых. Подбирая опавшие зерна на полях после уборки хлебов, грачи лишают корма мышевидных грызунов и тем самым, видимо, сдерживают рост их численности. Поедая падаль и отбросы, грачи выполняют санитарную работу. 98

В последнее время грачей обвиняют в уничтожении семян и всходов кукурузы, гороха и огурцов, порче де­ ревьев, на которых они устраивают гнезда, в выедании дождевых червей во время пахоты. Грачи являются и распространителями некоторых инфекционных заболе­ ваний. Однако в Пермской области исследования по вы­ яснению полезного и вредного значения грачей не про­ водились. Где же зимуют наши птицы? На протяжении не­ скольких лет студентами биолого-химического факуль­ тета Пермского пединститута окольцовано около 2000 птиц. Окольцованные птицы встречались на зимов­ ке в Брянской, Орловской, Пензенской областях. А грач с меткой Е 956563 — на размножении в Верещагинском районе, в 150—170 км западнее места кольцевания. Ергачинская колония к настоящему времени достиг­ ла размеров, превышающих средний размер колоний этого вида в Предуралье в десять раз, и, возможно, это максимум.

ЧАСТИНСКАЯ КОЛОНИЯ СЕРЫХ ЦАПЕЛЬ ерые цапли являются редкими птица­ С ми для обширного Волжско-Камского района. Они редки и в нашем Пред­ уралье. Пока известны лишь 2 гнездо­ вые колонии. О жизни одной из них, расположенной недалеко от районного центра с. Частые, и будет этот рас­ сказ. Ее изучала летом 1978 года груп­ па зоологов Пермского пединститута. Было установле­ но несколько интересных фактов. До создания Воткин­ ского водохранилища в 1962 году цапли жили на ле­ вом мелководном берегу Камы у озер и болот. Возник­ новение водохранилища лишило их возможности жить на старом месте. Новое место было выбрано на узкой по­ лоске водоохранного леса в 300 м от Камы. Теперь их гнезда размещены на 61 дереве: 60 соснах и одной ели, причем на самых высоких и у самых вершин, на высоте более 20 м от земли. Выявлено 95 гнезд. Есть еще лю­ бопытные цифры. На 35 соснах построено по одному гнезду, на 20 — по два, имеются сосны с четырьмя гнез­ 99

довыми постройками. 80 гнезд из 95 размещаются в са­ мых надежных местах — в мутовках у ствола, словно в корзинах, образованных ветками дерева. А вот хозяева 15 гнезд почему-то нашли удобным строить жилище прямо на отдельных ветках. При сильном ветре такие постройки раскачиваются, иногда разрушаются. У большинства цапель многолетние квартиры. Они ежегодно подновляются — надстраиваются, достигая 40—50 см высоты и 70—80 см в диаметре. Фундамент гнезда птицы выкладывают крупными ветками толщи­ ной 1—2 см, а центральную часть — лоток — мелкими. В постройке гнезда принимают участие оба родителя. При этом наблюдается разделение труда: самец при­ носит строительный материал, а подруга со знанием де­ ла укладывает его в стенки гнезда. Летом 1978 года только в половине гнезд было отло­ жено по 3—6 зеленовато-голубых яиц. С откладкой пер­ вого яйца самка приступает к самому ответственному периоду — насиживанию. Не устраняется от этой нелег­ кой обязанности и супруг. Птица до сотни раз в сутки переворачивает и перемещает под собой яйца, тем са­ мым обеспечивая наилучшие условия для развития бу­ дущего потомства. Наседка и нагревает, и вовремя охлаждает кладку, приподнимаясь над ней, и произво­ дит своеобразную «зарядку» для правильного развития эмбрионов, переворачивая яйца. Насиживание завер­ шается на 26—27 сутки вылуплением птенцов. Они по­ являются в зеленоватом пуху, беспомощные, но зрячие. К вылету в большинстве гнезд готовилось по 2 птен­ ца, и лишь в одном их было 5. Перед тем, как покинуть гнездо, птенцы по нескольку раз в день выходят из не­ го на ветки и подолгу размахивают крыльями — трени­ руют, укрепляют такой зарядкой мускулатуру. Успех размножения серых цапель не столь велик, как это можно было предполагать. Более половины птенцов от числа отложенных яиц гибнет. Вторая колония серых цапель — расположенная не­ далеко от селения Верхнее Городище — стала известна орнитологам от речников, сообщивших о ней после за­ метки в газете «Звезда» 31 августа 1978 года. Возмож­ но, есть цапли и в районе Майкора. Колонии серых цапель — это памятники природы, подлежащие охране. Рубка деревьев, отстрел птиц, ра­ зорение их гнезд недопустимы.

КОМПЛЕКСНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ

ПРЕДУРАЛЬЕ ФЛОРА И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

аЗказник Предуралье расположен у ос­ нования предгорий западного склона Урала, в подзоне южной тайги, по со­ седству с северо-восточной окраиной Кунгурской лесостепи. Флористиче­ ские особенности Кунгурской лесосте­ пи очень сказываются на составе ви­ дов растений Предуралья. На терри­ тории заказника местность сильнопересеченная, несколь­ ко напоминающая горный ландшафт. У Сылвы, в гра­ ницах заказника, долина узкая, с крутыми склонами, многочисленными скалами-камнями, пересечена глубо­ кими каньонообразными логами. Среди причин, порождающих разнообразие видов ра­ стений в Предуралье, можно в первую очередь указать разнообразие рельефа и довольно пестрый почвенный покров территории заказника. Почвоведами Пермского университета установлено, что благодаря широкому рас­ пространению почвообразующих пород, богатых каль­ цием, 46% обследованной территории занимают каме­ нистые карбонатные и дерново-карбонатные почвы. 44% территории приходится на дерново-подзолистые почвы. На склонах водораздела встречаются дерново­ слабоподзолистые почвы, на ровных местах и покатых склонах водораздела представлены дерново-среднепод­ золистые почвы, а на высокой ровной части водоразде­ ла, преимущественно под хвойным лесом, сформирова­ лись дерново-сильноподзолистые почвы. По 5% терри­ тории занимают почвы дерново-луговые, а также взя101

тые вместе пойменные слоистые и делювиальные нанос­ ные. Дерново-луговые почвы встречаются на первой над­ пойменной террасе Сылвы по правобережью, а делю­ виальные наносные — по днищам логов, куда весной и летом со склонов приносится большое количество мел­ козема. Сколько же видов растений произрастает на терри­ тории заказника? Пока, в течение нескольких десяти­ летий, изучалась только флора высших растений — мхов, папоротникообразных, голосеменных и покрытосемен­ ных. Флора низших растений — лишайников, грибов и других видов — еще ждет своего исследования. В част­ ности, ждут исследования корковые накипные лишайни­ ки, которые многочисленными цветными пятнами по­ крывают скалы на территории заказника, постепенно разрушают их, подготовляя почву для поселения других растений. Первую инвентаризацию флоры высших растений за­ казника провели пермские ботаники В. Крюгер, Л. Крю­ гер и И. Селиванов. В 1945—1947 годах на территории заказника — тогда еще заповедника — они зарегистри­ ровали 475 видов дикорастущих сосудистых растений: папоротникообразных, голосеменных и покрытосеменных и 36 видов мхов: лесных и скальных. Работы по инвентаризации флоры заказника про­ должил пермский ботаник А. Воронов, ныне профессор Московского университета. В течение ряда лет он про­ водил флористические сборы в заказнике, выявил еще 189 видов сосудистых растений. Благодаря этому список известных видов флоры дикорастущих папоротнико­ образных, голосеменных и покрытосеменных растений заказника достиг уже 664 наименований. Среди них 27 видов папоротникообразных, 6 видов голосеменных, 631 вид покрытосеменных. Такое количество видов со­ судистых растений выявлено на относительно небольшой площади — 2140 га. Сравнительно с типичными таежными районами Пермской области флора высших растений заказника Предуралье богаче видами. Виды эти относятся к раз­ личным флористическим элементам. На территории за­ казника наблюдается сложное сочетание элементов бо­ реально-таежных, северо-таежных, неморальных эле­ ментов широколиственных лесов, степных, лугово-степ­ ных и горно-степных, луговых и в меньшем количестве 102

из-за сильного развития карстовых явлений болотных. Наибольшим количеством видов представлены семейст­ ва сложноцветных, злаковых и бобовых. Среди предста­ вителей этих семейств имеется много лесостепных и степных видов: василек сибирский, полынь шелковистая, овсец степной, тимофеевка степная, астрагал датский, чина гороховидная и многие другие. В дикорастущей флоре заказника насчитывается 14 видов деревьев, 26 видов кустарников. Наряду с большой видовой насыщенностью, терри­ тория заказника удивительно богата растительными группировками, фитоценозами. Типичная темнохвойная елово-пихтовая тайга, свойственная более северным районам Урала, сочетается с елово-пихтовыми лесами, характерными для подзоны южной тайги Приуралья. Представлены широколиственные леса, более обычные в следующей к югу подзоне смешанных лесов. Шумят травяные сосновые боры сибирского лесостепного типа, широко распространенные на восточном склоне Урала. В них произрастают степные виды растений. Для заказника очень характерна растительность из­ вестняковых утесов. На утесах много таких растений, которые свойственны степям. Растительность извест­ няковых скал является отголоском каменистой степи. Пойма Сылвы обрамлена ивняком. На водораздельном плато имеются лесные поляны, а в долине реки встре­ чаются луга. И на лесных полянах, и на лугах произ­ растают многие степные виды. Более 80% территории заказника покрыто лесами. Темнохвойный лес. На территории заказника наибо­ лее распространены темнохвойные — елово-пихтовые ле­ са с большим или меньшим участием в них широколист­ венных древесных пород, особенно липы. Среди этих лесов имеются елово-пихтовые леса-зеленомошники, ко­ пытнево-кисличные елово-пихтовые леса и смешанные леса из ели, пихты и липы. Из видов темнохвойных по­ род произрастают пихта сибирская и ель сибирская, причем пихта преобладает над елью, ель занимает под­ чиненное положение, приурочена главным образом к нижним частям склонов и днищам логов. Обе древесные породы пришли из Сибири в послеледниковое время. Елово-пихтовые леса-зеленомошники тяготеют к хо­ лодным северным склонам. На северных склонах с по­ холоданием климата вытеснение былых широколиствен­ 103

ных лесов темнохвойной тайгой зашло наиболее далеко. Широколиственная древесная порода липа встречается здесь только изредка и лишь в подросте. В заказнике эти леса представлены на северо-восточ­ ном склоне правого коренного берега долины Сылвы за скалой Третий бастион и под ней, на водораздельном плато близ д. Верхние Частые, на северо-западном склоне Межевого лога около камня Межевого и в не­ многих других местах.

лог

лог МЕЖЕВОЙ

на

Кунгур

лог

Ершов

Песчаный

Лопата

Песчанка лог

Сухая

речка р.

Чикали

Сылва

Н.Частые

В.Частые

лог Семафорный

лог

лог

Горелый

Условные

Клеповка

обозначения

- населенные пункты -железная дорога - ОВРАГИ

-„Бастионы" - Камайские

зубцы

Схематическая карта заказника Предуралье

Тенисто и влажно в елово-пихтовых лесах-зелено­ мошниках. Под кронами деревьев царит полумрак, лишь местами, в «окна», пробиваются лучи солнца. Почти совсем нет подлеска. Почва одета сплошным ковром зеленых блестящих мхов, главным образом плеурозиума шребери и гилокомиума пролиферум. Отсюда название самих лесов: зеленомошники. По моховому покрову в одиночку и небольшими группами попадается теневы­ носливое таежное мелкотравье. Бросаются в глаза преж104

де всего зимнезеленые растения. Среди зимующих с зе­ леными листьями растений много рамишии и грушанки однобокой с более или менее поникшей кистью слегка зеленоватых цветков, попадаются зимолюбка зонтич­ ная, одноцветка крупноцветная. У одноцветки только один цветок, но крупный, пахучий, красивый. Встречаются куртинки кислицы обыкновенной, или заячьей капусты. Кислица — индикатор богатых почв, где ее много, там хороший лес. У кислицы на исходе весны раскрываются относительно крупные одиночные бело-розовые цветки, но семян они не дают, а примерно месяц спустя образуются цветки мелкие, невзрачные, скрытые в лесной подстилке и в моховом покрове. В этих закрытых цветках возникают семена. Местами мхи затянуты ползучими побегами полукустарника лин­ ией северной (названа в честь выдающегося шведского естествоиспытателя Карла Линнея), в пору цветения линнея резко выделяется белыми пахучими цветками. На пороге леса цветет майник двулистный, нередко в народе называемый лесным ландышем, — настоящего ландыша в лесах Пермской области нет. Позднее на месте цветков образуются красные ягодки — лакомство рябчиков. Произрастают седмичник европейский, ожи­ ка волосистая. Наряду с этими типичными таежными травами, в елово-пихтовых лесах-зеленомошниках встре­ чаются некоторые поглощенные ими травы широколист­ венных лесов: копытень европейский, живучка ползу­ чая и некоторые другие. Все эти растения немногочис­ ленны, заметной роли в травяном покрове елово-пих­ товых лесов-зеленомошников не играют. В копытнево-кисличных елово-пихтовых лесах заказ­ ника вытеснение широколиственных древесных пород темнохвойной тайгой менее выражено. Липа здесь об­ разует подлесок, растений широколиственных лесов су­ щественно больше. Моховой покров редеет, таежные бле­ стящие мхи плеурозиум и гилокомиум частично или да­ же полностью заменяются другими мхами, например, ритидиадельфусом трикветрус. В травяном покрове мно­ го копытеня европейского, а из таежных трав — кислицы обыкновенной; отсюда название леса: копытнево-кислич­ ный елово-пихтовый лес. Из типичных таежных расте­ ний в нем обычны: майник двулистный, седмичник ев­ ропейский, рамишия однобокая, ожика волосистая, па­ поротник щитовник мужской, но нет линнеи северной. 105

Копытнево-кисличные елово-пихтовые леса имеются, в частности, в обширном урочище Лопата, на западном и северном склонах его против скалы Пятый бастион. Из темнохвойных лесов в заказнике наиболее рас­ пространены смешанные леса из ели, пихты и липы. Образованию их способствовали рубки, которые широ­ ко велись в прошлом — до объявления заповедной тер­ ритории, а также лесные пожары. В данном случае то­ пор и огонь выступили в роли союзников липы. От пней липы образуется сильная поросль, побеги возникают в чрезвычайно большом количестве. Присутствуют другие широколиственные древесные породы: ильм, он же вяз шершавый, и клен остролист­ ный. В осеннюю пору листья липы ковром покрывают лесную почву. Мхи не выносят такого покрытия, выпа­ дают. Опавшие листья мешают росту и трав, но, пере­ гнивая, улучшают лесную почву. Из трав преобладают спутники липы. Местами на богатой лесной почве мно­ го ясменника пахучего с мутовками ланцетных листьев. Ясменник пахучий — индикатор богатых почв. Таежных трав немного и по числу видов, и тем более по количе­ ству особей. Смешанные леса из ели, пихты и липы по­ крывают водораздельное плато на Лопате и по правобе­ режью Сылвы. Широколиственный лес на территории заказника Предуралье находится в верхней части склона правого коренного берега долины Сылвы над скалами Бастио­ ны. Здесь дерново-карбонатные почвы, которые богаты перегноем, подстилаются известняковой щебенкой. Бо­ гатство почв органическими веществами и кальцием способствует сохранению широколиственных лесов. Одни широколиственные леса заказника образованы липой сердцелистной. Другие образованы тремя широ­ колиственными древесными породами: липой, кленом остролистным и ильмом, или вязом шершавым. Выше по склону и в прилегающей части водораздельного пла­ то широколиственные леса сменяются очень близкими к ним по составу растений елово-пихтово-липовыми ле­ сами. Липа в широколиственных лесах — дерево первой ве­ личины, высотой до 20—30 м — по высоте нисколько не уступает встречающимся здесь в древостое могучим пихтам и елям, пихта представлена в небольшом коли­ честве, а ель единична. 106

Среди лип виднеются клены и ильмы. По высоте они значительно уступают липе, являются деревьями второй величины. Удивительно много подроста клена. Микроклиматические условия здесь для клена благо­ приятны. А в долине Сылвы клен иногда подмерзает. Ветви ильма одеты удивительно большими листьями. Кроме ильма, вяза шершавого или горного, растущего по высоким местам в заказнике в пойме Сылвы, произ­ растает вяз гладкий. Дуба в широколиственном лесу заказника нет. В других местах на территории заказни­ ка встречаются дубки. Это посаженные пермским бо­ таником П. Красовским деревца, из-за подмерзания ра­ стут они плохо. В широколиственном лесу обычен подлесок. В нем произрастают рябина, черемуха, калина, жимолость пу­ шистая. Часто встречается бузина красная, изредка по­ падается кустарник волчье лыко. Моховой покров в широколиственном лесу отсутству­ ет, но зато хорошо развит разнообразный по видовому составу травяной покров. В большом количестве произ­ растает злак коротконожка лесная, образующая более или менее густые дернины. Довольно много другого злака — костра Бенекена, не образующего дернины. Обычны овсяницы гигантская и лесная, тоже злаки. Довольно обычен злак бор развесистый, у которого по­ беги трогаются в рост очень рано, настолько рано, что нередко пробивают слой еще не успевшего сойти снега, и растут быстро, образуя рано весной большую зеленую массу. Из других ботанических семейств здесь растут осоки горная и пальчатая из осоковых, купена кисте­ цветная и лилия кудреватая, саранка из лилейных, чи­ стец лесной из губоцветных, сныть обыкновенная из зон­ тичных, колокольчики крапиволистный и широколист­ ный из колокольчиковых и многие другие. Травянистые растения широколиственного леса в за­ казнике Предуралье в большинстве своем, подобно ши­ роколиственным древесным породам, — виды западного, европейского происхождения. Основная область их рас­ пространения находится в Европе, где они свойственны широколиственным лесам, являются их неразлучными спутниками. Но среди трав широколиственного леса в заказнике есть и такие, которые произрастают и в ши­ роколиственных лесах Европы, и еще более в светлых — березовых, сосновых, лиственничных — лесах Сибири, 107

вследствие своего светолюбия тяготеют к светлым си­ бирским лесам, связаны с ними. Это, например, при­ влекательная внешне володушка золотистая. В заказни­ ке Предуралье она довольно обычна. Среди елово-пих­ тово-липовых лесов заказника встречается коростав­ ник татарский. Его усаженный удлиненными листьями, маловетвистый стебель в отдельных случаях поднимает­ ся уже к середине лета на высоту более 2,5 м. На вер­ шине стебля маячит головка беловатых цветков. Об­ ласть естественного распространения короставника та­ тарского ныне сильно сократилась. Поэтому растение занесено в составленную Всесоюзным ботаническим об­ ществом Красную книгу. Авторы Красной книги указы­ вают, что в целях сохранения вида короставника татар­ ского необходимо осуществить три мероприятия: ввести контроль за состоянием короставника татарского, орга­ низовать заказники этого вида, наконец, ввести коро­ ставник татарский в культуру в ботанических садах. Рядом с короставником татарским попадается дру­ гое высокотравное растение — мульгедиум щетинистый, который растет только в районах от Западного Урала до Волги, являясь эндемиком этой территории. То, что близкие виды этих трав-великанов встречаются на суб­ альпийских лугах Кавказа, говорит о связи между фло­ рами Урала и Кавказа. Широколиственный лес в заказнике Предуралье — это удивительный зеленый мир с богатой событиями историей. Пермский ботаник А. Пономарев указывает, что широколиственные леса в Европе сложились в нео­ гене, в условиях относительно теплого и мягкого кли­ мата. Тогда же они широкой волной распространились на восток до Алтая. Наступивший затем ледниковый период уничтожил эти умеренно теплолюбивые леса на равнинах Европы и Сибири. В «великую зиму» они со­ хранялись только в некоторых убежищах жизни. Одним из таких убежищ был Южный Урал или, может быть, территория к западу от него. Не исключено, что в эпо­ ху последнего оледенения, которое было меньше по сво­ им размерам, убежищем жизни мог быть и Средний Урал. В условиях сухого и холодного климата леднико­ вых эпох на Урале и соседних равнинах широко рас­ пространились, стали господствующими сибирские свет­ лые леса, в частности сосновые. Они вместе с участками степей слагали ландшафт приледниковой лесостепи. 108

В послеледниковое время уцелевшие на Урале ши­ роколиственные леса вышли из своих убежищ и снова стали продвигаться на север. Они дошли до Верхней Печоры, что, кстати, на 500 км севернее территории за­ казника Предуралье. Расселяясь, широколиственные ле­ са сменили распространившиеся здесь сосновые леса, но при этом поглотили некоторые растения их травя­ ного покрова. Липовые и ильмово-кленово-липовые леса заказника являются наследием послеледникового про­ движения на север тех широколиственных лесов, кото­ рые в эпоху последнего оледенения уцелели в убежи­ щах Южного Урала. А с происшедшим в последние тысячелетия похоло­ данием климата темнохвойная тайга стала теснить ши­ роколиственные леса к югу. Широколиственные леса за­ казника Предуралье — остатки тех широколиственных лесов, которые устояли перед натиском темнохвойной тайги. Травяной сосновый бор. Светлохвойные леса заказ­ ника представлены сосняками, кое-где имеются посадки лиственницы сибирской. Значительные площади зани­ мают сосняки-зеленомошники. Большие массивы этих лесов тянутся по правому берегу Сылвы между д. Верх­ ние Частые и д. Нижние Частые, а также от дома от­ дыха Песчанка близ станции Чикали до с. Филипповки. В древесном ярусе здесь преобладает сосна, а в ниж­ нем ярусе царствуют зеленые мхи. Травянистых расте­ ний мало. Среди них встречаются единичные экземпля­ ры ракитника русского (кустарник), вероники колоси­ стой, зопника клубненосного, осоки стоповидной, тавол­ ги шестилепестной и некоторых других степных расте­ ний. Близ камней Межевого, Ермака, Поворотного на склонах южной, юго-западной и юго-восточной экспози­ ций находятся травяные сосняки. Они представляют особый интерес. Травяной сосновый бор очень отлича­ ется от обширных сосняков, что шумят на водно-ледни­ ковых флювиогляциальных песчаных наносах северозапада Пермской области; бассейн р. Весляны, наобо­ рот, весьма схож с сосняками восточного склона Сред­ него и Южного Урала и лесостепной Сибири. Сама сосна во всех этих лесах одна и та же, обыкновенная, или лесная, но спутники у нее разные. В заказнике травяной сосняк находится на камени­ 109

стой карбонатной почве. На смытой, маломощной поч­ ве, бедной пищей и влагой, высятся могучие медно­ ствольные великаны. Деревья стоят довольно редко. Светло в таком лесу. В древесном ярусе в качестве при­ меси произрастают береза бородавчатая (у нее побеги последнего года в многочисленных бородавках) и липа. В кустарниковом ярусе имеются рябина, черемуха, ра­ китник русский, кизильник черноплодный. В травяном сосняке почти совсем нет такого обычного в хвойных лесах Пермской области покрова из мхов; из-за сухости почвы мхи произрастать не могут. Травяной покров образован множеством видов ра­ стений. Это прежде всего лугово-лесные травы. Среди них злаки — вейник лесной и коротконожка перистая, бо­ бовые — клевер средний и чина гороховидная, купена лекарственная, подмаренник северный, смолевка поник­ шая, кровохлебка лекарственная. Обычны в травяном сосняке герани лесная и ложносибирская, великан бор­ щевик сибирский и полупаразитное растение марьянник гребенчатый, или петушиный гребешок. О последнем растении хочется сказать особо. Подобно родственни­ ку— луговому растению погремку — марьянник своими слаборазвитыми корнями присасывается к корням со­ седних растений и частично живет за их счет, почему и называется полупаразитом. Многие виды травянистых растений из названных нами свойственны не только светлым лесам, а в той или иной мере и редколесьям, лесным опушкам, полянам, суходольным лугам и даже северным луговым степям. Одновременно с ними в травяном сосняке заказника произрастают лугово-степные виды в полном смысле этого слова. Назовем некоторые из них. Это ветреница лесная, сон-трава, астрагал датский, зопник клубненос­ ный, мытник хохлатый, порезник сибирский и таволга шестилепестная — родственница такой обычной в наших лесных районах таволги вязолистной, или лабазника. В сосняке у камней Межевого, Ермака и Поворот­ ного обычен лазурник трехлопастной — травянистое ра­ стение высотой до 2 м, с зонтиками до 25 см в попе­ речнике, со стеблем и листьями, покрытыми сизым вос­ ковым налетом, который уменьшает испарение влаги из растения, на каменистой почве в этом есть необхо­ димость. Лазурник — растение-великан — резко бросает­ ся в глаза. Встречается в сосняке гранатник ураль110

ский — эндемик южной части Среднего Урала и север­ ной части Южного Урала. Повсеместно растет частый спутник сосны — папоротник орляк. Из названных нами лугово-лесных и лугово-степных травянистых растений многие являются южносибирски­ ми. Лугово-лесные виды представляют собой формы светлых березовых, сосновых, лиственничных сибирских лесов. А лугово-степные виды за некоторым исключе­ нием— это характерные виды луговых степей Сибири. Оговоримся: в сосняке у Сылвы есть и европейские растения, например, замечательное растение наперстян­ ка крупноцветная с большими светло-желтыми цветка­ ми, по форме напоминающими собой наперсток. Напер­ стянка— растение европейских светлых дубрав. Но ра­ стения-европейцы здесь, на каменистых склонах у Сыл­ вы, — нетипичный, чужеродный элемент. У травяного соснового бора заказника подчеркнуто сибирский, лесо­ степной характер. Растительность известняковых скал. Большой инте­ рес представляют флора и растительность скал на тер­ ритории заказника, в частности растения камней Ерма­ ка и Межевого, что высятся на правом берегу Сылвы, неподалеку от дома отдыха Песчанка. Здесь на утесах скал нередки полыни: армянская, холодная, шелкови­ стая— ее растения сильно опушены шелковистыми во­ лосками, от которых они словно серебристые, — широ­ колистная, — в летний знойный день кажется, что воз­ дух настоян на полынях. Эти полыни, по мнению вид­ ного исследователя истории флоры и растительности Среднего Урала А. Пономарева, очень характерны для южносибирских степей. На скалах пестреют и многие другие южносибир­ ские растения. Со смотровой площадки на вершине Ме­ жевого камня — высота над меженным уровнем Сыл­ вы 10 м — бросаются в глаза сероватые растения веро­ ники, заканчивающиеся каждое одиночной, очень гу­ стой верхушечной кистью синих цветков, такая кисть кажется колосом. Заметим: цветки не всегда синие, встречаются отдельные растения с цветками розовыми и даже белыми. Это сибирячка вероника колосистая. Ря­ дом виднеются крупные розово-пурпурные корзинки ва­ силька сибирского, приподнимающиеся над его седыми листьями. Местами попадаются желтовато-белые цвет­ ки опушенного жесткими волосками полукустарничка 111

оносмы простейшей. Раскачиваются на ветру сиреневые шары одного из диких луков — торчащего. Шары — это соцветия, сидящие на верхушках покрытых восковым налетом безлистных стеблей, или так называемых «стре­ лок». И уж, конечно, останавливают взор сизые дернин­ ки злака типчака, или овсяницы желобчатой. Удивитель­ но узки у типчака листья, кажутся волосинками. Такие листья очень экономно расходуют влагу. Нельзя не назвать еще некоторые сибирские расте­ ния. На скалах растет злак овсец степной — обычнейшее растение южносибирских степей. Он играл выдающуюся роль в образовании травяного покрова в приледнико­ вых степях. Типично сибирскими являются и такие ра­ стения: хризантема сибирская, гранатник сибирский. Заметьте, родина этих растений отражена даже в их видовых названиях. Южносибирские растения, дети равнинных и горных степей Сибири, придают растительности известняковых утесов на территории заказника Предуралье сибирский характер. Растительность эта, говоря словами А. По­ номарева, является отголоском северных луговых и гор­ ных степей Сибири и ее светлых лесов. Сибирские свет­ лые леса и холодные степи проникли сюда в первый этап послеледниковья, когда климат был еще сухой и холодный. На скалах есть и растения западноевропейского про­ исхождения, но их относительно немного. Вот некоторые из них: мордовник обыкновенный, ластовень лекарст­ венный, гвоздика разноцветная, колокольчик круглоли­ стный, очиток едкий, кустарники дрок красильный и спирея городчатая. Степняки с запада пришли в после­ ледниковое время, когда у нас стало по-настоящему тепло. Мордовник, к примеру, остаток, реликт от того послеледникового времени 4—5 тыс. лет тому назад, ко­ гда у нас после «великой зимы» было тепло и сухо — царствовал ксеротермический этап послеледниковья. Та­ кие растения ботаники называют ксеротермическими реликтами. У некоторых растений скал удивительна география естественного распространения, иными словами говоря, география их ареалов. На скалах, в пределах заказни­ ка Предуралье, обычны сизые коврики шиверекии по­ дольской, растения из очень обычного у нас ботаниче­ ского семейства крестоцветных. Коврики располагаются 112

на самых голых участках скал: шиверекия, как и корко­ вые лишайники, — первопроходец. Ареал этого растения разорван на несколько частей: помимо Урала, шивере­ кия подольская встречается еще на Приволжской, Сред­ нерусской и Подольской возвышенностях. Растение за­ несено в Красную книгу, в которой указывается на не­ обходимость выделить заказники шиверекии подоль­ ской. По данным В. Крюгера, Л. Крюгер и И. Селива­ нова, более 10% видов флоры заказника Предуралье представлены преимущественно на скалах, включая крутые каменистые склоны. Ивняки. По пескам прирусловой поймы Сылвы тя­ нется зеленая стена ивняка, оберегая пойму и надпой­ менную террасу от размыва бурными вешними водами. Здесь ива растет в виде дерева с могучей раскидистой кроной. Там, где кромка берега Сылвы каменистая, ива растет в виде кустарника. Всего же в заказнике Пред­ уралье произрастает 8 видов ив. Интересен мир травянистых прибрежных и водных растений заказника. Вот над водой поднялся темно-зеленый камыш. Без­ листные стебли несут соцветия. Внутри стебля развита воздухоносная ткань, что является признаком хорошей приспособленности растения к жизни в воде. Близ кром­ ки воды виднеются яйцевидные листья и бело-розовые цветки частухи подорожниковой; по листьям частуха на­ поминает подорожник, хотя это совсем разные растения. Выделяются зонтики крупных розовато-белых цветков сусака зонтичного, пурпуровые цветки дербенника иволистного, метелки желтых цветков вербейника обыкно­ венного. На каменистых участках дна Сылвы поселилось характернейшее растение уральских горных рек — под­ бел голый. В частности, такая заросль есть на обшир­ ном острове выше д. Верхние Частые. У берегов Сылвы местами, где медленное течение, на воде плавают ли­ стья, маячат крупные цветки кубышки желтой — расте­ ния чистых вод. Луга. Среди лесов заказника нередки поляны. Они возникли на месте старых лесных расчисток, заняты в основном разнотравными лугами. В мае луга желтеют лютиком едким и купальницей европейской, в июне бе­ леют нивяником обыкновенным, в июле краснеют ва­ сильками. Одновременно с этими травами произрастает много других видов разнотравья. Обычны манжетка, 113

герань, колокольчик, гвоздика-травянка, подмаренник, василистник, тмин, бутень. В середине лета на лугах заказника зацветает одно из интересных растений нашей флоры — горечавка, или синий колокольчик. В пазухах верхних листьев этого невысокого многолетнего растения сидят по одному-два синих цветка. Цветки похожи на колокольчик, но в род­ стве с колокольчиковыми горечавка не состоит. Горечав­ кой растения названы, видимо, за содержащиеся в них горькие вещества. Издали видны крупные ярко-желтые корзинки козлобородника. Представлены в травостое различные норичниковые и среди них погремок боль­ шой— растение с неправильными желтыми цветками, имеющими фиолетовый зубчик, а затем плодами, в ко­ торых гремят семена. Среди видов разнотравья есть ценные лекарственные растения: душица обыкновенная, синюха голубая. В сравнении с лугами типичных таеж­ ных районов Пермской области в травостое лугов заказ­ ника относительно много бобовых растений: различные клевера, горошки, чины, лядвенец рогатый, люцерны. Немало злаков — тимофеевки, ежи, мятлика, овсяницы и других. Луга остепнены. К примеру, на лугах первой над­ пойменной террасы много степняков, причем некоторые из них — таволга шестилепестная, тимофеевка степная, клубника — часто преобладают в травостое. Из других степняков на лугах заказника обычны клевер горный, он же белоголовка, горошек тонколистный. Сильная остеп­ ненность лугов долины Сылвы, по мнению их исследо­ вателя И. Селиванова, является отражением лесостеп­ ного характера растительного покрова рассматриваемо­ го района, расположенного рядом с островной Кунгур­ ской лесостепью. Полпреды тропиков. В Предуралье произрастает 17 видов орхидей — замечательных полпредов тропиче­ ских лесов. В сосновых борах встречается растение с удивитель­ ным цветком — крупным, до 7 см шириной, оригиналь­ ным по форме и особенно окраске. У него ярко-желтая губа, а остальные листочки околоцветника пурпурно­ бурые. Это редкая в Уральском Прикамье орхидея ве­ нерин башмачок. У подножия камня Межевого растет родственник венерина башмачка — башмачок крапча­ тый, у которого нижний листочек околоцветника зеле­ 114

ный, а прочие листочки ярко-пурпуровые, с белыми пятнами. На исходе весны в темнохвойном лесу раскрывает одиночный крупный розовый цветок орхидея калипсо клубневая (название растения заимствовано из грече­ ской мифологии: Калипсо — нимфа, спасшая Одиссея после кораблекрушения). На лугах заказника произра­ стают орхидеи любка двулистная, ятрышник шлемовид­ ный, пятнистый, кукушкины слезки, обожженный и муж­ ской; на дне одного из логов встречен ятрышник балтий­ ский широколистный. Есть в заказнике и такие орхидеи: гнездовка настоя­ щая, или безлистная, у которой все растение без зеле­ ных листьев, желтовато-бурое, иногда даже белое, встречается около камня Межевого, гудайера ползу­ чая— в темнохвойных лесах, дремлик темно-красный — на каменистых склонах и широколистный — в лесах, ку­ кушник длиннорогий — по опушкам, на лугах, пыльце­ головник длиннолистный — только около камней Меже­ вого и Сторожевого и красный — на каменистых скло­ нах, тайник яйцевидный — в смешанных лесах, причем лишь изредка. Орхидеи свойственны теплому климату, исключи­ тельное разнообразие их сосредоточено в тропических и экваториальных районах планеты. У нас орхидеи — растения редкие и исчезающие, являются объектами охраны, многие виды орхидей страны включены в Крас­ ную книгу. Из видов орхидей, произрастающих на тер­ ритории заказника Предуралье, в Красной книге назва­ ны: пыльцеголовники длиннолистный и красный, баш­ мачки венерин и крапчатый, а также ятрышник шле­ моносный. ЖИВОТНЫЙ МИР

Разнообразен животный мир заказника. Здесь на­ ряду с европейскими видами встречаются сибирские. Зоологами учтено 167 видов наземных позвоночных и 28 видов рыб. Среди наземных позвоночных насчиты­ вается 6 видов земноводных, 5 — пресмыкающихся, 126 — птиц и 30 видов млекопитающих. Земноводные. Массовыми видами в заказнике яв­ ляются остромордая и травяная лягушки, обычны гре­ бенчатый и обыкновенный тритоны, реже встречается 115

серая жаба, к редким видам принадлежит чесночница обыкновенная. Последняя является редкой для всей Пермской области, и есть все основания включить ее в Красную книгу в качестве объекта, подлежащего охра­ не. Численность земноводных в заказнике низкая. Пресмыкающиеся. В заказнике встречаются живоро­ дящая и безногая ящерицы. Безногую ящерицу — вере­ теницу— обычно принимают за ядовитую змею, хотя это безобидное и полезное животное. Веретеница — ред­ кий вид и подлежит занесению в Красную книгу. На территории заказника обнаружены 3 вида змей: гадюка обыкновенная, уж обыкновенный и медянка. Медянка — неядовитая змея, у нее отсутствуют ядовитые зубы и железы. Это редкий вид для Пермской области. Птицы. На территории заказника птицы составляют основную группу позвоночных животных. Из зарегист­ рированных видов птиц, относящихся к 12 отрядам, вы­ деляются 98 видов гнездующих, 18 — пролетных и 10 ви­ дов кочующих. Самым многочисленным является отряд воробьиных птиц, объединяющий 69 видов. Среди лесных птиц чаще всего встречаются зяблики, славки и пеночки, дрозды, синицы, зарянка, горихвостка и мухоловки. К воробьи­ ным принадлежат такие крупные птицы, как черный ворон, грач, серая ворона и другие. На весеннем и осеннем пролетах в заказнике наблюдались и редкие во­ робьиные птицы — желтоголовый королек, дубонос, лап­ ландский подорожник и другие. К редким птицам отно­ сится также и черный дрозд. На гнездовании он был отмечен только один раз — в 1975 году. Его следует вне­ сти в Красную книгу Пермской области и организовать тщательную охрану. В заказнике зарегистрировано 14 видов дневных хищных птиц, в том числе 9 — на гнездовании. Обыч­ ными, но немногочисленными видами являются ястре­ бы— тетеревятник и перепелятник, канюк, черный кор­ шун, пустельга и чеглок. К редким хищным птицам не только заказника, но и всей Пермской области отно­ сятся сокол-сапсан и подорлик, которых также следует занести в Красную книгу. К числу весьма полезных мышеядных птиц принад­ лежат совы. В заказнике их 7 видов, в том числе 4 — на гнездовании: ушастая сова, мохноногий и воробьиный сычи, филин. На кочевках отмечены полярная сова, 116

обыкновенная неясыть и уральская длиннохвостая нея­ сыть. Несомненно, все виды сов подлежат охране. Численность большинства гусеобразных и куриных птиц в заказнике низкая. Редкой не только в Пред­ уралье, но и по всей Пермской области является серая куропатка, которую следует занести в Красную книгу. В заказнике встречается 6 видов дятлов. Большой пестрый, черный и малый пестрый дятлы являются осед­ лыми. Единственная прилетная птица из дятлообраз­ ных— вертишейка. 2 вида дятлов — седой (его непра­ вильно называют зеленым) и трехпалый — бывают в Предуралье лишь на весенних и осенних пролетах. Все дятлообразные птицы подлежат охране. В кратком очерке не представляется возможным рассказать о всех птицах, населяющих живописный уго­ лок природы заказника. Следует отметить, что, кроме указанных выше птиц, здесь встречаются 3 вида па­ стушков — коростель, камышница и погоныш — водяная курочка, 8 видов куликов — вальдшнеп, чибис, перевоз­ чик и другие и 4 вида чаек и крачек — сизая, озерная чайки, черная и речная крачки. Последняя отмечена на гнездовании на озерах около с. Кишерть. В заказнике зарегистрировано 4 вида голубей: сизый голубь, вяхирь, клинтух и обыкновенная горлица, все они отмечены на гнездовании. В лесах заказника встречается 2 вида кукушек — обыкновенная и глухая. Кукушки также весьма полез­ ные птицы. В заказнике отмечены козодой обыкновен­ ный, черный стриж и большое число видов воробьиных птиц. Мероприятия по охране и привлечению птиц, которые в течение многих лет проводятся в заказнике, оказали благоприятное влияние на орнитофауну заказника. Нельзя не отметить вред, который наносят птичьему населению неорганизованные туристы и грибники. На­ блюдается массовое разорение гнезд, уничтожение слет­ ков, особенно в пойме Сылвы. Лесоохране пока не уда­ ется сдержать поток нежелательных посетителей заказ­ ника. На птичьем населении отрицательно сказывается перегрузка заказника практикантами. Ежегодно в июле на практику приезжают 250—300 студентов биологиче­ ского, географического и геологического факультетов Пермского университета. Эти вопросы требуют незамед­ лительного решения. 117

Млекопитающие. Из отряда насекомоядных в за­ казнике зарегистрировано 5 видов: крот обыкновенный, бурозубки обыкновенная, средняя, малая и водяная землеройка — кутора; из отряда рукокрылых — 3 вида летучих мышей: прудовая ночница, ушан и рыжая ве­ черница. Численность рукокрылых в Пермской области резко снизилась. Целесообразно внести их в Красную книгу. Грызуны — самый обширный отряд млекопитающих. В Предуралье 14 видов грызунов, принадлежащих к 4 семействам: беличьи, хомяковые, мышиные и бобро­ вые. Все они составляют важнейшее звено в биогеоце­ нозах, имеют большое значение в питании хищных птиц и зверей. Семейство беличьих представлено одним ви­ дом — обыкновенной белкой. Ранее встречался бурун­ дук, но в последние годы он не обнаружен. Единствен­ ный вид хомякообразных в заказнике — хомяк обыкно­ венный, численность его весьма низка. В Предуралье насчитывается 12 видов мышевидных грызунов, насе­ ляющих различные биотопы — леса, поля, луга и дру­ гие. В прошлом столетии в результате хищнического про­ мысла речной бобр в Пермской области был полностью истреблен. Первая партия бобров была завезена из Во­ ронежского заповедника в 1947 году и выпущена в бас­ сейне р. Южной Кельтмы. Вторично бобров завезли из Белоруссии в 1955 году. Небольшая партия их была выпущена в реки Бабку и Бырму. Бобры из этой партии расселились вниз по течению, достигли р. Сылвы, про­ никли на р. Шакву. В заказнике они были впервые от­ мечены весной 1977 года. Кормовые и защитные условия для бобров малоблагоприятны, поэтому высокой чис­ ленности ожидать нельзя, но взять под охрану этих ред­ ких ценных пушных зверей совершенно необходимо. Из отряда хищных зверей в заказнике встречается 7 видов, относящихся к 3 семействам — собачьи, куньи и кошачьи. Лисица обыкновенная является единственным видом из семейства собачьих, встречающимся в заказнике. А. Воронов в 1950 году указывал, что в заповеднике-за­ казнике встречаются волки. Однако в последнее десяти­ летие их заходов не обнаружено. Лисица распространена по всей территории заказни­ ка. Численность ее зависит главным образом от «уро­ 118

жая» мышевидных грызунов, в разные годы она коле­ балась от 7 до 12 особей. Семейство куньих представлено в Предуралье 5 ви­ дами: горностай, ласка, черный хорь, лесная куница и барсук. Рысь — единственный представитель семейства ко­ шачьих. В заказнике учтено 2—3 рыси. Их следы встре­ чались в районе д. Нижние Частые. Из отряда парнокопытных в заказнике распростра­ нен один вид — лось. За 35-летний период существования заповедника-за­ казника Предуралье удалось сохранить таежный и ле­ состепной комплекс животных. 22 вида являются ред­ кими и подлежат занесению в Красную книгу Пермской области (см. список). Необходимо строго соблюдать режим заказника, ис­ ключить его из списков маршрутов по туризму. Лесо­ охране и администрации заказника следует усилить борьбу с неорганизованными туристами, расширить си­ стему биотехнических мероприятий, направленных на увеличение поголовья наиболее ценных животных: гор­ ностая, ласки, лесной куницы, тетеревиных птиц и дру­ гих. Необходимо рассмотреть вопрос об уменьшении ко­ личества студентов, выезжающих одновременно на прак­ тику. Для отдыхающих студентов и преподавателей Пермского университета целесообразно выделить и обо­ значить небольшой участок территории заказника, не имеющий особого природоохранительного значения.

СПИСОК РЕДКИХ НАЗЕМНЫХ ПОЗВОНОЧНЫХ, РЕКОМЕНДУЕМЫХ ДЛЯ ЗАНЕСЕНИЯ В КРАСНУЮ КНИГУ ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ (ЗАКАЗНИК ПРЕДУРАЛЬЕ): Земноводные и пресмыкающиеся 1 Чесночница обыкновенная 2 Медянка 3 Веретеница

Птицы 4 Большой подорлик 5 Сокол-сапсан 119

6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Серая куропатка Перепел Погоныш Белая полярная сова Обыкновенная неясыть Длиннохвостая уральская неясыть Ястребиная сова Ушастая сова Седой дятел Серый сорокопут Черный дрозд Соловей Длиннохвостая синица

19 20 21 22

Млекопитающие Еж обыкновенный Ушан Рыжая вечерница Речной бобр

ВЕРХНЯЯ KBAЖBA Бостанция Верхняя Кважва Пермского и пединститута расположена в Добрян­ ском районе Пермской области на тер­ ритории Шеметевского лесничества. Район биостанции относится к таеж­ ной зоне, к подзоне южной тайги, где господствуют темнохвойные леса с ли­ пой в древесном ярусе. Однако расти­ тельный покров окрестностей Верхней Кважвы значи­ тельно изменен, так как коренные темнохвойные леса почти повсеместно были вырублены. В литературе не найдено сведений по описанию растительности указан­ ного района. С первого года основания биостанции изучается фло­ ра и растительность на прилегающей территории. В на­ стоящее время составлена геоботаническая карта Верх­ ней Кважвы, описаны основные растительные формации и фитоценозы, изучена флора высших растений, флора грибов-макромицетов в лесных ценозах, изучаются кон­ сортивные отношения между сообществами высших и низших растений, динамика биогеоценозов, проводятся 120

фенологические наблюдения за растениями, изучаются лекарственные растения, популяции ранневесенних ра­ стений. Богат и разнообразен растительный мир биостанции. Преобладающими по площади здесь являются сосновые леса в возрасте примерно 30—35 лет. Среди них гос­ подствуют боры-беломошники. Из травянистых видов в этих лесах обычны плаун сплюснутый, фиалка песчаная, ястребинка волосистая, сон-трава, толокнянка обыкно­ венная. Реже встречаются боры-черничники. В этих лесах более влажно, почвенный покров состоит из зеленых мхов, а из травянистых видов характерны гру­ шанки — круглолистная и зеленоцветковая, золотая роз­ га, вейник лесной и другие. Интересны также заболо­ ченные сосновые леса с господством мха сфагнума и кустарничков из семейства вересковых: багульника, мир­ та болотного, подбела и брусничника, голубики, черни­ ки, клюквы. Участки болот с росянкой и пушицей очень самобытны и подлежат охране. К сосне обыкновенной нередко примешивается лист­ венница сибирская, которая встречается отдельными крупными экземплярами, уходящими высоко в небо по сравнению с окружающим лесом. Могучи и величавы эти деревья, напоминающие нам о своем господстве на этой территории в далеком прошлом. Такие лиственницыгиганты нужно сохранить. Чистые лиственничные на­ саждения очень красивы. По широте биостанции про­ ходит южная граница распространения лиственницы си­ бирской. Вторичные мелколиственные леса в окрестностях Верхней Кважвы образованы осиной обыкновенной и березой повислой. Эти леса выросли на месте выруб­ ленных темнохвойных. Нередко они напоминают парки: древостой разрежен, в подлеске — кустарники, шипов­ ник, рябина, жимолость, в травянистом ярусе — растения того типа леса, который был до вырубки. Однако встре­ чаются в березняках и такие редкие виды, как синюха го­ лубая, володушка золотистая, любка двулистная и дру­ гие. Со временем эти мелколиственные леса сменятся ко­ ренными темнохвойными. Подрост из ели и пихты, кото­ рый отмечен повсеместно, необходимо оберегать от выру­ бок и пожаров. Темнохвойные леса на территории, прилежащей к биостанции, занимают небольшие площади и образова­ 121

ны елью сибирской и пихтой сибирской. Тенисто и влаж­ но в этих лесах, под пологом елей и пихт создается особый микроклимат. В ельниках встречаются верные спутники тайги: голокучник Линнея, кислица обыкно­ венная, седмичник европейский, линнея северная, ра­ мишия однобокая. На почве — зеленые мхи с преобла­ данием плевроциума Шребера. В конце мая — начале июня здесь можно встретить гриб-сарказому — земляное масло. Широколиственные леса на Урале — остатки круп­ ных массивов древних широколиственных лесов. Такие леса в окрестностях биостанции образованы липой мел­ колистной. Вместе с липой остались и спутники дуб­ рав— копытень европейский, ясменник душистый, сныть обыкновенная, цицербита уральская. По долине Кважвы и на лесных полянах расположе­ ны луга, на которых встречается не менее 80 видов ра­ стений. Среди них ценные кормовые, лекарственные, съедобные, редкие. Представляют интерес большие лу­ га около Черной речки, где встречаются редкие виды — ятрышники, ужовник обыкновенный, тайник сердцевид­ ный... Болота в окрестностях биостанции расположены небольшими участками. На них встречаются такие под­ лежащие охране виды, как белокрыльник болотный, шейхцерия болотная, росянка круглолистная. Дикорастущая флора высших растений, за исключе­ нием мхов, включает 350 видов — представителей 65 се­ мейств. Среди этих растений встречается 85 лекарст­ венных видов, 25 съедобных, около 50 кормовых, при­ мерно 30 видов с высокой степенью декоративности, имеются технические, сорные, ядовитые, а также цен­ ные древесные виды. На территории биостанции ряд растений имеют огра­ ниченное распространение. К таким редким для Кваж­ вы растениям относятся виды, найденные один раз, и виды, отмеченные только в определенных незначитель­ ных по площади местообитаниях: ужовник обыкновен­ ный, гроздовник многораздельный, гроздовник полулун­ ный, плаун булавовидный, клевер горный, клевер па­ шенный, чина лесная, гвоздика пышная, песчанка длин­ нолистная, герань лесная, резуха обыкновенная, боли­ голов крапчатый, володушка золотистая, вех ядовитый, зимолюбка зонтичная, грушанка зеленоцветковая, од­ ноцветка крупноцветная, горечавка язычковая, синюха 122

голубая, медуница мягкая, норичник узловатый, букви­ ца лекарственная, колокольчик широколистный, череда трехраздельная, колючник Биберштейна, спирея сред­ няя, кровохлебка лекарственная, репешок обыкновен­ ный, истод хохлатый, шейхцерия болотная, лилия-са­ ранка, тайник сердцевидный, кукушник длиннорогий, ятрышник широколистный, ятрышник пятнистый, гамарбия болотная, гудайера ползучая, калипсо северная, гнездовка настоящая, росянка круглолистная, белоко­ пытник гибридный, белокрыльник болотный, очиток пур­ пурный, очиток едкий, подмаренник настоящий, змеего­ ловник Рюйша, зубровка душистая, келерия сизая, пу­ шица узколистная, гусиный лук желтый, лук прямой, ирис сибирский, донник желтый, девясил британский, чихотник обыкновенный, тимофеевка степная. В Верхней Кважве существует также группа расте­ ний, не редких по своему распространению, но нуждаю­ щихся в охране. Это прежде всего эфемероиды: ветреница алтайская, хохлатка Галлера. Охране подлежат также следующие виды: любка двулистная, купена лекарственная, купаль­ ница европейская, лиственница сибирская, плаун сплюс­ нутый, колокольчики — скученный и круглолистный, можжевельник обыкновенный, книжек сибирский, вяз шершавый, реброплодник уральский, толокнянка обык­ новенная, вероника лекарственная, виды мяты, калина обыкновенная, валериана лекарственная, коротконожка лесная, водокрас обыкновенный, недотрога обыкновен­ ная, рогоз широколистный, морошка, гвоздика разно­ цветная. Из всех перечисленных видов в Красную кни­ гу занесена лилия-саранка. Во флоре биостанции имеется 30 охраняемых в Перм­ ской области видов растений. Растения из семейства ужовниковых очень древние, вымирающие и повсемест­ но подлежат охране. Найти их в траве довольно труд­ но, и не случайна легенда об одном из них — гроздовнике полулунном: кто найдет это растение, тот най­ дет ключ к счастью. Поэтому второе название этого ра­ стения — ключ-трава. Известна и вторая легенда об этом растении, что оно «цветет» в ночь под Ивана Ку­ пала. «Цветок» его — спороносный колосок, окрашен­ ный в оранжевый цвет. Среди перечисленных для Верхней Кважвы редких и нуждающихся в охране видов имеются реликты и 123

эндемики. Для биостанции Верхней Кважвы эндемиком является спутник широколиственного леса — цицербита уральская. Это высокое растение из семейства сложно­ цветных, с сиреневыми корзинками цветов, которые по­ являются в июле. Реликтовые виды растений помогают восстановить историю формирования и развития флоры. Из списка ви­ дов флоры на территории биостанции реликтами явля­ ются: цицербита уральская — третичный реликт, гвоз­ дика разноцветная травянка — голоценовый реликт, под­ маренник настоящий— голоценовый реликт, линнея се­ верная — реликт. Многие виды растений еще нуждаются в дальней­ шем изучении. Таким образом, растительный покров и флора био­ станции Верхняя Кважва Пермского пединститута пред­ ставляют определенный научный интерес: часть видов является ценными лекарственными растениями, многие растения относятся к видам редким и нуждающимся в охране, имеются реликты и эндемики, встречаются эфе­ мероиды, численность которых невелика, а семенное возобновление отмечено довольно редко, встречаются участки широколиственных лесов и чистые лиственнич­ ные насаждения. Красива природа в окрестностях биостанции. Берез­ няки и осинники сменяются борами, сухие сосняки с ли­ шайниками — влажными с черникой и сфагнумом, ель­ ники-кисличники переходят нередко в приручьевые по склонам логов. По долине р. Кважвы луговые участки сменяются зарослями кустарников из черемухи, ивы, ольхи. Неповторимо красивы пейзажи у Черной речки, у озе­ ра, у Кважвинского залива на Каме. Немногочисленны такие уголки природы в При­ камье, которые можно назвать ботаническими памятни­ ками. Изучение фауны территории Верхней Кважвы нача­ лось с 1965 года в период работы научной экспедиции кафедры зоологии биологического факультета Пермско­ го университета. Более подробно фауна изучается с 1967 года после организации биостанции. Здесь обнару­ жены уникальные для Предуралья животные: из амфи­ бий или земноводных — сибирский углозуб, основным ареалом которого является Сибирь, а в Европе ветре124

чается разрозненно; рептилия веретеница ломкая, ред­ кий вид, по нашей области проходит северная граница ее ареала; интересное своей биологией млекопитаю­ щее— мышовка. Постоянно держится здесь бурый медведь, встреча­ ются волк, лисица, рысь, барсук. Фауна земноводных биостанции довольно разнооб­ разна: обычны все 3 вида хвостатых амфибий, харак­ терных для области, а из шести бесхвостых встречаются 3 вида. Сибирский углозуб внешне напоминает ящерицу, но отличается гладкой кожей, когтей нет. Окраска бурова­ то-серая с темными точками по бокам и с более свет­ лой полосой на спине. Из хвостатых амфибий обитают здесь гребенчатый и обыкновенный тритоны. Они обычны для всей области, но встретить их непросто из-за скрытного малоподвиж­ ного образа жизни. В начале мая из мест зимовок они мигрируют в водоемы, где обыкновенные тритоны нахо­ дятся около месяца до икрометания, гребенчатые — вдвое больше, оставаясь здесь после икрометания еще около месяца, до середины июля. Тритоны отличаются от углозуба пятипалыми ко­ нечностями, сжатым с боков хвостом, оранжевым или желтоватым пятнистым брюхом. Гребенчатый тритон крупнее всех наших хвостатых — до 137 мм, отличается зернистой кожей черного или темно-бурого цвета с пятнами. Самцы имеют зубчатый гребень, который весной сильно разрастается и дости­ гает в высоту 20—25 мм. Обыкновенный тритон мельче. Кожа гладкая, без зернистости. Верхняя сторона тела оливково-бурая, у самцов с темными пятнами, у самок однотонная, ниж­ няя— от желтоватого до оранжевого с мелкими темны­ ми пятнами. На голове темные продольные полосы. Самцы в весенний период окрашены ярче, у них выра­ стает фестончатый гребень, который, в отличие от гребенчатого тритона, у основания хвоста не преры­ вается. Основной пищей тритонов в водоемах являются ли­ чинки комаров, стрекоз, жуков-плавунцов, водные мол­ люски. На суше тритоны питаются насекомыми. Зиму­ ют тритоны и углозубы в разнообразных укрытиях: но­ рах, пещерах, кучах мусора, овощных ямах. 125

Из бесхвостых амфибий в окрестностях биостан­ ции встречаются 2 вида лягушек — травяная остромор­ дая и обыкновенная, или серая жаба. Пресмыкающихся в окрестностях Верхней Кважвы мало. Из 6 видов, распространенных в Пермской обла­ сти, встречаются только живородящая ящерица и зна­ чительно реже ломкая веретеница. Веретеница — безногая ящерица — напоминает змею, и нередко ее принимают за медянку. Внешне она отли­ чается от змеи подвижными веками. Имеет бронзовую окраску с темной полосой вдоль спины, иногда встре­ чаются совсем темноокрашенные особи. Чешуя на теле мелкая и плотно прилегает друг к другу, образует сплошную блестящую поверхность. Если схватить ее неосторожно, она может, как и другие ящерицы, отбро­ сить свой хвост. Отсюда ее название «ломкая». Верете­ ница совершенно безобидна для человека, больше того, она приносит пользу, уничтожая слизней, гусениц и дру­ гих вредителей. В окрестностях биостанции зарегистрировано около 100 видов птиц, относящихся к 12 отрядам: куриные, голуби, пастушки, кулики, гусеобразные, дневные хищ­ ники, совы, кукушки, козодои, дятлы длиннокрылые, воробьиные и тетеревиные, которые заслуживают осо­ бого внимания. Из дневных хищных птиц встречаются канюк, кор­ шун, обыкновенная пустельга, ястреб-перепелятник, чег­ лок. Все малочисленны. Канюк крупнее вороны, верх бурый, низ рыжеватый с густыми продольными пестринами. Хвост полоса­ тый, лапы желтые. В полете — широкий округлый хвост. Обыкновенная пустельга размером с галку, верх ры­ жий с бурыми пятнами, низ охристый с продольными пестринами. Хвост длинный сероватых или рыжеватых тонов, на конце более темный. Канюк и пустельга очень полезные птицы. Основной их пищей являются мышевидные грызуны. Поедают также крупных насекомых. Канюк может высматривать, паря в воздухе, но чаще сидит на высоком одиноком дереве, если на поле — на стоге сена, соломы и ожида­ ет появления добычи. А пустельга летает над полями, время от времени она останавливается на лету и, слов­ но подвешенная на невидимой ниточке, трепещет 126

крыльями на одном месте, высматривая насекомых, мы­ шей-полевок. Коршун несколько крупнее вороны. Верх темный, низ рыжеватый с пестринами. Хвост с вырезкой. Дер­ жится ближе к воде, около заливов. Кроме млекопи­ тающих от грызунов до зайцев, коршун обычно питает­ ся еще рыбой, пернатой добычей, особенно осенью, па­ далью. Ястреб-перепелятник встречается реже, чем упомя­ нутые выше хищные птицы. В 1974 году в пойме р. Кважвы вблизи поселка биостанции было найдено гнездо с насиживающей птицей. Оно было на пихте, в средней части ствола, построено из веток. Перепелятник величиной с галку, спина серовато-бурая, на груди по­ перечный рисунок рыжевато-коричневых тонов. В ра­ ционе преобладают мелкие птицы. Дневные хищные птицы взяты сейчас под охрану, их отстрел и разорение гнезд запрещены, наказываются штрафом. Пищей некоторых хищных птиц становятся иногда полезные животные—птицы, ящерицы, земно­ водные. Но процент этих животных в рационе невелик, и в первую очередь попадают больные, ослабленные, непол­ ноценные экземпляры. Отряд сов на территории биостанции представлен только одним редко встречаемым видом — болотной совой. Это обитатель разреженной части смешанного ле­ са, болотистых мест. Размером она поменьше вороны. Окраска рыжевато-бурая с многочисленными темными пестринами. Охотится в сумерки задолго до наступле­ ния полной темноты, иногда днем. Ловит главным об­ разом мышевидных грызунов. Млекопитающих на территории биостанции обнару­ жено 30 видов из 60, характерных для области, отно­ сящихся к 6 отрядам: насекомоядные — 7 видов, гры­ зуны — 13, зайцеобразные — 1, хищные — 6, рукокры­ лые— 2, парнокопытные—1 вид. Наиболее разнообраз­ но представлены грызуны. Интересен мир беспозвоночных животных биостан­ ции. Представители 8 систематических типов,22 классов обитают здесь, входят в состав типичных биоценозов. Наиболее широко представлены членистоногие: 6 отря­ дов класса ракообразных— жаброногие, ластоногие, вес­ 127

лоногие, карпоеды, ракушковые и равноногие, 4 отряда класса паукообразных — пауки, сенокосцы, акариформ­ ные и паразитиформные клещи и 22 отряда насеко­ мых. Точное число видов беспозвоночных животных, оби­ тающих здесь, назвать трудно, да и вряд ли нужно. Важно другое: помнить, что чем богаче по числу видов природный биоценоз, тем он устойчивее, что каждый вид занимает определенную экологическую нишу, что каждый вид в природе уникален. Стрекозы относятся к древним обитателям нашей планеты. Прошло уже несколько миллионов лет, а их внешний вид в основе своей не изменился. Задолго до появления человека стрекозы летали среди деревьев и других растений, которых сейчас нет на Земле. К ка­ менноугольному периоду истории нашей Земли относят­ ся находки окаменелых стрекоз. Жили они на берегах древнего пермского моря. Отпечатки крыльев такой стрекозы экспонируются в Пермском краеведческом музее. Эти удивительные насекомые, часть своей жизни проводящие в водной среде в стадии личинки, а затем осваивающие воздушную среду, — один из первых удач­ ных экспериментов природы. Они пережили миллионы лет, и наша задача сохранить их еще надолго. На тер­ ритории биостанции определено 10 видов стрекоз. Ин­ тересны также и такие очень древние насекомые, как поденки. Нуждаются в охране многие виды дневных бабочек, встречающихся на территории биостанции: ленточник тополевый, махаон, мнемозина, или черный аполлон, траурница, большая лесная перламутровка, все виды голубянок и другие. И подлежат охране они не только потому, что являются опылителями цветковых растений, а еще и потому, что они красивы, являются украшени­ ем природы. Перепончатокрылые. Многие из них — осы, пчелы, муравьи — характеризуются весьма сложным поведени­ ем, связанным с заботой о потомстве: строительный ин­ стинкт, заготовление пищи. Наблюдение за их поведением в природе — прекрас­ ный способ воспитания уважения к окружающему нас миру природы. 128

КВАРКУШ рХебет Кваркуш — один из отрогов главного хребта в Северном Пред­ уралье. Это плосковерхий горный мас­ сив, протянувшийся с севера на юг на 60 км, достигающий в ширину 12— 15 км. Высота его 750—850 м, и лишь отдельные вершины достигают отмет­ ки 1000 м. Кваркуш лишь осколок огромного горного тела, наделенный большинством его особенностей. Здесь на относительно небольшой пло­ щади сконцентрированы почти все виды природных ландшафтов, которые можно встретить в горах Север­ ного и Среднего Урала. Подножие хребта тонет в мрачном море труднопро­ ходимой пихтово-еловой тайги. Кое-где плотную стену деревьев прорезают бурные горные речки и редкие тро­ пинки, заваленные стволами упавших деревьев. Сначала кругом видна привычная зеленомошная тайга. Сумрачно, лишь над самой головой узкая щель неба. Шаг в сторону — и нога тонет в пружинящем влажном мхе, в редких кустиках черники. Тропинка ка­ рабкается с увала на увал, и постепенно лес вокруг ме­ няется. Деревья стоят реже, они более приземисты, сильно искривлены. Слой почвы на склонах тонок, и поэтому корни кедров и елей стелются у самой поверх­ ности. Подлесок здесь гуще, а под ним начинают появ­ ляться лесное высокотравье и папоротники в человече­ ский рост. Это горно-таежный пояс. Все выше взбирается тропинка; все светлее над го­ ловой. И вот появляются первые лесные поляны. Сна­ чала это небольшие островки, потом острова и, нако­ нец, целые массивы. Тайга расступается в субальпий­ ском поясе. Широко раскинулись субальпийские луга. Основной цвет здесь — зеленый, а на его фоне с весны до осени успевает смениться весь радужный спектр цветущего разнотравья. Субальпийский пояс — это не только луга, но и пих­ тово-еловое криволесье, сумрачное и приземистое. Кри­ вые искалеченные стволы стоят тесными группами, вер­ шины обломаны жестокими ветрами. Кажется, что мы в сказочном лесу Бабы Яги. 129

Ближе к вершине тускнеют краски лугов. В их тра­ востое все больше скромных злаков. Изменилось и кри­ волесье. Оно почти сплошь березовое. Но как не по­ хожи эти уродцы на стройные русские березы, знако­ мые и любимые всеми нами... И все же в березовом кри­ волесье светло и радостно. Белые стволы и земля, по­ крытая ярким и сочным ковром щучки извилистой, соз­ дают впечатление ухоженного яблоневого сада. Но вот подъем кончился, и перед нами открывается плоская равнина горной тундры. На севере и на юге конец ее теряется за горизонтом, а на востоке сереют вершины главного хребта. Монотонность картины на­ рушают немногочисленные вершины: похожая на вул­ кан Круглая, «могильный холм» горы Гроб, монумен­ тальный Вогульский Камень. С расстояния в несколько километров они кажутся монолитами, но приблизишься к ним и видишь, что это лишь груды камней различной величины и формы. Многие миллионы лет трудились солнце и ветер, мороз и дождь, лишайники и микроор­ ганизмы, пока превратили скалы в груду щебня. Но не везде их работа была столь успешной. У подножия Гошьян-Мыка, рядом с болотом, откуда берут начало Рассоха Пели и Жигалан, высятся останцы — Три Кам­ ня. На самом деле их не три, а пять: три огромные глы­ бы высотой 10—12 м и два камня поменьше. Когда-то они были частью горной массы. С течением времени более мягкие породы потрескались, обрушились, покры­ лись слоем мелкозема, поросли тундровой раститель­ ностью, а более стойкие тела останцев продолжают сто­ ять теперь уже на равнине. На Кваркуше останцев много. Над одной из Цепель­ ских полян высится Бронепоезд, над Язьвинскими — Гребешок, а над урочищем Веселая Парма — самый большой, пока не имеющий названия. Горная тундра только на первый взгляд кажется однообразной. Это не только равнина, покрытая низки­ ми травами, мхами и лишайниками. Здесь и заросли полуметрового можжевельника, куртины которого кажут­ ся ровно подстриженными южными кустарниками, раз­ нообразные ивняки по берегам бесчисленных ручьев, карликовые березки и хвойные стланики. Своеобразны горные болота. Они неглубоки — редко провалишься глубже, чем по щиколотку, — и пахнут не тиной и гнилью, а чем-то сладким и дурманящим. 130

На Кваркуше редко встретишь участки каменных россыпей, столь характерных для более северных и вы­ соких районов. Иное дело — осыпи. Там, где склоны круты и частичкам мелкозема трудно зацепиться, в об­ наженном виде предстает щебнистое тело горы, покры­ тое оспинками лишайников. На северо-восточных и восточных склонах хребта, скрытые от жгучих лучей горного солнца и теплых за­ падных и южных ветров, примостились снежные пятна, не тающие годами. На этих снежниках спасаются от летнего зноя дикие олени и домашние их родичи, которых в иные годы пасут на Кваркуше манси. Таким предстает Кваркуш перед теми, кто прошел по нему туристской тропой, только и успев окинуть его просторы беглым взглядом. И останется от такого по­ хода лишь несколько фотографий да смутный, быстро тускнеющий образ чего-то прекрасного, но почти совер­ шенно непонятного и поэтому далекого. Только знание множества особенностей горного Ура­ ла дает возможность понять, оценить, полюбить этот край и при встрече с ним отнестись к нему бережно. Итак, перенесемся на Северный Урал, на хребет Кваркуш. ЗВОНКИЕ РЕЧКИ

Многие, очень многие реки Урала начинаются в го­ рах. Их питают мощные толщи зимних снегов и частые летние дожди. Воды в горах в достатке. Ведь низкие дождевые тучи не в силах перевалить через хребты, цепляются за невысокие вершины и выливают на их склоны всю накопившуюся влагу. Кваркуш — это водораздел двух важнейших прито­ ков красавицы Вишеры — Улса и Язьвы. Все, что сте­ кает с его северных и восточных склонов, принимает в себя Улс, Язьву же поят речки и ручьи, текущие на юг и на запад. Главный узелок, откуда берут начало почти все ре­ ки Кваркуша, — это верховые болота вокруг двух поло­ гих вершин с непривычными для русского уха назва­ ниями— Дор-Мык и Гошьян-Мык. Здесь начинаются Рас­ сохи Пели и Цепела, Западный и Восточный Молмыс, Северная Язьва и Жигалан. 131

Все они типичные горные реки с жестким каменным дном, множеством порогов, ям и хрустально-чистой сту­ деной водой. В большинстве из них водится мечта ры­ боловов— хариус. В самые верховья через камни, по­ роги и водопады поднимаются весной сильнейшие ры­ бины, чтобы отметать икру и прожить лето в холодной и богатой кислородом воде. С каждым годом их все меньше и меньше. И сегодня кажутся неправдоподоб­ ными рассказы старожилов о том, что лет двадцать на­ зад в ямах бывало черно от рыбьих спин. Сказочно красивы горные реки! И у каждой свой нрав, свой характер. Оба Молмыса, Восточный и Западный, до того как стать собственно Молмысом, несколько километров бе­ гут порознь. Сначала это шаловливые ручейки, чуть позже — веселые и звонкие речушки, перескакивающие с камня на камень. Но за километр до слияния меня­ ются их берега. Куда-то в стороны отступают кручи и скалы, вплотную к руслу подползают обширные болота. Больше становится плесов и ровных участков, меньше порогов и ям. И становится река спокойней, величавей. Случается, пройдут ливневые дожди, и, кажется, долж­ на река мгновенно выйти из берегов, бурно скатить дождевые воды и через день-два войти в свои берега, как это обычно бывает с горными речками. С Молмы­ сом все иначе. Идет ливень, а вода почти не поднимает­ ся, только пухнут, копят влагу окрестные болота, чтобы потом в течение многих дней постепенно отдавать ее потоку. Бежит, бежит Молмыс в окружении болот и тайги, а потом, будто устав от мирской суеты и яркого света дня, ныряет под землю в мрачные, недоступные взгля­ ду лабиринты. Через много километров появляется он из глубин и встречается наконец с Язьвой. Совсем не похожа на Молмыс Рассоха Пели. Пер­ вые километры бежит она по горной тундре, глубоко вгрызаясь в тело Кваркуша. Многочисленные ручьи на­ полняют ее силой, и ныряет она в сумрак темного ущелья, поросшего вековой тайгой, уже не слабым ру­ чейком, а мощным потоком. Весь путь ее до слияния с Пелей идет почти строго на север. По берегам теснятся скалы и кручи. Ходить здесь тяжело и небезопасно. А русло — это круговерть нагромождения огромных камней, порогов, водопадов и ям. Сила потока такова, 132

что порой сбивает с ног, когда приходится переходить Рассоху вброд. Дикая, суровая и фантастически красивая, эта река покоряет сразу и навсегда. Но жемчужиной среди рек Кваркуша по праву счи­ тается Жигалан. Этот коротенький приток Улса бук­ вально обрушивается в долину. При длине около 7 км его устье ниже истоков почти на 700 м, а русло — почти сплошной каскад больших и малых водопадов и дикого нагромождения камней. Только появившись на свет, Жигалан сразу ныряет в тесный и мрачный каньон. Солнце проникает в глуби­ ну этого ущелья лишь по утрам — так высоки и круты его склоны. На них круглый год сохраняются пятна не­ растаявшего снега. В тайге, карабкающейся на кручи, душно, сыро и мертвенно тихо. Единственно постоянный звук — это глухой рев несущегося потока. Порой ста­ новится даже жутковато. Но когда солнце, встающее на востоке, освещает долину Жигалана, все здесь пре­ ображается. Оно играет в пенных струях, в листьях ив и рябин, расцвечивает яркими красками покрытые ли­ шайниками камни. В это время нет реки красивее. Дикая природа и ласковые солнечные лучи рождают вместе такую картину, при виде которой хочется кри­ чать от восторга. ОСНОВА ЖИЗНИ

Кваркуш. Вогульский Камень. Абсолютная отметка 1066 м. Мы стоим на огромной груде камней различной величины и формы. Эта груда и зовется Камнем. Есть тут и квар­ циты, и песчаники, и многие другие породы. Камни, камни... Вокруг ни травинки, ни щепотки почвы. Но даже камни не мертвы. Посмотрите: обращенные к солнцу поверхности по­ крыты разноцветными крапинками, пятнышками и узо­ рами. Это накипные лишайники. А черные сухие «ле­ пестки»— лишайники листовые. А сколько еще жизни гнездится тут! Это и различные микроорганизмы, и мельчайшие водоросли. Все они составляют передовой отряд жизни, десант живого в неживое. Потребности их скромны: были бы солнце, влага, воздух. Этого уже достаточно. Некоторые умудряются получать часть не­ 133

обходимой пищи даже из горных пород. А все они по­ степенно, очень и очень медленно разрушают эти поро­ ды, создают условия для образования почвы — основы жизни. Такую же картину, те же первые шаги развития встречаем мы и на каменных осыпях, где частички мел­ козема не могут закрепиться из-за большой крутизны склонов. Но пройдут миллионы лет, и все эти камни затянут­ ся тоненькой пленкой, сначала примитивной, а со вре­ менем и более мощной, плодородной почвы. Положе стал склон, и вот уже между отдельными камнями появились пятнышки мелкозема. Слой его при­ зрачно тонок, а состав нищенски тощ, но и его ока­ зывается достаточно, чтобы поселились здесь первые травянистые растения и мхи. Посмотрите на тундру. Она покрыта ковром осок и злаков, мхов и ягодников, а под ними лишь 20—30 см почвы — ниже все тот же камень. Бедная, скудная земля. Мало в ней питательных ве­ ществ, а сама она кислая, что многим растениям не по нраву. Но те, что поселились на ней, не только жи­ вут за ее счет, но и питают своими отмершими телами, обогащают веществами, добытыми из воздуха, форми­ руют и развивают ее. Когда-нибудь на смену неприхот­ ливым первопоселенцам придут другие, более требова­ тельные растения. Таких мы встречаем в тундре, но только по западинам, куда вода приносит больше пи­ тательных веществ. Горная тундра очень ранима. Места, где нарушена дернина, уничтожены растения, не зарастают многие годы. Около 20 лет назад работали на Кваркуше гео­ логи, ездили по тундре на вездеходе. А раны, оставлен­ ные гусеницами этой машины, не затянулись до сих пор. В субальпийском поясе слой почвы толще. В самом низу на ровных площадках у кромки леса он достигает метра. Соответственно больше здесь и всех необходи­ мых растениям питательных веществ. Вот и вырастают травы высотой в человеческий рост. Разговор о том, что и как растет и живет на горном Урале, впереди. Итак, сначала мир горных растений, а потом — жи­ вотный мир. 134

ДЕРЕВЬЯ И КУСТАРНИКИ

Когда с равнинных лесов и дол попадаешь на скло­ ны Уральских гор, все вокруг кажется необычным. Пих­ тово-еловое, березовое и смешанное криволесье и ред­ колесье, густые заросли ивняков. Как не похожи они на все виденное ранее! Деревья кряжистые, приземистые, стоят не сплошной стеной, а несколько поодаль друг от друга. Стволы, толстые у основания, быстро «худеют» к вершине. Ветви длинные, разлапистые, очень густые, и получается, что, хотя от ствола до ствола довольно далеко, лес почти смыкается. Кругом очень много уродливых деревьев. Редко-ред­ ко попадается прямоствольная березка или стройная ель. Проходит время, глаз привыкает к окружающей кар­ тине, и, когда осенний вертолет скачком возвращает нас домой, уже здешние леса кажутся чужими, непонятными, ни с чем не сообразными. В чем же причина таких контрастов? Перелистаем страницы книг, в которых описывается растительность различных районов Урала. Пробежим глазами список видов, здесь произрастающих. И что же? Оказывается, громадное большинство деревьев и кустарников встречается и в горах, и на равнине. И там, и там они те же, но и не те. Порой настолько не те, что с трудом признаешь их за родственников. Суровые и необычные условия гор разительно меня­ ют облик большинства растений. Деревьям и кустарни­ кам живется здесь трудно. Но все живое хочет жить, и те, кто в силах, видоиз­ меняются. Остальные или влачат жалкое существова­ ние, или не выживают. Основные хвойные породы в горах Урала — ель и пихта. Они основа горной тайги, они же населяют зале­ сенные участки субальпийского и горно-тундрового поя­ сов. В сплошной массе горной тайги ель и пихта почти не отличаются от жителей равнины. Чуть больше вет­ вей и сучьев, чуть меньше высота, чуть круче сбегает ствол — вот и все различия. Но поднимемся в субальпы. Посмотрите: деревья отстоят друг от друга на несколько метров. Огромные, густые лапы кольцом опоясывают ствол от самой земли 135

до высоты 1,5—2 м, потом идет проплешина: почти го­ лый участок ствола и пушистая вершина, похожая на флажок. Их так и называют флагообразными. У каждой особенности, отличающей жителей гор, есть причины. Значительно расстояние между деревьями — слой почвы на склонах тонок, вглубь корням идти некуда, да и незачем, вот и растекаются они под поверхностью, и смыкается лес не над, а под землей. Необычная форма кроны — и это объяснимо. На склонах толщина снежного покрова достигает 1,5—2 м. Под таким одеялом не страшны никакие морозы. Зато выше зимой дуют свирепые холодные ветры. Они лома­ ют еловые и пихтовые лапки, оголяют ствол. Вершин­ ка — самая гибкая, самая упругая часть дерева — умудряется устоять. Нижние ветви густы, многочислен­ ны и разлаписты также и по другим причинам. Одна из них — повышенное содержание ультрафиолетовых лучей в солнечном спектре, которые пробуждают к жиз­ ни гораздо больше почек возобновления древесных и кустарниковых пород. Получается больше побегов, боль­ ше семян. Вот только беда, не всегда эти семена вызревают. Но и здесь природа нашла выход. В горной тундре встречаются отдельные пихтовые и еловые островки. Деревца здесь низенького роста. Ос­ новная масса ветвей и даже стволов жмется к земле. Это стланики. Так вот у них-то наиболее четко выражена другая форма размножения — клоновая. Попадешь на такой еловый островок и смотришь вокруг — одна, две, три... десять елочек. А вот и нет! Елочка-то одна, та, что по­ выше, в центре. Разбежались под землей в разные сто­ роны корни, дали побеги, и поднялись вокруг материн­ ского дерева деревца-дети. Так и разросся из одного счастливого семени целый лесной островок. Самое распространенное лиственное дерево в го­ рах— береза. Но не стройная белотелая красавица, о которой и песни поют, и стихи складывают, а кряжи­ стая, часто уродливая, кривобокая горянка. И чем вы­ ше она забирается, тем ниже ростом и уродливее. Ей в горах несладко. В холод и зной — а солнце в летние полудни здесь жестокое — трескаются стволы, лопают­ ся сосуды и образуются на стволах уродливые наплы­ 136

вы — кап. Высушенный, распиленный и отшлифован­ ный, он удивительно красив на срезе, который похож на срез карельской березы. Капов в горах великое мно­ жество, не то что на равнине. Ветви горных берез все в мелких сучках, неровные, шероховатые. А вот совсем необыкновенная береза — карликовая. Необычна она для жителей Прикамья, а на самом се­ вере нашей страны обычнее и нет. С виду это кустар­ ник высотой до полуметра, но приглядишься получше — настоящая березка. И листочки-копеечки похожи, и се­ режки настоящие, и береста на стволиках. Вот уж кто приспособлен к суровым условиям жизни — так это она. Ей и почвы скудные и морозы трескучие — все нипо­ чем. Расселяется она широко. А вот на равнине в райо­ не Перми расти отказывается. Гибнет. Рябина в подлеске так же обычна, как и всюду на Урале. Любопытно только, что своеобразие условий су­ ществования на ней почти не сказывается, по крайней мере внешне. Такие же, как и на равнине, малина и смородина. Шиповник же чахл и низкоросл, багульник такой же, заморенный, невзрачный. Кому раздолье в горах — так это ивам. Здесь они повсюду: и у границы леса, и в субальпах, и в горной тундре. Чуть повлажнее участок, ручеек или болотце, и встают стеной заросли ивняков. И не какого-нибудь одного вида, а самые разнообразные. Здесь их более десятка. Весной это заметно особенно, когда на общем сумрачном и голом фоне качаются на тонких ветвях ивовые соцветия различной величины, формы и оттенка. Нигде внизу не встретить такого ивового богатства. Тонки, нежны и высоки кусты ив, и трудно понять, как зимуют они, как переносят жесточайшие морозы. Но однажды природа наглядно показала, как. Была середина июля, самого теплого месяца лета. И вдруг подул холодный, промозглый северный ветер, горизонт затянуло низкими лохматыми тучами, а ночью пошел крупный сырой снег. К утру покрыл землю 30-сантиметровым слоем. Днем поверхность тундры стала ровнехонькой. Там, где еще вчера высились двухметровые ивняки, сегодня была голая равнина. Все придавлено и укрыто снегом так, как это бывает зимой. Рассказывая о деревьях и кустарниках наших гор, нельзя пропустить можжевельник. Это настолько обыч­ 137

ный, настолько необходимый элемент горного пейзажа, что без него картина была бы неполной. Произрастает он обычно в горной тундре и чаще всего не отдельными кустиками, а небольшими курти­ нами, в отличие от своего равнинного собрата, достигаю­ щего высоты 2—3 м, он редко бывает даже метровой высоты. В куртинах кусты можжевельника почти оди­ накового роста, и поэтому кажется, что кто-то специ­ ально подстригал эти клумбы. Скорее всего, клумбы разрастались из одного первого куста, потому и ровные такие, ведь плодоносит можжевельник в условиях гор­ ной тундры только в особо благоприятные годы. ТРАВЫ, ТРАВЫ...

Первое, что поражает, когда среди лета попадаешь на горные луга, — это богатство растительности и буй­ ство красок. Палитра субальпийского луга настолько разнообраз­ на, что включает в себя все цвета солнечного спектра и множество его оттенков. Гораздо скромнее горная тундра. Но и она только на первый взгляд монотонна и скучна. Приглядишься внимательнее к ее неярким краскам и навсегда проникнешься очарованием, полю­ бишь эти бескрайние просторы. Горные луга — это богатая растительность и бедная флора. Парадокс? Не совсем. Важно понять, что есть что. Раститель­ ность— это многообразие и разнообразие растительных сообществ, где растения встречаются в различных соче­ таниях, это обилие растительной массы. Флора же — это набор видов, родов, набор семейств, живущих в данном районе. Итак, растительность горных лугов богата. Здесь встречается не один десяток различных растительных сообществ, а количеству биомассы может позавидовать любой луг равнины. Иное дело—флора. Лишь около полутора сотен видов встретишь на горных лугах Урала. Только поло­ вина из них действительно полноправные хозяева, встречающиеся обильно и постоянно. Остальные — это бедные одиночки, появляющиеся то здесь, то там, эта­ кие бедные родственники, которым у пиршественного стола отведено дальнее место. 138

Флора уральских равнин неизмеримо богаче. Там встречается в несколько раз больше различных ра­ стений. Почему же так бедны одним и богаты другим наши горы? Всему причиной климат и другие условия местооби­ тания. Так уж получается, что одни растения чувству­ ют здесь себя превосходно, другим кажется все равно, где расти, а третьим или живется тяжко, или вообще не живется. Некоторые растения, например, можно встретить лишь в строго определенных местах, малень­ ких оазисах, наделенных по прихоти природы особым неизменным микроклиматом. Здесь, на строго ограни­ ченном пространстве, текла и течет жизнь многих их по­ колений. Незримую же границу они перешагнуть не в силах. В ходе эволюции обитатели гор вырабатывали в се­ бе качества, необходимые для полноценного существо­ вания. Просыпаются горные луга с первых же дней весны. Еще сереют вокруг пятна пропитавшегося водой снега, а растения тронулись в рост. Иные, нетерпеливые, даже пронзают своими побегами закрайки сугробов. Не ус­ пеешь оглянуться — все вокруг зазеленело. Прошла не­ деля—и трава по колено. Скорость роста и развития просто невероятная. Разные растения приспосабливаются к жизни в го­ рах по-разному. Одни образуют множество дополни­ тельных побегов, другие лучше облиствены, третьи ста­ новятся гигантами — конечно, не такими, как на Саха­ лине, но все же. Вот, к примеру, манжетка. Знают ее как росянку, потому что на краях ее кружевных листьев по утрам цепляются хрустальные капельки росы, а в углублении в центре покоится одна большая переливчатая капля. На равнинном лугу листочки у нее чуть больше рубле­ вой монеты, а в горах—с хорошее чайное блюдце, да и росту прибавляется больше чем в два раза. И так со многими. Ведь увеличив площадь и коли­ чество листьев, поднявшись выше над землей, можно захватить больше солнца. Многие двулетники, жизненный цикл которых равен обычно двум годам, пошли другим путем. Они долгие годы не цветут, копят силы, пребывают в ювенильном 139

состоянии. Лишь через несколько лет, почувствовав се­ бя достаточно подготовленными, они решаются наконец зацвести. Не слишком богатая минеральная пища приходится на долю горных растений. Почвы здесь порою откровен­ но бедные. Вот и приходится создавать более мощную корневую систему, чем на равнине. Одно хорошо — воды в наших горах много: и осад­ ков, и ручьев, и речек. А вода для большинства расте­ ний чуть ли не главный фактор жизни. Не менее важно и тепло. Особенно недостает его в горной тундре, место которой — открытые всем ветрам плоские вершины. Но и здесь выход найден. Некоторые растения селятся поближе к камням, природным акку­ муляторам тепла. За день камни нагреваются, а ночью медленно отдают накопленное тепло. Так и живет «зе­ леный хитрец» с собственной печкой прямо под бо­ ком. Отцвели луга, созрели плоды, пришла пора готовить­ ся к зиме. Обитателям субальп проще. Снег здесь ложится на непромерзшую землю толстенным одеялом, так что вы­ мерзание им не грозит. Хватило бы запасов для под­ держания тлеющего огонька жизни. В горной тундре зима страшна. Здесь очень холодно и дуют свирепые ветры. На ровной поверхности снег почти не задерживается. Под тонким его слоем почва промерзает до стеклянной твердости и звона. Кажется, все живое должно погибнуть. Ведь в живой клетке мно­ го воды, а по законам физики вода, превращаясь в лед, должна расширяться, рвать стенки клеток, губить ра­ стения. Но этого не происходит. Природа научила своих детей противостоять моро­ зам. С весны до осени, до холодов копят они сахар. В иных содержание общего сахара в сухом веществе к зиме до­ стигает 30%. Копят для того, чтобы выжить. Сахар на­ деляет клеточный сок свойствами, благодаря которым растения без особого для себя вреда переносят даже самые лютые морозы. Кроме того, сахар — это пища на зиму. Приходит весна — и вновь растения молоды, веселы, зелены. 140

ЗЕЛЕНЫЕ ДРАГОЦЕННОСТИ

Проснулся день. Поднявшееся из-за хребта солнце прогнало с лугов дымку рассветного тумана и высвети­ ло малахитовую зелень луга, посеребренную мелкими капельками росы, и россыпь ярких желтых звезд на ней. Еще вчера зеленый цвет от изумрудного до нежно­ салатного был единственным на этой поляне, поросшей манжеткой. Пришла короткая ночь, и под ее покровом кто-то разбросал пригоршни пронзительно-ярких ма­ леньких цветов. Это расцвел гусятник самоедский. Гусятников, гусиных луков, в природе немало, и встречаются они во многих местах. А вот гусятник само­ едский— растение особое, это уральский эндемик. Эндемиков на Урале относительно немного. Расска­ жем о некоторых из них. Лаготис уральский из семейства норичниковых не только эндемик, о чем говорит его видовое название, но и осколок древнейших эпох, выходец из далекого про­ шлого Земли. Растет лаготис на сырых участках горной тундры. У него мясистые гладкие темно-зеленые листья, а на толстом стебле соцветие, похожее на тугой колос, усеянный мелкими бледными цветами. Постепенно со­ цветие вытягивается, и к моменту созревания плодики уже сидят довольно далеко друг от друга. Ветреница пермская — один из множества подснеж­ ников. Растет она в верхней части субальпийского поя­ са в горной тундре, где в травостое часто занимает од­ но из главных мест. У нее удивительно красивые цветы, похожие на нарциссы, собранные на вершине толстого лохматого стебля в тугой пучок. Кстати, сходство неко­ торых ветрениц с нарциссами заметили давно, на Кав­ казе даже растет ветреница, названная нарциссовид­ ною. Аромат цветов нашей уральской красавицы непе­ редаваемо нежен и тонок. А весь облик растения наво­ дит на мысль о введении его в садовую культуру. А вот многочисленные примулы уже давно в почете у цветоводов. Еще бы! Они зацветают одними из первых, когда еще только появляется весенняя зелень. На Урале встречается несколько видов первоцветов, невысоких скромных растений с бледно-зелеными и желтоватыми цветами. Один из них — первоцвет Палласа — эндемичен. 141

И еще один эндемик заслуживает особого внимания. Это мульгедиум уральский, растение мощное, высотой до 2 м, любящее влажные и богатые питательными веще­ ствами почвы в нижней части субальпийского пояса. Уз­ нать цветущий мульгедиум просто. Только у него увидишь бледно-фиолетовые цветы. А пока цветов нет, его спутать можно со скердой сибирской — уж очень похожи их ли­ стья. Но если на изломе стебля появится млечный сок, можете не сомневаться — перед вами мульгедиум. Есть в горах и другие растения, нуждающиеся в охране. Они встречаются во многих районах нашей стра­ ны, но были всегда или становятся сегодня настоящи­ ми редкостями. Возьмем, к примеру, орхидею с поэтичным названи­ ем кукушкины слезки. Родина орхидей — тропические леса. Там живут они широко, вольготно, поражая раз­ нообразием форм и расцветок. Чем дальше на север, тем они мельче и скромней. Лишь очень немногие спо­ собны выжить в суровых условиях Северного Урала. Ятрышник кукушкины слезки, возможно, назван так за темные пятнышки на листьях, которые похожи на ожоги от горючих слез бесприютной птицы. Мелкие цве­ ты его собраны тесной кучкой на вершине стебля. Каж­ дый в отдельности — это маленькая орхидея, во всех деталях повторяющая особенности тропических кра­ савиц. Еще 2—3 десятилетия назад пион уклоняющийся (марьин корень) в изобилии встречался в лесах вокруг Перми. Теперь его можно встретить здесь лишь изред­ ка. Привлеченные его красотой, люди не только обры­ вали цветы и бутоны, но и выкапывали и переносили в сады корни и корневища. И постепенно лес скудел. Ведь до того, как наконец зацветет марьин корень, проклю­ нувшийся из семени, должно пройти много лет. На горном Урале пион встречается часто. Порой кусты его очень пышны. Он пока в безопасности. Но это пока. Если же не принять мер, не проникнуться важностью задачи сохранить его для будущего, он ис­ чезнет и здесь. В охране сегодня нуждаются многие виды. Это и горец альпийский, и княженика, и первоцветы, и ку­ пальница европейская. Всех не перечтешь. Встречается в горах Урала и еще одно чудо — ра­ стения-альбиносы. Среди лиловых, розовых, голубых 142

цветков вдруг замечаешь совершенно белый. Это нео­ бычно, как белая ворона или белый слон. Ошеломляющее впечатление производит колоколь­ чик широколистный альбинос. Среди массы бледно-фио­ летовых и лиловых цветов вдруг встает полуторамет­ ровый богатырь с полуметровым соцветием, унизанным снежно-белыми колоколами. Вопрос о причинах появления альбиносов еще не ре­ шен. И поэтому каждое такое растение — ценность. Тем более что признак этот передается по наследству. Вот почему не следует нарушать естественное течение жизни таких растений. Придет время, и люди разгада­ ют их загадки. ЖИТЕЛИ ГОРНОЙ СТРАНЫ

В горах Северного Урала лучше всего заселен суб­ альпийский пояс. Это понятно. Здесь и обширные луга, и заросли ивняков, и островки криволесья, а кое-где участки горной тайги с небольшими лесными полянка­ ми. Места на любой вкус с обильным кормом и потаен­ ными укрытиями на случай опасности. На просторах горных тундр — изобилие различных кормов, но там, где открытые участки, всегда подсте­ регает опасность. Целыми днями кружат над тундрой, высматривая добычу, канюки и коршуны, болотный лунь и полярная сова. Поэтому большинство четвероногих и пернатых предпочитают селиться в субальпах, а в тундру поднимаются подкормиться. Особенно любят они дни, когда на горы ложится плотное одеяло ту­ мана, скрывающее все и всех. Не очень жалуют своим вниманием животные и ча­ щобы горно-таежного пояса. Здесь вся жизнь теснится по берегам рек, около тропинок, дорог и квартальных просек. Пробираясь темной и мрачной тайгой, проди­ раясь сквозь кусты и бурелом, редко-редко вспугнешь какую-нибудь живность. На тропе же что ни шаг, то новая встреча или след на влажной земле. Особым вниманием четвероногих и пернатых почемуто пользуются лесные избушки и их окрестности. Кваркуш — это медвежий рай. Зверь здесь сыт и незлобив и доставляет беспокой­ ство лишь пастухам, которые в отдельные годы приго­ няют коров и телят на горные луга. Вот к этой-то воз­ 143

можной добыче медведь остаться равнодушным не мо­ жет, за что частенько платит дорогой ценой. Другие здешние жители — горностаи. Отважные, гибкие, быстрые, эти представители семейства куньих охотятся обычно по ночам. Но, обладая непоседливым и очень деятельным характером, и днем заняты какимито очень важными делами. С приходом лета все живое здесь замирает, прячет­ ся. Мамаши заняты выведением и воспитанием потом­ ства, его безопасностью. Глухари и косачи стыдливо линяют где-то в чащобе. В это время можно бродить по лугам и лесам целыми днями и так никого и не встретить. Зато осенью, когда начинают поспевать ягоды, на черничные, брусничные и морошечные поля постоянно наведываются подросшие выводки, белки и даже мед­ веди. С приближением зимы перелетные птицы сбивают­ ся в стаи и улетают, глухари и тетерева спускаются в лес, а белые куропатки со всего Кваркуша сбиваются в 2—3 табуна по нескольку сот штук. Шум крыльев взлетающих птиц заглушает все другие звуки, а в гла­ зах смотрящего долго рябит от множества мечущихся белых тел. Очень редко встречаются лоси, хотя многочислен­ ные следы говорят о том, что летом их в горах немало. Они здесь недоверчивые и осторожные. Только на рассолах и на болотцах, где лоси лако­ мятся листьями вахты, можно их подстеречь. Сюда же приходят и олени. В жаркие летние дни любимым ме­ стом отдыха оленей бывают снежники на восточных склонах хребта. Здесь они спасаются от кровососов — слепней и паутов, отдыхают от изнуряющего зноя. В иные годы диким оленям, лосям и мансийскому стаду изрядно доставалось от волков. КАКИМ ТЫ СТАНЕШЬ, КВАРКУШ?

Итак, мы рассказали о том, что из себя представля­ ет Кваркуш, о его растительном и животном мире. Это одна сторона вопроса. Кроме того, горные луга Квар­ куша являются богатейшей кладовой сочных и пита­ тельных трав, огромным резервом великолепных кормов, превосходящих по качеству все, что дают предгорья. 144

Отказаться от их использования, когда в близлежащих районах развивается промышленность, когда потреб­ ность в продукции сельского хозяйства постоянно ра­ стет, было бы очень и очень трудно. Можно ли сохранить Кваркуш как памятник при­ роды, одновременно используя для нужд развивающе­ гося сельского хозяйства? На наш взгляд, такая возможность существует. Ес­ тественная граница, проходящая по Рассохе Пели че­ рез истоки Жигалана и далее, по Восточному Молмы­ су, делит Кваркуш на восточную и западную части. Нам представляется, что западная часть хребта должна быть использована для нужд сельского хозяйства, а восточ­ ная сохранена в неприкосновенности. Массивы горных лугов западной части Кваркуша ис­ пользовались как отгонные пастбища, и это сильно ска­ залось на растительном покрове. Многих первичных растительных сообществ нет, и восстановление их прак­ тически невозможно. Поэтому самое разумное — отдать западную часть Кваркуша сельскому хозяйству. При научно обоснованном подходе к вопросам использова­ ния она долгие годы может служить людям. Совсем иную картину встречаем мы в восточной части хребта. Кое-что изменилось и здесь. Из Свердловской области к подножию Вогульского Камня пригоняли и пригоня­ ют небольшие стада оленей. Но эти изменения неизме­ римо меньше. Ведь на субальпийские луга, особенно летом, олени практически не заходят. Кроме того, олень домашний замещает в природе оленя дикого, органиче­ ски связанного с ней. Остались участки, вообще не за­ тронутые выпасом. Это, к примеру, Малый Кваркуш. Обследуя его луговые массивы в середине 70-х годов, мы обнаружили большинство растительных сообществ, опи­ санных ранее А. Овесновым, давшим наиболее полное геоботаническое описание этого района в нетронутом виде. Восточная часть хребта Кваркуша перспективна как охраняемый памятник природы по следующим при­ чинам. Здесь встречаются практически все виды ландшаф­ тов, характерных для горных районов Северного и Среднего Урала. Большинство растительных сообществ встречается здесь в почти нетронутом виде. В восточ­ ной части Кваркуша сосредоточены основные его вер­ 145

шины и наиболее интересные останцы, словом, главные достопримечательности. Судьба Кваркуша должна решаться. Думаю, нам, уральцам, она не безразлична.

ЗАПОВЕДНИК БАСЕГИ аБсеги — это сравнительно небольшой по протяженности — его длина около 37 км, — но во многих отношениях за­ мечательный хребет Среднего Урала. Северную его границу образует доли­ на р. Усьвы, южную — долина р. Виль­ вы. Представлявший в прошлые гео­ логические эпохи единое целое, хребет в настоящее время состоит из трех гор, отделенных друг от друга глубокими ложбинами: Южного, Среднего и Северного Басегов Все они сильно разрушены: значи­ тельные площади заняты каменистыми россыпями, со­ стоящими из крупных глыб кварцита. В основном каме­ нистые россыпи, естественно, приурочены к вершинам гор, однако часто узкие языки их, так называемые ка­ менные реки, спускаются довольно далеко вниз по скло­ нам. Вершины гор венчают останцы — полуразрушенные скалистые выходы коренных пород, имеющие часто до­ вольно причудливую форму. На склонах всех гор великолепно выражены нагор­ ные террасы — сменяющие друг друга крутые, часто ка­ менистые участки склонов и почти плоские, чуть на­ клонные площадки. Наличие нагорных террас зачастую играет важную роль в распределении растительности по склонам гор. Растительность хребта Басеги очень интересна и своеобразна. Нижние части склонов до высоты 500— 600 м над уровнем моря занимает темнохвойная тайга, труднопроходимая, с массой поваленных деревьев, сы­ рой и топкой почвой, множеством мелких ручьев, пи­ таемых всегда обильными в горах осадками. Тайга подножий склонов гор, долин Усьвы, Вильвы и их мелких притоков Коростелевки, Хариузной, Боль­ шого и Малого Басега довольно густа. Ели и пихты, образующие основу древостоя, достигают высоты 18— 20 м, а изредка встречающиеся здесь кедры — 23—25 м. 146

Травяной покров, как правило, невысокий, хотя и до­ вольно густой. На разных участках леса в напочвенном покрове могут преобладать разные виды травянистых растений: вейник тупоколосковый, хвощ лесной, борец высокий. Довольно часто встречаются участки с покро­ вом из зеленых мхов. Однако с подъемом вверх по скло­ ну картина постепенно меняется: лес изреживается, ос­ ветляется, становится все более заметной примесь бере­ зы пушистой, исчезает кедр. Изменяется и травянистая растительность. Появляются новые виды, особенно по берегам ручьев: какалия копьевидная, таволга вязоли­ стная, дудник лесной, крупные виды папоротников. Довольно часто в тайге средней и нижней частей склонов попадаются более или менее заболоченные участки. Деревья здесь сильно угнетены, а на более ста­ рых сфагновых болотах могут отсутствовать почти пол­ ностью. В напочвенном покрове господствуют сфагно­ вые или, реже, зеленые мхи. Травостой, как правило, образован пушицей влагалищной и осоками малоцвет­ ковой, шаровидной, вздутой с более или менее значи­ тельным участием морошки, черники, хвоща лесного. Нередко на таких болотах в небольших количествах встречаются орхидеи: ятрышник Фукса и тайник серд­ цевидный. Еще выше, ближе к верхней границе горно-лесного пояса, виды высокотравья — какалия копьевидная, та­ волга вязолистная, дудник лесной, борец высокий — становятся господствующими в травяном ярусе тайги. Средняя высота травостоя нередко достигает 120— 140 см, а отдельные растения дудника лесного, борца высокого, бузульника сибирского— 180—200 см. Весьма обычными становятся и заросли крупных папоротни­ ков: страусника обыкновенного, кочедыжника женского, щитовника остистого. Древесные же растения становят­ ся все более низкими, расстояние между ними увели­ чивается, и, наконец, лес из сплошного, единого массива превращается в отдельные острова, отделенные друг от друга лугами: горно-лесной пояс сменился подгольцо­ вым, или субальпийским, поясом. Подгольцовый пояс, особенно нижняя его часть,— это пояс пышного развития травянистой растительно­ сти. Именно здесь — на лугах, в редколесьях, на каме­ нистых россыпях — сосредоточено большое количество примечательных, с научной точки зрения, растений. Так, 147

на лугах и в редколесьях Басег растут уральские энде­ мики: цицербита уральская, полевица Корчагина, порез­ ник сибирский, несколько видов манжеток. Обычны ре­ ликтовые: мытник плотный, чина Гмелина, герань лож­ носибирская. Здесь же встречается довольно значитель­ ное количество трав, свойственных широколиственным лесам Европы: колокольчик широколистный, копытень европейский, щитовник мужской, звездчатка жестко­ листная и другие. Чем же объяснить, что здесь, в довольно суровых, как принято считать, условиях гор, получает пышное развитие травянистая растительность и сохраняются нежные, теплолюбивые травы широколиственных лесов? Этому способствуют особенности климата высокогорий: во-первых, теплое, очень влажное лето (в начале и кон­ це лета здесь почти не бывает заморозков, столь обыч­ ных в прилегающих к Басегам районах); во-вторых, мощный снеговой покров, который сразу покрывает зем­ лю и предохраняет травянистые растения от низких осенних и зимних температур. В пределах подгольцового пояса наблюдается по­ степенное изменение характера растительности с подъе­ мом в горы. Изменение растительного покрова происхо­ дит в полном соответствии с изменениями в свойствах почв. Самые благоприятные для травянистой раститель­ ности почвенные условия складываются в нижней ча­ сти подгольцового пояса, на границе с тайгой. Поэтому здесь формируются необыкновенно мощные травостои. Характерные для границы горно-лесного и подгольцо­ вого поясов заросли высокорослого разнотравья нередко достигают высоты 140—160 см. Здесь обычны борец высокий, какалия копьевидная, живокость высокая, дуд­ ник лесной, дягиль лекарственный, скерда сибирская и многие другие. Нередки в нижней части подгольцового пояса, хотя и незначительны по площади, заросли крупных злаков: вейника Лангсдорфа и двукисточника тростниковидного, также достигающие значительной высоты. Весьма обыч­ ны на лугах нижней части пояса густые заросли ив — сизой, лопарской, филиколистной. Выше по склону почвы суше и беднее минеральны­ ми и органическими веществами. Соответственно сни­ жается и мощность травостоя, выпадают некоторые вла­ голюбивые виды трав, исчезают ивняки. Вместе с тем, 148

на лугах средней части склона появляется много ра­ стений, отсутствовавших в чрезмерно увлажненных ус­ ловиях нижней части пояса: герань ложносибирская, чина Гмелина, реброплодник уральский, горец альпий­ ский и многие другие. Параллельно со снижением плодородия почв проис­ ходит дальнейшее угнетение луговой растительности. Высота травостоя уменьшается, исчезают вейник Лангсдорфа и двукисточник, а их место занимают мелкие злаки: душистый колосок, мятлик луговой, полевица тонкая. В дальнейшем происходит полная смена круп­ нозлаковых лугов мелкозлаковыми. Такая закономерность очень хорошо прослеживается на склонах гор Северного Урала. На Басегах же столь ясную смену луговых сообществ удается наблюдать лишь изредка. Объясняется это, во-первых, особенно­ стями рельефа Басег — на тех высотах, где формиру­ ются мелкозлаковые луга, уже начинаются каменистые россыпи, — а во-вторых, сильными изменениями в струк­ туре луговых сообществ, происшедших под воздействи­ ем человека, которые искажают закономерности есте­ ственного размещения лугов на склонах хребта на Се­ верном Басеге, например, мелкозлаковые луга распола­ гаются в нижней части склона. В ряде мест на Басегах сформировались луга, осно­ ву травостоя которых образует горец альпийский — мощ­ ное, высокое растение с верхушечной метелкой мелких белых цветков. Несмотря на незначительные размеры, пятна таких лугов во время цветения горца резко выде­ ляются на фоне другой растительности и являются, по­ жалуй, наиболее запоминающейся чертой подгольцово­ го пояса Басег. Второй компонент растительности подгольцового поя­ са — редколесья. Они беспорядочно чередуются с луга­ ми, занимая, однако, как правило, более крутые скло­ ны с более бедными почвами. Древостой их сильно изрежен, в его составе гораздо более значительна, чем в тайге, примесь березы и рябины, причем в верхней ча­ сти подгольцового пояса вместо березы пушистой появ­ ляется другой вид—береза извилистая. Деревья здесь низкорослы — 3—10 м, часто сильно искривлены, из-за чего некоторые участки редколесий называют криво­ лесьем. Характер травяного покрова сильно зависит от высоты над уровнем моря. Редколесья нижней части 149

пояса имеют мощный напочвенный покров, образован­ ный или видами высокотравья — борец высокий, горец альпийский, дудник лесной и другие, — или крупными папоротниками; особенно впечатляющи заросли отсут­ ствовавшего в тайге кочедыжника альпийского: длина листьев этого растения нередко достигает 140—160 см, и лишь из-за слегка поникающих верхушек общая вы­ сота зарослей становится несколько меньше. А для ред­ колесий верхних частей склонов весьма характерен не­ высокий, 15—20 см, но очень плотный ярко-зеленый ко­ вер из щучки извилистой. Как правило, здесь присут­ ствуют в больших или меньших количествах черника, марьяник луговой, майник двулистный, ожика волоси­ стая и некоторые другие растения. Особенно наглядно описанная выше смена расти­ тельности подгольцового пояса видна на восточном скло­ не Южного Басега. Именно здесь можно наблюдать по­ степенный переход от зарослей высокотравья, высоко­ травных и крупнопапоротниковых редколесий к мелкозлаково-разнотравным лугам и щучковым редколесьям. Выше начинаются каменистые россыпи, на которых встречаются лишь небольшое количество экземпляров деревьев (ель, береза извилистая, кедр) и кустарников (смородина щетинистая, шиповник коричный, жимо­ лость обыкновенная) и небольшие пятна травянистой растительности. Видовой состав трав сравнительно бе­ ден, однако довольно интересен с научной точки зрения. Здесь встречаются арктоальпийцы дриада точечная, мятлик сизый, камнеломка поникающая, уральские эн­ демики шивереккия горная и козелец Рупрехта, лесо­ степные астра альпийская и прострел раскрытый. Таким образом, на Южном Басеге — самой низкой вершине хребта, 863 м, — выражено только 2 высотных пояса растительности: горно-лесной и подгольцовый. На других же, гораздо более высоких горах, Среднем и Северном Басегах, на высоте примерно 800—850 м по­ является 3-й пояс растительности — горно-тундровый. Лучше всего он выражен на самой высокой вершине хребта — Среднем Басеге, который является одновре­ менно и самой высокой вершиной Среднего Урала, от­ носительно высоты этой горы приводятся разные сведе­ ния— от 994 до 1005 м. Лугов на Среднем Басеге почти нет, однако постепенный переход от редколесий под­ гольцового пояса к почти лишенным деревьев горным 150

тундрам великолепно прослеживается на его южном и северном склонах. Высота деревьев по мере приближе­ ния границы горно-тундрового пояса быстро падает, стволы их все больше искривляются, прижимаются к земле и в конце концов совершенно распластываются по поверхности почвы. Несмотря на то что высота стлани­ ковых форм ели часто не превышает 50—60 см, многие растения продолжают активно плодоносить. Примерно на этой же высоте обычны и густые заросли низкорос­ лого можжевельника сибирского, ивы шерстистой, ивы сизой. Наконец, на верхней террасе западного склона горы — самом высоком участке со сплошным раститель­ ным покровом — начинаются каменистые россыпи, вся растительность которых образована отдельными дерно­ винками качима уральского и зеленых мхов с накипными лишайниками, очень редко попадаются отдельные кусты можжевельника и сильно угнетенные, высотой 50—60 см, деревца кедра. Бедность и своеобразная форма деревьев и кустар­ ников тундр объясняются губительным действием низ­ ких зимних температур и сильных ветров. Сохраняются лишь те части растений, которые находятся под снегом, толщина которого здесь невелика — 50—70 см. Поэто­ му ели и кедры распластываются по поверхности почвы, а крона можжевельника приобретает столообразную форму. Напочвенный же покров горных тундр Среднего Ба­ сега, несмотря на их незначительную площадь, довольно разнообразен. В большинстве случаев основу его составляют ку­ старнички — черника, брусника, водяника, голубика, к которым часто примешаны морошка, княженика, горец змеиный, золотая розга, осока коричневатая. Эти тунд­ ры приметны тем, что в формировании напочвенного по­ крова принимают участие такие довольно редкие на Среднем Урале растения, как пижма дваждыперистая, ясколка альпийская, соссюрея уральская. Имеются и довольно большие участки с господством кустистых лишайников из родов кладония и цетрария, а на южном склоне, по берегам берущего здесь начало небольшого ручейка, сформировалось небольшое болот­ це с покровом из сфагновых и зеленых мхов, осок жест­ кой и коричневатой, пушицы влагалищной и морошки с густыми зарослями ив. 151

Весьма своеобразным компонентом растительности горно-тундрового пояса Среднего Басега, оживляющим в общем невзрачный покров тундр, являются небольшие лужайки, приуроченные к узким неглубоким ложбин­ кам, в которых дольше, чем на открытых местах, со­ храняется снеговой покров, в результате чего формиру­ ются условия, благоприятные для развития травянистых растений. Обилие в их травостое цветущего разнотравья ветреницы пермской, герани ложносибирской, борца вы­ сокого в начале лета превращает тундру в пестрый ковер. На Северном Басеге тундровая растительность бо­ лее однообразна, более бедна по видовому составу и представляет собой комплекс из чередующихся неболь­ ших пятен кустарничковой и лишайниковой тундр, на фоне которых довольно часто встречаются очень низ­ кие, 10—20 см, почти целиком погруженные в густой ко­ вер кустарничков кустики ивы сизой. Богатый и своеобразный растительный мир Басег всегда привлекал внимание ученых. В 1953 году на Ба­ сегах работала экспедиция Пермского краеведческого музея, в 1976 году — экспедиция Пермской лесной опыт­ ной станции и Ленинградского института лесного хозяй­ ства, изучавшая горную тайгу хребта. В 1980 и 1981 го­ дах кафедра биогеоценологии и охраны природы Перм­ ского университета начала систематические исследова­ ния растительного мира Басег с целью подробного изучения закономерностей формирования и развития растительных сообществ в горах Среднего Урала. Интересен во многих отношениях и животный мир Басег, на богатство и своеобразие которого давно об­ ратили внимание ученые. 53 вида млекопитающих, 124 вида птиц, 4 вида рептилий и земноводных населя­ ют тайгу, луга, тундры хребта Как и флора, фауна Ба­ сег сформирована видами различного географического распространения: здесь встречаются виды, происхожде­ ние которых связано с широколиственными лесами Ев­ ропы, животные сибирской тайги, арктических тундр. Ввиду такого смешения фаун на Басегах совместно оби­ тают белая куропатка и рябчик, россомаха — зверь си­ бирской тайги и европейская норка, сибиряк соболь и европеец барсук. Среди млекопитающих наиболее богато представле­ ны на Басегах грызуны—19 видов: полевки, белка, он­ датра и другие. Богат видовой состав куньих—16 ви­ 152

дов: куница, колонок, хорь и другие. Многочисленны так­ же представители отряда насекомоядных: крот и различ­ ные бурозубки. В тайге довольно часто встречаются бу­ рый медведь и лисица, отмечены заходы в район Басег песца. Крупные парнокопытные Басег — лось и северный олень. Характерно, что лось, постоянно встречающийся на Басегах летом, в некоторые слишком многоснежные зимы мигрирует на восточный склон Уральского хребта и возвращается весной. Северные олени до 60-х годов постоянно заходили зимой на Басеги из северных райо­ нов области. Сибирская косуля, наоборот, встречается только летом, так как зимой даже лось на своих высо­ ких ногах иногда не в состоянии преодолеть мощную, до полутора метров, толщу снега. С разнообразием растительного покрова, обилием кормов связано богатство птичьего населения хребта. Большие выводки куриных — рябчиков, тетеревов, глуха­ рей— в конце сентября — начале октября в массе пере­ кочевывают из тайги на ягодники горно-тундрового поя­ са. Здесь же, в тундре, кормится перед зимовкой и бе­ лая куропатка. Есть на Басегах и кулики дупель, чер­ ныш, кроншнеп, гусеобразные чирки, кряква и очень редко гнездящийся в Пермской области чешуйчатый крохаль, многочисленны хищные птицы — канюк, пус­ тельга, ястреб-тетеревятник и другие. Наиболее богат и разнообразен на Басегах видовой состав воробьиных птиц: дрозды, синицы, овсянки, камышевки и многие другие мелкие птицы в обилии встречаются во всех ра­ стительных поясах хребта. Интересны Басеги и тем, что здесь сравнительно ма­ ло измененного хозяйственной деятельностью человека, сохранились некоторые редкие в СССР виды зверей и птиц: бобр, выдра, сапсан, орлан-белохвост, черный аист. Изучение Басег — задача первостепенной важности, так как только на основе глубоких знаний о закономер­ ностях формирования, развития, восстановления расти­ тельных и животных сообществ горных районов возмож­ на организация правильного, рационального использо­ вания богатств востока Пермской области Для органи­ зации такого всестороннего изучения природных комп­ лексов необходимо сохранение нескольких, наиболее типичных участков горной тайги. Одним из таких участ­ 153

ков, сосредоточившим в себе все основные биоценозы Среднего Урала, и стал хребет Басеги, на территории которого организован первый в Пермской области за­ поведник.

Итак, мы попытались рассказать о некоторых наибо­ лее важных ботанических, геологических, зоологических памятниках природы Пермской области. Выявление и изучение этих памятников имеет задачу сохранения всей совокупности природных условий и особенностей взаи­ мосвязей между компонентами природных сообществ. Наибольшим значением обладают комплексные памят­ ники природы. Именно они могут стать основой для организации единой сети заповедных территорий Перм­ ского Прикамья. Эта книга является первой в ряду на­ учно-популярных изданий, посвященных охраняемым природным территориям нашей области.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Материалы XXVI съезда КПСС. — М.: Политиздат, 1981, с. 183—

184: Охрана природы. Конституция (Основной Закон) Союза Советских, Социалисти­ ческих Республик. — М., 1977, с. 48. Об охране окружающей среды: Сб. документов партии и пра­

вительства.— М.: Политиздат, 1979, с. 352. Сборник

нормативных

актов

по

охране

природы / Под

ред.

В. М. Блинова. — М.: Юрид. лит., 1978, с. 584.

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ, ВЫДЕЛЕНИЯ И ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ ПРИРОДЫ

Аникина Э. Э. Вопросы охраны памятников природы Перм­ ской области. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1973, № 281, с. 248—249. Аникина Э. Э. Ландшафты Среднего Приуралья, подлежащие заповедыванию, и некоторые данные их истории. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1966, № 138, с. 191—199. Библиогр.: 21 назв. Аникина Э. Э. О заповедании типичных участков зональных и азональных ландшафтов Пермской области. — В кн.: Охрана при­ роды на Урале. Свердловск, 1964, вып. 6, с. 69—75. Баньковский Л. В. В интересах настоящего и будущего: Охрана природы в Перм. обл. — Полит. агитация, 1980, № 11, с. 13—18. Баньковский Л. В., Белковская Т. П. К истории изуче­ ния и охраны памятников природы Пермской области. — В кн.: Перспективы развития исследований по естественным наукам на Западном Урале. Пермь, 1981, с. 7—8. Баньковский Л. В. Сохранить навечно: Памятники приро­

ды; Интервью с пред, секции охраны флоры и памятников природы Перм. отд. ВООП, канд. биол. наук Т. П. Белковской. — Урал, сле­ допыт, 1980, № 4, с. 70—72. Берегите природу Пармы: Сб. статей. — Пермь: Кн. изд-во, 1974, вып. 1, с. 95. Беречь природу Прикамья: Сб. статей. — Пермь: Кн. изд-во, 1966—1974, вып. 1—3. Вишневский Б. Н. Географ-краевед И. Я. Кривощеков /Ред. С. Ф. Николаев.— Пермь: Кн. изд-во, 1961.— 104 с. Библиогр.: 193 назв. Генкель А. Г. Об охране памятников природы. — Изв. по нар. образованию Перм. отд. нар. образования, 1918, № 3, с. 11. География Пермской области: Материалы конф, по охране при­ роды и краеведению Прикамья. 1—3 февр. 1961 г.— Пермь, 1962, вып. 1. — 141 с. 155

Данилова Н. А. Климат и отдых в нашей стране. — М.: Мысль, 1980, с. 145—146: Памятники природы Пермской области. Доклады Четвертого Всеуральского совещания по физико-гео­ графическому районированию Урала. — Пермь, 1958, вып. 1—4. Доклады Пятого Всеуральского совещания по вопросам гео­ графии и охраны природы Урала. — Пермь, 1959— 1960. — 74 докл.

на отд. л. в обертке. Задачи охраны природы и рационального использования при­ родных ресурсов Среднего Урала. — Пермь, 1960. — 6 с. Заплатин М. В объективе — Уральский север. — Пермь: Кн.

изд-во, 1965.— 143 с. Кнорина М. В. Памятники неживой природы. — В кн.: Охра­ на природы и заповедное дело в СССР. М., 1960, бюллетень № 6, с. 102—109. Колесников Б. П. Состояние и важнейшие задачи охраны природы на Урале. — В кн.: Охрана природы на Урале. Сверд­ ловск, 1960, вып. 1, с. 5—15. Край наш Чердынский: Путеводитель для краеведов и тури­ стов.— Чердынь, 1969. — 33 с., ил. Максаров Н. В., Шолохов А. А. В дружбе с природой. — Пермь: Кн. изд-во, 1976. — 79 с., ил. Максимович Г. А. Основные задачи и объекты охраны зем­ ной коры на Урале. — В кн.: Охрана природы на Урале. Пермь, 1961, вып. 2, с. 135—143. Материалы Восьмого Всеуральского совещания по вопросам гео­ графии, охраны природы и природопользования: Тезисы докладов;

Экон. география. — Уфа, 1973. — 246 с. Материалы к инвентаризации природных объектов Урала, нуж­ дающихся в охране: Список памятников природы Пермской обла­ сти.— В кн.: Охрана природы на Урале. Свердловск, 1930, вып. 1,

с. 167—171. Материалы Шестого Всеуральского совещания по вопросам гео­ графии и охраны природы: Рефераты и тезисы докл. — Уфа, 1961.—

166 с. Материалы Шестого Всеуральского совещания по вопросам гео­ графии и охраны природы: Экон.-геогр. районирование. — Уфа,

1962. —82 с. Материалы Шестого Всеуральского совещания по вопросам гео­ графии и охраны природы: Физико-геогр. районирование. — Уфа,

1961. —224 с. Материалы Шестого Всеуральского совещания по вопросам гео­ графии и охраны природы / Отв. ред. А. А. Цветаев. — Уфа, 1961.—

53 с. Нешатаев Н. И. Природа Коми-Пермяцкого национального округа: Пособие для краеведов и учителей. — Пермь: Кн. изд-во, 1965.— 115 с., ил. Библиогр.: с. 113—114. Николаев С. Ф. Природа нашего края: Заметки о раститель­ ном и животном мире Пермской области. — Пермь: Облгиз, 1951.— 203 с., ил. Библиогр.: с. 197—198. Оленев А. М. Урал и Новая земля: Очерк природы. — М.: Мысль, 1965. — 215 с., ил., карт. Библиогр.: с. 195—198. Охрана природы на Урале: Сб. статей. — Свердловск, Пермь, 1960—1978, вып. 1—8. Пермская область: Природа. История. Экономика. Культура.— Пермь: Кн. изд-во, 1959. — 407 с. 156

Перспективный план географической сети заповедников

СССР

(проект): Кунгурский заповедник. — В кн.: Охрана природы и за­ поведное дело в СССР: Бюллетень. М., 1958, № 3, с. 21, 88. Постановление совещания по охране природы Урала. Пермь, 23—24 нояб. 1959 г. — Пермь, Свердловск. 1959.— 15 с. Реймерс Н. Ф., Штильмарк Ф. Р. Особо охраняемые при­ родные территории. — М.: Мысль, 1978. — 295 с. Рекомендации первой Пермской областной научно-практической конференции «Человек и природа». — Пермь, 1969.— 17 с. Рябинин Б. Помоги родной земле!: Об охране урал. приро­

ды.— Челябинск: Южно-Урал. кн. изд-во, 1976. — 225 с. Урал и Приуралье / Отв. ред. И. В. Комар, А. Г. Чикишев. — М.: Наука, 1968. — 461 с., ил., карт. Хандросс Л. М. О предохранительных мероприятиях на Ура­ ле: Охрана памятников природы. — Урал, краеведение, 1927, № 1, с. 96—98. Хребтов А. А. К вопросу об изучении и охране памятников природы на Урале. — В кн.: Пермский краеведческий сборник. Пермь, 1924, вып. 1, с. 54—56. Хребтов А. А. Об охране природы и создании заповедников на Урале. — Урал, краеведение, 1928, № 2, с. 136—141. Чазов В. А. Краткий физико-географический очерк Пермской области. — В кн.: На Западном Урале. Пермь, 1966, вып. 1, с. 135—158. Шаврина Г. Н., Бутырина К. Г. Об охране и использо­ вании карстовых объектов. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1973, № 281, с. 219—221. ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ Алексеева Е. В., Алексинский В. Я. Дивья пещера: Пу­ теводитель.— М.: Профиздат, 1965.— 11 с., ил. Арабаджи В. И. Эхо у камня Говорливый на Вишере. — Природа, 1972, № 6, с. 106—107. Бадер О. Н. Жертвенное место под Писаным камнем на р. Ви­ шере.— Сов. археология, 1954, XXI, с. 241—258. Бирилова Н. И. Карстовые явления Кунгура и его окрест­ ностей.— Изв. гос. гидрол. ин-та, 1934, № 66, с. 22—30. Васюков В. С. Попов С. З., Шулеков В. М. Наклонная и Ладейная пещеры в окрестностях г. Губахи Пермской обла­ сти.— В кн.: Пещеры. Пермь, 1961, вып. 1, с. 5—9. Весновский В. А. Куликовские пещеры. — В кн.: Материа­ лы по изучению Камского Приуралья. Пермь, 1930, вып. 2,

с. 10—11. Власов В. А. и др. Новые исследования Кизеловской пеще­ ры.—В кн.: Пещеры. Пермь, 1974, вып. 14—15, с. 63—66. Власов Ю. А. Кизеловская пещера. — Прикамье, 1959, № 27, с. 76—78. Геккер Р. Ф. Биогермы пермского возраста на р. Сылве. — В кн.: Охрана природы на Урале. Свердловск, 1961, вып. 2, с. 145— 154. Библиогр.: с. 154. Генинг В. Ф. Наскальные изображения Писаного камня на р. Вишере. — Сов. археология, 1954, XXI, с. 259—277. Горбунова К. А. История изучения карстовых пещер Перм­ ской области. — В кн.: Пещеры. Пермь, 1961, вып. 1, с. 11—34. 157

Диковская С. М. Полюдов камень: Докл. Пятого Всеурал. совещ. по вопр. географии и охраны природы Урала. — Пермь, I960. —4 с. Дорофеев Е. П., Лукин В. С. Кунгурская ледяная пеще­ ра.— Пермь: Кн. изд-во, 1975. — 75 с., ил. Ермаков С. П. Пашийская пещера «Большие воронки». — Землеведение, 1957. Т. 4, с. 67—80, ил. — [Нов. серия]. Карст Урала и Приуралья /Перм. обл. совет НТО. Ком. геол. проблем. Перм. обл. Дом техники НТО; Ин-т карстоведения и спе­ леологии.— Пермь, 1968.— 103 с. Колосов Ю. Г. Археолого-палеонтологические разведки пе­ щер верховья реки Чусовой. — В кн.: Вопросы карста на юге ев­ ропейской части СССР. Киев, 1956, с. 181—188, ил. Кузнецова Л. С. Кизеловская Медвежья пещера. — В кн.: Пещеры. Пермь, 1965, вып. 5—6, с. 44—53. Ли Г. Усть-Мечкинская ледяная пещера в Кунгурском райо­ не.— Урал, следопыт, 1966, № 6, с. 16, сх. Лукин В. С. и др. Кунгурская ледяная пещера. — Пермь: Кн. изд-во, 1968. — 73 с., ил. Лукин В. С. Об охране Кунгурской ледяной пещеры. — В кн.: Беречь природу Прикамья. Пермь, 1971, вып. 2, с. 84—87. Лукин В. С. Работы по восстановлению природного режима Кунгурской ледяной пещеры. — В кн.: Пещеры. Пермь, 1963, вып. 3, с. 35—42. Мазур Т. А. Вишерские скалы. — В кн.: Календарь-справоч­ ник Пермской области на 1965 год. Пермь, 1964, с. 66—68. Максимович Г. А. Естественные туннели, мосты и арки кар­ стовых районов: В т. ч. о камне Дыроватом на р. Чусовой. — В кн.: Пещеры. Пермь, 1963, вып. 3, с. 57—71. Максимович Г. А., Рубель Р. Б. На земле и под зем­ лей.— Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1966.— 173 с. Памятники природы на р. Чусовой. — Урал, следопыт, 1969, № 9, с. 60—61. Панарина Г. Н. История изучения пещер Пермской области 1965—1970 гг. — В кн.: Пещеры. Пермь, 1971, вып. 10—11, с. 164—180. Папулов Г. Н. Вопросы охраны геологических объектов на Урале: Докл. Пятого Всеурал. совещ. по вопр. географии и охраны природы Урала. — Пермь, 1960. — 3 с. Печерин А. И. Крупные валуны бассейна реки Иньвы. — Бюл­ летень комис. по изучению четвертичного периода АН СССР, 1961, № 26, с. 129—132. Библиогр.: с. 132. Печеркин И. А. Куликовские пещеры на р. Чусовой: Докл. Пятого Всеурал. совещ. по вопр. географии и охраны природы Урала. — Пермь, 1960. — 4 с. Пещеры: Сб. статей. — Пермь, 1961—1981, вып. 1—18. Пещеры Урала. — М.: Физкультура и спорт, 1971.— 144 с. Попов А. Тайны Полюдовой горы. — В кн.: Ветер странствий: Альманах. М., 1969, вып. 4, с. 68—73. Примечательные

природные ландшафты СССР

и их охрана:

Ботан., геол., сезонные и зоол. заказники СССР: Сб. статей. — М.: Наука, 1967, с. 65—68: Кунгурская ледяная пещера. Сериков Ю. Семь суток под землей: О Кизеловской пеще­ ре.— Урал, следопыт, 1973, № 2, с. 39. Смирнов В. По лабиринтам Пашийской пещеры. — В кн.: 158

Материалы по изучению Камского Приуралья. Пермь, 1930, вып. 2,

с. 10-11. Соловьев А. И. Велсовская пещера. — Природа, 1961, № 4, с. ИЗ. Xаунен Н. Полжизни под землей: Об исследователе Кунгур­ ской ледяной пещеры А. Т. Хлебникове. — Урал, следопыт, 1969, № 12, с. 42—48, ил. Чернышев Н. И. Условия образования волконскоитоносной толщи Приуралья: Предложение оставить месторождение этого минерала в качестве памятника природы. — В кн.: Вопросы физи­ ческой географии Урала. Пермь, 1975, вып. 2, с. 97. Чикишев А. Г. Карст русской равнины. — М.: Наука, 1978.— 190 с. Чикишев А. Г. Крупнейшая карстовая пещера Урала: Дивья пещера: Докл. на II совещ. по проблемам физ. географии Урала. Май 1963 г. — Тр. Моск, о-ва испытателей природы, 1966. Т. 18, с. 229—236. Библиогр.: 15 назв. Шаврина Г. Н., Бутырина К. Г. Об охране и использова­ нии карстовых объектов. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1973, № 281, с. 219—221. Ястребов Е. В. Дивья пещера. — Пермь: Кн. изд-во, 1958.— 52 с., ил., 1 л. план. Библиогр.: с. 51—52. Ястребов Е. В. Дивья пещера: Очерк. — Урал, 1958, № 7, с. 116—120. Ястребов Е. В. Кизеловская пещера — интересный памятник природы Урала. — В кн.: Охрана природы на Урале. Свердловск, 1960, вып. 1, с. 141—145. Ястребов Е. В. Об охране ценных геоморфологических па­ мятников на Урале. — В кн.: Охрана природы на Урале. Сверд­ ловск, 1960, вып. 1, с. 27—31. ВОДНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ Андреева М. А. Озера Среднего и Южного Урала: Гидрол. режим и влияние на него атмосферной циркуляции. — Челябинск, 1973. —269 с. Балабанова 3. М., Жариков С. С., Троицкая В. И. Озера Урала, нуждающиеся в охране и объявлении памятниками природы. — В кн.: Охрана природы на Урале. Пермь, 1961, вып. 2,

с. 131—134. Баталов В. Адово озеро. — Урал, следопыт, 1960, № 1, с. 79. Буслов К. Пятьсот часов тишины: Заметки. Размышления. Споры. И даже стихи. — М.: Мысль, 1966.— 159 с., ил., карт.— (Путешествия. Приключения. Фантастика). Вылежнев Ю. Г. Нытвенский пруд и проблемы его рацио­ нального использования. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1964. Т. 123, вып. 2, с. 107—113. Библиогр.: 8 назв. Головко В. На Сылве. — Урал, следопыт, 1970, № 11, с. 69—71. Головко В. К., Оконешников В. А. По рекам Урала. — Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1973. — 171 с., сх. Граевский А. На речном вездеходе: Путешествие по Ви­ шере.— Урал, следопыт, 1961, № 7, с. 19—28. Граевский А. По Вишере реке: Путевые заметки. — При­ камье, 1958, № 24, с. 110—117. 159

Кама: Иллюстрир. путеводитель по реке Каме и по р. Вишере с Колвой / Сост. Д. М. Бобылев, И. К. 3еленов и др.; Под

ред. П. В. Сюзев а. —Пермь, 1911. — 262 с. Коробков И. М. Малые реки Пермской области и использо­ вание их в народном хозяйстве. — Пермь: Кн. изд-во, 1959. — 58 с., ил. Библиогр.: с. 55—56. Лукин В. С. Река построила мостовую: Известковые плиты на берегу р. Чусовой. — Урал, следопыт, 1962, № 1, с. 23. Максимович Г. А., Кирилловых В. Т. Химическая география малых рек района города Перми. — В кн.: География Пермской области. Пермь, 1962, вып. 1, с. 61—66. Михайлюк В. М. Слезы Вишеры: Об охране реки. — Урал, следопыт, 1970, № 8, с. 44—45. Нешатаев К. Н. Где синеет озеро Адово. — В кн.: Кален­ дарь-справочник Пермской области, 1968. Пермь, 1967, с. 133—134. Николаев С. Ф. Приезжайте на Сылву! — В кн.: Рабочее Прикамье. Пермь, 1967, с. 205—208. Памятники природы на Чусовой. — Урал, следопыт, 1965, № 9, с. 60—61. Постоногов Е. И., Постоногов Ю. И. По Чусовой. — Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1980. — 125 с., ил., 8 л. ил. Рябинин Б. С. Операция «Ч»: Очерки. — М.: Сов. писатель, 1976. —304 с. Торопов С. А. Сылва-река. — В кн.: Календарь-справочник Пермской области, 1962. Пермь, 1961, с. 54—56. Чусовая будет жить: Операция «Ч»; Итоги проведения. — Урал, следопыт, 1969, № 12, с. 49—51. Шестов И. Н., Шурубор А. В. Чусовское озеро и его про­ исхождение.— В кн.: Химическая география и гидро геохимия. Пермь, 1963, вып. 23, с. 95—100. Шимановский Л. А. Водопад Плакун: Суксунский р-н Перм. области. — Природа, 1958, № 11, с. 112—113. Ястребов Е. В. На реке Чусовой: Памятники природы.— Урал, следопыт, 1961, № 5, с. 60—62. Ястребов Е. В. Рельеф бассейна реки Вишеры. — В кн.: На Западном Урале. Пермь, 1960, с. 64—75.

БОТАНИЧЕСКИЕ И ЗООЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ Аникина Э. Э. мяцкого

округа

Ботанико-географические районы Коми-Пер­ Пермской области-. Докл. Четвертого Всеурал.

совещ. по физ.-геогр. и эконом.-геогр. районированию. — Пермь, 1958. Аникина Э. Э. К вопросу о заповедании некоторых интерес­ ных участков степной растительности на территории Пермской об­ ласти.— В кн.: Охрана природы на Урале. Свердловск, 1960, вып. 1,

с. 161—162. Аникина Э. Э. Некоторые данные о распространении степных и лесостепных растений на северо-западе Пермской области. — В кн.: Охрана природы на Урале. Свердловск, 1961, вып. 2,

с. 107—109. Аникина Э. Э. Характерные ландшафты северо-запада Перм­ ской области и их ботанические элементы. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1964. Т. 118, с. 180—184. 160

Архипова Н. П., Таршис Г. И. Редкие растения Урала и их охрана: Учеб, пособие. — Свердловск, 1979. — 96 с. Байлин И. Г. У истоков науки о лесе: Очерк об А. Е. Теп­

лоухове. — М.: Лесная пром-сть, 1969. — 70 с. Баранов В. И. О жизни и работе А. Я. Гордягина.— Учен, зап. Казанского ун-та, 1933, с. 3—37. Белковская Т. П., Меньшиков А. Н. Некоторые итоги изучения ботанических памятников Пермской области в десятой пя­ тилетке.— В кн.: Перспективы развития исследований по естест­ венным наукам на Западном Урале. Пермь, 1981, с. 123—124. Воронов А. Г. Порфирий Никитич Крылов (1850—1931).— В кн.: Отечественные физико-географы и путешественники. М., 1959,

с. 670—676, портр. Генкель А. А., Пономарев А. Н. Ботанико-географиче­ ские экскурсии в окрестностях г. Перми. — Учен. зап. Перм. гос. пед. ин-та, 1940, вып. 7, с. 3—102. Библиогр.: 38 назв. Глумов Г. А. Вопросы озеленения городов и охрана пригород­ ных лесов на Западном Предуралъе.— В кн.: Охрана природы и озеленение населенных пунктов: Материалы Шестого Всеурал. совещ. по вопр. географии и охраны природы. Уфа, 1961, с. 109— 113. Глумов Г. А., Петухов Ю. М. Сохранить пригородные ле­ са: Докл. Пятого Всеурал. совещ. по вопр. географии и охраны при­ роды Урала. — Пермь, 1960. — 4 с. Гордягин Андрей Яковлевич. — В кн.: Русские ботаники: Био­ графо-библиогр. словарь. М., 1947. Т. 2, с. 329—332. Горные леса Урала. — В кн.: Горные леса. М., 1979, с. 140— 153. Горные луга Северо-Западного Урала и перспективы их исполь­ зования /И. Захарченко, С. Попова, Л. Гилева, К. Ма­

салкин; Перм. гос. с.-х. опыт, станция; Обл. прав. НТО сел. хоз-ва. — Пермь: Кн. изд-во, 1976.— 122 с., ил. Горчаковский П. Л. и др. Лесные богатства Урала. — Свердловск, 1948. — 110 с. Горчаковский П. Л. Об охране реликтовых растений и уникальных сообществ на Урале. — В кн.: Охрана природы на Урале. Свердловск, 1960, вып. 1, с. 79—85. Гусев Н. Ф., Решетникова Т. Н., Зиновьева А. А. К исследованию иридоидов вероники длиннолистной: Кунгурская ле­ состепь.— В кн.: Перспективы развития исследований по естест­ венным наукам на Западном Урале. Пермь, 1981, с. 23. Данилова М. М. Еловые леса средней тайги Пермской об­ ласти.— Учен. зап. Перм. ун-та, 1961. Т. 18, вып. 3, с. 11—19. Данилова М. М. Леса с широколиственными породами в ус­ ловиях Пермской области. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1962. Т. 22, вып. 4, с. 62—70. Данилова М. М. Леса южных районов Пермской области. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1955. Т. 7, вып. 3, с. 159—170. Данилова М. М. Сосновые леса Северного Прикамья. — В кн.: Сборник работ Пермского отделения Всесоюзного ботани­ ческого общества. Пермь, 1965, вып. 2, с. 43—50. Библиогр.: 8 назв. Диковская С. М. Растительность восточной части Кунгур­ ской лесостепи. — В кн.: На Западном Урале. Пермь, 1964, вып. 4, с. 122—132. Ермакова И. А. Охрана липы и других дикорастущих медо161

носов Пермской области. — В кн.: Охрана природы и озеленение населенных пунктов: Материалы Шестого Всеурал. совещ. по вопр.

географии и охраны природы. Уфа, 1961, с. 91—93. Камско-Печорско-Западноуральские темнохвойные леса. — В кн.: Растительность европейской части СССР. Л., 1980, с. 99—101. Керженцев Н. И. Об организации государственного запо­ ведника «Западно-Уральская темнохвойная тайга»: Докл. Пятого

Всеурал. совещ. по вопр. географии и охраны природы Урала. — Пермь, 1960. — 2 с. Коновалов Н. А., Зубов С. А. Кедровые леса Урала, их охрана и воспроизводство. — В кн.: Природа лесов и повышение их продуктивности. Новосибирск, 1973, с. 57—64. Крылов П. Н. Материалы к флоре Пермской губернии: Вып. 1—4. Тр. о-ва естествоиспытателей при Казанском ун-те, 1878. Т. 6, вып. 6; 1881. Т. 9, вып. 6; 1882. Т. 11, вып. 5; 1885. Т. 14, вып. 2. Леса Урала / Под ред. М. Е. Ткаченко. — Свердловск: Изд-во УФ АН СССР, 1948. —228 с. Лесопарк «Парковая дача» в Перми. — В кн.: Лесопарки СССР: Природные и культурные ландшафты. Композиции садово-паркового искусства. М., 1976, с. 64—69. Млекопитающие заказника «Предуралье»: Метод, разработка для летней полевой практики. — Пермь, 1981.— 16 с. Николаев С. Ф. Агроном и ботаник А. А. Хребтов (1876— 1944). — В кн.: На Западном Урале. Пермь, 1964, вып. 4, с. 113— 122. Николаев С. Ф. Зеленая кладовая: Леса Перм. области. — Пермь: Кн. изд-во, 1967.— 114 с., ил. Николаев С. Ф. Испытатель природы Павел Васильевич Сю­ зев.— Пермь: Кн. изд-во, 1958. — 56 с., ил.— (Замечательные лю­ ди Прикамья). Библиогр.: с. 45—56. Николаев С. Ф. П. Н. Крылов в Перми. — В кн.: Календарьсправочник Пермской области на 1965 г. Пермь, 1964, с. 100—101. Николаев С. Ф. Теплоухов — сын Теплоухова. — В кн.: Ка­ лендарь-справочник Пермской области на 1970 г. Пермь, 1969, с. 28—29. Николаев С. Ф. Хранители леса Александр Ефимович и Фе­ дор Александрович Теплоуховы. — Пермь: Кн. изд-во, 1957. — 48 с., ил. — (Замечательные люди Прикамья). Овеснов А. М. Горные луга Вишерского Урала. — Тр. ЕНИ при Перм. гос. ун-те, 1948. Т. 10, вып. 1, с. 3—86, ил. Библиогр.: 76 назв. Овеснов А. М. Горные луга Западного Урала. — Пермь: Кн. изд-во, 1952.— 131 с., ил. Овеснов А. М. Естественные луга в верховьях р. Вишеры: Северный Урал. — Изв. ЕНИ при Перм. гос. ун-те, 1951. Т. 13, вып. 2—3, с. 219—240. Библиогр.: 13 назв. Памятник природы всесоюзного значения: Буждомский ельник.— В кн.: Берегите природу Пармы. Пермь, 1974, вып. 1, с. 31. Памятники природы областного значения: Веслянский бор-вере­ щатник.— В кн.: Берегите природу Пармы. Пермь, 1974, вып. 1, с. 31—32. Памятники природы областного значения: Веслянский сосново­ лиственничный бор. — В кн.: Берегите природу Пармы. Пермь, 1974, вып. 1, с. 32. 162

Памятники природы областного значения: Вурламский боярыш­ Берегите природу Пармы. Пермь, 1974, вып. 1,

ник.—В кн.: с. 32—33.

Памятники природы областного значения: Кочевский кедров­ ник.—В кн.: Берегите природу Пармы. Пермь, 1974, вып. 1, с. 31. Пашин В. Тайга в центре поселка: Парк Кузьминка в Иль­ инском.— Урал, 1969, № 7, с. 30. Пономарев А. Н. Заметка о пойменных степях долины Сыл­ вы в Западном Приуралье. — Учен. зап. Перм. гос. пед. ин-та, 1940, вып. 7, с. 197—202. Библиогр.: 8 назв. Пономарев А. Н. К флоре лесостепного Зауралья. — Учен. зап. Перм. гос. ун-та, 1949. Т. 5, вып. 1, с. 15—17. Библиогр.: 13 назв. Пономарев А. Н. К флоре Среднего Урала. — Изв. ЕНИ при Пермском гос. ун-те, 1951. Т. 13, вып. 2—3, с 241—248. Библиогр.: 24 назв. Пономарев А. Н. Лесостепной комплекс северной окраины Кунгурской лесостепи. — Изв. ЕНИ при Перм. гос. ун-те, 1948. Т. 12, вып. 6, с. 225—233. Библиогр.: 24 назв. Пономарев А. Н., Данилова М. М. О ботанических объ­ ектах, подлежащих охране в Пермской области: Докл. Пятого Всеурал. совещ. по вопр. географии и охраны природы Урала.— Пермь, 1960. — 4 с. Пономарев А. Н. О лесостепном флористическом комплек­ се Северного и северной части Среднего Урала. — Ботан. журнал, 1949. Т. 34, № 4, с. 381—388. Библиогр.: 28 назв. Пономарев А. Н. О распространении сосновых лесов и си­

бирской лиственницы по восточной окраине Кунгурской лесосте­ пи.— Изв. Биол. науч.-исслед. ин-та при Перм. гос. ун-те, 1944.

Т. 12, вып. 2, с. 53—64. Библиогр.: 28 назв. Птицы учлесхоза «Предуралье»: Метод, разработка для лет­ ней полевой практики /Перм. гос. ун-т им. А. М. Горького, каф. зоологии позвоночных. — Пермь, 1981. — 40 с. Родичкин И. Д. Строительство лесопарков в СССР. — М.: Лесная пром-сть, 1972, с. 30—37: Парковая дача г. Перми. Сергиевская Л. П. Порфирий Никитич Крылов. — Новоси­ бирск, 1952. — 48 с., портр., ил. — (Замечательные сибиряки). Симкин Г. Н. Биогеоценозы таежного леса: На примере Пермской области. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1974.— 174 с. Сюзев П. В. Конспект флоры Урала в пределах Пермской гу­ бернии с прилож. ботанико-геогр. карты Перм. губ. — М., 1912.— 206 с. Библиогр.: с. 197—206. Сюзев П. В. Кузьминка — лесной заповедник. — Изв. биол. науч.-исслед. ин-та при Перм. ун-те, 1925. Т. 3, вып. 8, с. 315—320. Таскаева Н. Л. Дубняки юго-запада Пермской области. — Бюллетень Моск. о-ва испытателей природы, 1963. Т. 63, вып. 1, с. 73—78. Библиогр.: 11 назв. Типы еловых лесов на территории урочищ Колчимского камня:

Вишерское Предуралье. — В кн.: Исследования по лесному хозяй­ ству. Псков, 1972, вып. 14, с. 179—207. Чазов Б. А. Лесные богатства Пермской области. — В кн.: На Западном Урале. Пермь, 1952, с. 65—75. Чазов Б. А. О географии лесов Кунгурского района Перм­ ской области. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1957. Т. 2, вып. 2, с. 145— 154. 163

Чащин С. П. Расселение речного бобра и ондатры в Перм­ ской области и их охрана. — В кн.: Охрана природы на Урале.

Пермь, 1961, вып. 2, с. 111—119. Библиогр.: 9 назв. Чащин С. П. О распространении и численности промысловых млекопитающих в Пермской области. — В кн.: Охрана природы на Урале. Свердловск, 1962, вып. 3, с. 69—80. Библиогр.: 14 назв. Щелокова Л. Г. Наперстянка крупноцветная в заказнике Предуралье. — В кн.: Человек и среда. Пермь, 1981, с. 37—39. Юргенсон Е. И. Ельники Прикамья и проблема их возоб­ новления.— Пермь: Кн. изд-во, 1958. — 76 с.

КОМПЛЕКСНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ Борковский С. А. Цепельские поляны. — В кн.: Календарьсправочник Пермской области, на 1963. Пермь, 1962, с. 73—76. Географическое размещение заповедников в РСФСР и органи­ зация их деятельности: Сб. науч. трудов. — М., 1981.— 138 с.

Голубева Л. В. Геоморфология заповедника Предуралье.— Изв. ЕНИ при Перм. гос. ун-те им. Горького, 1948. Т. 12, вып. 7, с. 286—292. Библиогр.: 18 назв. Голубева Л. В. Некоторые наблюдения над карстовыми во­ ронками в заповеднике Предуралье. — Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода, 1951, № 16, с. 51—60. Диковская С. М. Природа Басег: Докл. на конф. по охране природы и краеведению Прикамья. Февр. 1961 г. — В кн.: Геогра­ фия Пермской области. Пермь, 1962. вып. 1, с. 53—58. Крюгер В. А., Крюгер Л. В., Селиванов И. А. К ин­ вентаризации дикорастущей флоры заповедника Приуралье. — Учен. зап. Перм. ун-та, 1949. Т. 5, вып. 1, с. 47—62. Кунгурский заповедник Предуралье: Сб. статей. — Пермь, 1950.— 64 с., ил. Мамаев С. А., Ипполитов В. В. Опыт разработки сети природных резерватов на Урале. — В кн.: Проблемы комплексного географического изучения и освоения горных территорий. Л., 1980, с. 77—80. Николаев С. Ф. Заповедные берега: Очерк о Кунгурском заповеднике Предуралье. — Прикамье, 1952, № 16, с. 253—259. Сергеев И. С. Басеги. — В кн.: Календарь-справочник Перм­ ской области на 1966 г. Пермь, 1964, с. 101—103, карт., ил. Хребтов А. А. Об устройстве заповедника на Липовой горе вблизи г. Перми. — Экономика, 1925, № 7, 26, с. 53—56. Шепель А. И., Белковская Т. П. Некоторые итоги и пер­ спективы природоохранительных мероприятий в заказнике Пред­ уралье.— В кн.: Перспективы развития исследований по естествен­ ным наукам на Западном Урале. Пермь, 1981, с. 124—125.

СОДЕРЖАН И Е М, Н. Степанов, Л. В. Баньковский, Памятники природы Пермской области.............................................................................

3

ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ

Памятники пермской системы (Л. В. Баньковский, П. А. Софроницкий)................................................................................................................. 14 Памятники древней жизни (П. К. Чудинов) .... 17 Отроги Южного Тимана (А. А. Болотов) .... 28 Кунгурская ледяная пещера (Е. П. Дорофеев, В. С. Лу­ кин) ............................................................................................................................................................ 41 Природные мосты и арки (Г. А. Максимович) ... 52 Карстовые озера (К. Г. Бутырина, К. А. Горбунова) . . 54 Оханский метеорит (Л. В. Баньковский) .... 65

ПАМЯТНИКИ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ Кунгурская лесостепь (С. И, Шилова)...................................................69 Спасская Гора (Т. П. Белковская).................................................................73 Веслянский бор-верещатник (Т. П. Белковская) ... 76 Лунежки (А. К. Кощеев).......................................................................................... 80 Район хвойно-широколиственных лесов (С. А. Овеснов) . 82 Кузьминка (К. Н. Масалкин)............................................................................... 88

ЗООЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ Остров Туренец (А. М, Болотников, Ю. В. Дьяконов, Г. М. Мирсаитова, А, С. Плотникова, Г. И. Третьякова) . 92 Ергачинская колония грачей (Ю. В. Дьяконов, Т. И. Со­ колова, А. И. Шураков).................................................................................................... 95 Частинская колония серых цапель (А. М. Болотников, С. С. Калинин, Л, П. Филиппова)....................................................................... 99

КОМПЛЕКСНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ

Предуралье (С. Ф. Николаев, С. П. Чащин) .... Верхняя Кважва (В. 3. Ангальт, Г. А. Архипова, Н. Г. Еле-

101

усенова, С. М. Хазиева)................................................................................................... 120 Кваркуш (К. Н. Масалкин)............................................................................... 129 Заповедник Басеги (А. Г. Безгодов, В. Д. Бояршинов, Л. М Трофимова)..................................................................................................................... 146 Список литературы (Т. И.Быстрых)......................................................... 155

ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ

Составитель Л. В. Баньковский Редактор М. Первов Мл. редактор С. Осипова Художник Е. Нестеров Художественный редактор М. Курушин Технический редактор В. Чувашов Корректор Г. Борсук

ИБ № 926 Сдано в набор 4.02.83. Подписано в печать 13.06.83. ЛБ02070. Формат бумаги 84x1081/32. Бум. тип. № 1. Гарнитура «Литературная». Печать высокая. Усл. печ. л. 8,82+2.1 вкл. Усл. кр.-отт. 11,13. Уч.-изд. л. 9,094+ + 1,823 вкл. Тираж 10 000 экз. Заказ № 103. Цена 65 к. Пермское книжное издательство. 614000, г. Пермь, ул. К. Маркса, 30. Книжная типография № 2 управ­ ления издательств, полиграфии и книжной торговли. 614001, г. Пермь, ул. Коммунистическая, 57.

постобработка PDF - iCombo, 2024.03.07 (rutracker.org)

Река Чусовая 1

Камень Омутной. Река Чусовая

1*

Камень Гребешок. Река Чусовая

Камень Столбы. Река Чусовая

Камень Сокол. Река Чусовая

Камень Дужный. Река Чусовая

Камень Дыроватый. Река Чусовая

Камень Олений. Река Чусовая

Камень Дыроватые ребра. Река Чусовая

Камень Печка. Река Чусовая

Каменная арка в камне Пехач. Река Березовая

Карстовые озера

Камень Варыш. Река Березовая

У камня Еран. Река Березовая 2

У истоков Вишеры

2*

На Вишере выше порогов

Вишерский порог перед хребтом Тулым

Камень Чертов палец. Река Вишера

Камень Столбы. Река Вишера

В лесах Колем

Река Колва

В горах Северного Урала

3

Кузьминка

Кладония альпийская в бору Верхней Кважвы

Хребет Кваркуш

3*

Олени на Кваркуше

Хребет Кваркуш

Останцы Три Камня на Кваркуше