Сельская школа. Сборникъ статей

133 66 5MB

Russian (Old) Pages [250] Year 1891

Report DMCA / Copyright

DOWNLOAD FILE

Сельская школа. Сборникъ статей

Citation preview

С Е Л Ь С К А Я ШКОЛА. Сборникъ статей

С. А. Р а ч и н ск а го .

СЪ

П Р Е Д И С Л О В 1ЕМЪ

рорбова.

М О С К В А . Типографы М. Г. Воячанинова, Б. Черицш. пер., д. Пустопкнна,

противъ Англгйсхон церкви.

1891*

fl#

•?/ сельскихъ школъ. Вопервыхъ, она объясняетъ то нежелате родителей посылать детей въ школу, въ которомъ такъ часто, и совершен­ но напрасно, упрекаютъ нашихъ крестьянъ. Всямй отецъ, всякая мать согласится, что нужно очень сильное желате дать своимъ д ё т я м ъ посильное образоваше, боль­ шая уверенность въ пользе этого образовашя, чтобы при такихъ услов1яхъ посылать своихъ детей въ школу. Цомещеше детей къ живущимъ по близости отъ школы часто сопряжено съ немалыми хлопотами и издержками. Эти хлопоты и издержки могутъ быть значительно умень­ шены при устройстве въ самой школе приличнаго помещешя, при разумной инищативе священника или учи­ теля, берущаго на себя организацш правильнаго общежитая. Но подобныя общежийя пока обязательными сде­ лать нельзя, ихъ распространеше будетъ деломъ вре­ мени и опыта. Всего этого не следовало бы забывать нашимъ ревнителямъ обязательнаго и дароваго обучешя. Даровое обучеше пока обходится у насъ очень дорого. Это исключительное положеше нашихъ сельскихъ шволъ имеетъ громадное вл1яше на всю постановку нашего школьнаго дела. Оно даетъ родителямъ право быть чрез­ вычайно требовательными къ учешю, достающемуся це­ ною столь явныхъ неудобствъ; оно возлагаетъ на школу разные виды ответственности, о которыхъ не можетъ быть речи въ школахъ западной Европы и южной Росcia. Оно, по силе вещей, превращаете сельскую школу изъ учебнаго заведетя въ воспитательное. Школа за­ хватываешь всю жизнь ребенка, и становится вели­

9

кою силою, налагающею на него неизгладимую печать. Какую? Это зависитъ отъ духа школы, отъ ея органи­ зации отъ лицъ, ею управляющихъ. Само собою разумеется, что это обстоятельство име­ етъ также решающее вл1яше на самый планъ преподаватя, на его способы и методы. Вопросъ уже не въ томъ, какъ разумно распределить занятая въ течете четырехъ, пяти часовъ учешя, а въ томъ, какъ разумно занять весь день ребенка. Счастлива та школа, которая имеетъ лампу, освещающую длинные зимше вечера, въ которой ребята не вынуждены съ трехъ часовъ попо­ лудни сидеть въ потемкахъ или читать при свете дого­ рающей печки. Но не легка задача учителя, который беретъ на себя исполнить свои обязанности до конца, дополнить свои дневные уроки вечерними занятаями, безъ которыхъ не имеетъ смысла жизнь несчастныхъ школьниковъ, оторванныхъ отъ семьи, пользующихся учешемъ лишь въ теченш двухъ, трехъ зимъ, отъ Покрова до Светлаго праздника. Сказаннаго, полагаю я, достаточно, чтобы убедить читателя въ коренномъ своеобразии русской сельской школы. Задачи ея труднее, шире, чемъ задачи какойлибо сельской школы въ Mipe. Чтобы стать на высоту этихъ задачъ, ей предстоитъ выработать себе особый тшгь учебный и нравственный, которому пЬтъ образца въ школахъ западно-европейскихъ. Да хранить ее Богъ на первыхъ неверныхъ шагахъ ея труднаго существовашя. Въ ней кроется зародышъ великаго блага или великаго зла... Постараюсь, въ следующихъ заметкахъ, разъяснить по мере моихъ силъ, какимъ образомъ отражаются эти коренныя отлич1я русской сельской школы на всехъ сторонахъ ея учебнаго и нравственнаго дЬла, — на ея жизни, внешней и внутренней.

10

II. Переходя къ разсмотрЗшш отдельных! эдементовъ, изъ которыхъ слагается жизнь русской сельской школы, остановлюсь прежде всего на самомъ важномъ изъ нихъ,— на ея ученикахъ: При первомъ же взгляде на всякую нашу школу, въ ней пораяаетъ отсутсте или малое количество д§вочекъ. Ясно, что наша школа д^лаетъ лишь половину своего дела, а что другая, быть-можетъ, самая важная половина, ускользаетъ отъ нея. Отсутствие девочекъ объясняется очень просто, — т'Ьми же внешними услоыями, которыя затрудняютъ помещеше въ школу мальчиковъ. Понятно, что эти услов1я для девочекъ еще более неблапмцйятны и стес­ нительны. Поэтому вы въ нашихъ сельскихъ школахъ, кроме дочерей причетниковъ, встретите разве дЬвочекъ изъ самыхъ ближайшихъ деревень. Никакого общаго предубеждешя противъ обучешя девочекъ у крестьянъ однако не существуете. Тамъ, где возможно прилично устроить ихъ при школе, ихъ охотно отдаютъ въ учеше. Впрочемъ, появлеше девочекъ въ нашихъ сельскихъ школахъ — явлеше совершенно новое. Трудно сказать, каше размеры оно приметь въ ближайшемъ будущемъ. Если не возникнете внешнихъ препятствШ, все застав­ ляете думать, что наплывъ девочекъ годъ отъ году бу­ дете расти. А такое внешнее препятатае существуете уже теперь. Для того, чтобы ребенокъ пршбрелъ прочную гра­ мотность, ему необходимо посещать школу по крайней мере три зимы. (По моимъ наблюдешямъ, этотъ срокъ достаточенъ только для детей самыхъ способныхъ, —для всехъ же прочихъ нужны четыре зимы). Притомъ, не­ обходимо начинать не ранее десяти летъ, и . съ этимъ вполне согласна практика крестьянъ: они понимаюте, что ребенокъ, оставляющШ школу одиннадцати, двенад-

11

цати л4тъ, рискуетъ все перезабыть. Между гЬмъ, Министерствоиъ Народнаго Просвещешя строго воспрещено обучать вместе съ мальчиками дЬвочекъ старше 12-ти л4тъ Это запрещеше равняется безусловному исключешю девочекъ изъ сельской школы. Объ отд'Ьльныхъ для нихъ школахъ, у насъ еще не можетъ быть и речи. Поместить осьми, девятилетнюю девочку въ нашу сель­ скую школу почти невозможно (ни при одной изъ нихъ н4тъ, да и не можетъ быть, особаго общежитая для дЬ­ вочекъ). Довести девочку, поступающую въ школу лётъ 10-ти, 11-ти, до полной грамотности— запрещено. Сооб­ щить действительную грамотность крестьянке наша шко­ ла можетъ только при явномъ парушети закона. Легко смеяться надъ этимъ постановлешемъ. словно изданннмъ въ Париже и для Парижа, надъ темъ баснословнымъ незнашемъ сельскаго быта, сельскихъ нравовъ, которое одно можетъ его извинить. Но право, намъ не до смеха. Появлеше девочки въ сельской школе, это—нашъ первый успФхъ, наше первое, дорого купленное завоеваше, это—залогъ всего будущаго раз­ витая нашей сельской школы. То, чего недостаетъ нашимъ ученикамъ при школе самой совершенной, чего мы имъ не. въ силахъ заменить, та атмосфера грамот­ ности вне школьныхъ стенъ, которая одна можетъ под­ нять наше дело на степень жизненности и прочности, которая ей подобаетъ,— эта атмосфера можетъ создаться лишь при посредстве грамотныхъ матерей. Между темъ, девочки уже изгнаны изъ министерскихъ сельскихъ учи­ лищъ (въ нашемъ уезде, слава Богу, существуетъ только одно), а въ прочихъ училйщахъ оне только тер­ пимы: учебныя власти обязаны ихъ изгнать. Дивиться ли тому, что у многихъ рука не подымается при виде бедныхъ крошекъ, худенькихъ и слабыхъ, какъ осьмил&гшя дети зажиточныхъ классовъ, но имевшихъ несчастае родиться двенадцать летъ тому назадъ и потому лишенныхъ права пр1учить свои неумелые пальцы къ Н. Горбовъ.

3

12

твердому держанш пера и иглы *), свой пробуждающШся умъ къ самымъ элементарнымъ пр1емамъ мышлешя, свою безсмертную душу къ созерцашю Божества? (Девочка, не учащаяся въ школ!»— у насъ и въ церкви никогда не бываетъ). Но друпя начальствующая лица болйе исполнительны,— и ихъ за это винить невозможно. Пишу эти строки въ субботу вечеромъ. У чете въ школф еще не началось: завтра соберутся ученики, чтобы п^ть обедню. Но ученица изъ самой дальней де­ ревни нашего прихода (18 верстъ) уже тутъ. Она поетъ на правомъ клир:Ь: это радость и гордость ея жизни. Изъ темной глубины притвора, где, за густою толпою мужчинъ, вздыхая и крестясь, перешептываются деревенсшя кумушки, она вознесена на высоту того таинственнаго алтаря, въ который она не можетъ всту­ пить. О ней молятся на сугубой эктеши. Те святыя и страшныя слова, отъ которыхъ содрагаются сердца и гнутся колени, — она оглапщетъ ими церковь, и малопо-малу, въ строгомъ строе созвучШ, въ благоговМномъ вниманш, напрягающемъ весь хоръ, передъ нею рас­ крывается глубокШ смыслъ этихъ словъ, неизъяснимый никакими школьными толковашями... Но боюсь распространяться одевочкахъ. Предприни­ мать ихъ характеристику, быть-можетъ, еще слишкомъ рано. Поговорю лучше о мальчикахъ. О нихъ позволяю себе имЬть свое суждете. Оно же и всего лучше пояс­ нить читателю, почему я считаю полезнымъ, чтобы вместе съ ними учились И девочки. Мальчикъ, поступаюпцй на одиннадцатом! году въ сельскую школу, мало похожъ на своего сверстника изъ образованныхъ классовъ. Онъ не видалъ еще букваря, но твердо знаетъ азбуку жизни. Онъ уже испыталъ много недЬтскаго горя, участвовать во многихъ недетскихъ трудахъ. Едва онъ сталъ твердо держаться на *) Наши крестьянки вышиваютъ великолепно, но шьютъ отвратительно.

13

ногахъ, ему поручили няньчить младшаго братца или сестру. Черезъ это няньченье прошли все наши деревенсме ребята, и мальчики, и девочки. На пороге со­ знательной жизни, на нихъ возлагается самая страшная изъ ответственностей—ответственность за жизнь безпомощнаго, дорогаго, но докучливаго существа, которое •безъ ихъ постоянной заботы существовать не можетъ. Ведь мать боронуетъ и пашетъ, коситъ и жнетъ. Бакъ ■только являются признаки физической силы, на маль­ чика возлагаются работы, превышаюпця эту силу, ра­ боты, сопряженныя съ ответственности) за самыя цЬнпыя части крестьянскаго инвентаря— за скотъ и лоша­ дей. Онъ— деятельный участникъ всехъ трудовъ и за­ боть семьи. Среди этихъ тяжелыхъ, лихорадочныхъ тру­ довъ не до того, чтобы скрывать отъ него каюя-либо грязныя или темныя стороны жизни. Онъ узнаетъ все, не изъ шутливыхъ разсказовъ, а изъ горькаго личнаго -опыта. Онъ видитъ вблизи и смерть, со всеми ея ужа­ сающими подробностями, во всемъ ея таинственномъ величш, и научается смотреть на нее трезво и просто, съ покорностт и надеждою. Онъ неучъ передъ пятилетнимъ ребенкомъ образованных! классовъ, онъ неизме­ римо зрелее для жизни, чемъ двадцатилетий юноша, выхоленный въ богатомъ, просвещенномъ семействе. Въ школу онъ поступаете съ радостш. Тутъ его ожидаетъ жизньотносительно привольная и легкая, безъ неносильнаго труда, физическаго или умственнаго,—ожидаетъ его роскошь, составляющая потребность детскаго возраста, роскошь, на которую нетъ времени въ его се­ мейной жизни: постоянное внимаше къ нему старшихъ, постоянная забота о немъ. Но онъ приносить съ собою прюбретенное въ семье чувство ответственности за свои поступки, за свое время, сознаше необходимости труда, напряжешя своихъ силъ. Отъ учителя зависитъ не дать заглохнуть этимъ драгоценным! задаткамъ, но укрепить л направить ихъ. Приносить онъ съ собою и темное, з*

14

но высокое и благоговейное понятае объ учеши, какъ о ключе къ тайнамъ молитвы, ж и й н и вечной, Божественной мудрости. Онъ, крестясь, целуетъ первую книгу, которую даютъ ему въ руки. Съ товарищами дружится онъ скоро. Въ крестьянскихъ семьяхъ н§тъ тёхъ рааличШ тона, взглядовъ, привычекъ и мн4шй, которыя въ нашемъ образованномъ об­ ществе дошли до вавилонскаго смешешя языковъ и ме> шаютъ его детямъ понимать другъ друга и сближаться. Старпйе ученики принимаюсь новичковъ съ радуппемъ и ласкою. Эти мальчики—любимцы школы. По доброй домашней привычке, съ ними носятся и няньчатся. Мерзк)й обычай немецкой школы, перешедппй и въ наши средшя учебныя заведешя, обычай дразнить и мучить но­ вичковъ, совершенно чуждъ школе русской,— а такова, пока, лишь наша бедная сельская школа. Но этого ма­ ло. Заботливость старшихъ о новичкахъ составляетъ та­ кую же характерную особенность въ нашей дпколе, какъпротивоположная черта въ школе немецкой. Эта забот­ ливость проявляется во всемъ: въ играхъ, въ работахъ, въ постоянной помощи старшихъ младшимъ въ школьныхъ занятаяхъ. Она сопровождается изумительнымъ въдетяхъ терпешемъ и умешемъ обращаться съ детьми младшаго возраста, умешемъ, которое было бы непостижимо, если бы мы не знали, что оно пршбретается вне шко­ лы раннею, продолжительною практикою. Страннымъ, почти чудовищнымъ можетъ показаться людямъ, чуждымъ сельской жизни, это няньченье крошекъ малютками, этотъ тягостный искусъ, возлагаемый на детей, слишкомъ юныхъ, чтобы понять все его нрав­ ственное значеше. Таковымъ казался онъ когда-то и мне. Но чтб, если онъ отражается на детяхъ именно своею* нравственною стороною, оставляетъ въ ихъ душе глу­ бокое чувство жалости къ безпомощнымъ и малымъ— именно потому, что онъ не произвольное насил1е, а горь­ кая необходимость?...

15

/ .... Приводить въ школу осьмил^тняго мальчика.— Маль онъ. еще, говорю я— лучше подождать годъ иди два.— Помилуйте, отв^твть мать, - пора его освободить: онъ уже четыре года няньчитъ... Въ школе заходить речь о томъ, чтобы завести куръ, для того чтобы не пропадали крохи отъ общей трапезы. Одинъ изъ живущихъ въ школе учениковъ, нервный и впе­ чатлительный мальчикъ, морщатся и бледнеешь:— что хо­ тите заводите, только не куръ! Этотъ мальчикъ— внукъ птичницы при господскомъ дворе. Все его раннее дет­ ство прошло въ няньченье ребятъ и въ возне съ до­ машнею птицею. Тотъ же мальчикъ (12 летъ) способенъ целыми часами заниматься съ целымъ классомъ новичковъ,— учить ихъ съ жаромъ, съ толкомъ, съ увлечешемъ и приковываетъ ихъ внимаше не хуже любаго латентованнаго учителя. Почти во всякомъ изъ пашихъ школьниковъ есть пе­ дагогическая струнка, часто весьма сильная. Учитель, умбющШ играть на этой струнке, прюбретаетъ драго­ ценное, почти необходимое подспорье въ почти неогра­ ниченной работе, возлагаемой на него исключительными услов1ями нашей школьной жизни. Во всякой школе най­ дется два-три толковыхъ и усердныхъ мальчика, которымъ, съ великою обоюдною пользою, можно смело по­ ручить младшихъ товарищей для известныхъ, нехитрыхъ, яо необходимыхъ упражнешй. Замечательная распростра­ ненность этой склонности между крестьянскими ребятами имеетъ огромное значете для всей будущности нашего школьнаго дела. Она поведетъ, и уже начинаешь вести, :къ распространешю элементарной грамотности вне школьяыхъ стенъ. Она обезпечиваетъ намъ тотъ громадный контингент! дешевыхъ сельскихъ учителей, который по­ надобится намъ въ близкомъ будущемъ, и который не можетъ быть почерпнуть ни откуда, какъ только изъ «редн грамотнаго крестьянства. Наши школьники поступают! въ школу съ твердынь

16

нам!решемъ сделаться грамотными, большею ч а с т т по собственной неотступной просьб1!, съ полною готовностт учиться безъ перерыва съ утра до вечера. Таково и желан1е родителей. Школа, въ которой ограничиваются четырьмя-пятью часами занятШ, признанными достаточны' ми педагогическою наукою, считается плохою школою. И родители правы. Они мало понять г ! весьма скудныя сведЁтя, которыя могутъ быть прюбр$тены на показъ въ течете трехъ-четырехъ зимъ казеннаго учешя, но высоко ц£нягь шЬ необходимыя умгънъя, которыя дей­ ствительно могутъ быть прюбр!тепы въ этотъ срокъ, но лишь при ^весьма интенсивной работ!. Все это неудер­ жимо теснить нашу школу къ увеличент числа учебныхъ часовъ, и главнымъ двигателемъ тутъ являются сами ученики. Ихъ постоянное присутсттае въ школ1!, ихъ по истин! ненасытная жадность къ учешю волеюневолею заставляешь всякаго внимательнаго учителя умножать число классныхъ занятай, въ особенности въ пер­ вой половин! зимы, когда нужно пользоваться вс!мъкраткимъ днемъ, и зат!мъ настаешь длинный вечеръ, въ который ученикамъ и б!гать по улиц! невозможно. О т4хъ особенностяхъ, которыя столь интенсивное учете Hie по необходимости вноситъ и въ учебный планъ, и въ школьную дисциплину, скажу впоследствш. На­ стаиваю теперь только на томъ, что такое интен­ сивное учете не есть насшпе надъ д!тьми, но уступка ихъ требовашямъ: они пришли учиться, и кроме школы д!ваться имъ некуда. Чтобы выжить ихъ изъ класса, буквально нужно погасить лампу. Делаютъ они свое дело съ терпетемъ п настойчивостт, вполне по­ нимая, что дело зто трудное и важное. Это отношеше детей къ школе одно и даетъ учителю возможность ве­ сти такое усиленное учеше, которое, впрочемъ, всякому учителю крестьянину представляется вполне нормальнымъ. Въ прямой связи съ этимъ деловымъ направлешемънашихъ школьниковъ находится ихъ отличное, бодрое в

веселое, но скромное и ровное поведете въ школ!. Имъ не до шалостей, не до ссоръ. Въ нихъ нЬть и слЬда того отвратительнаго сквернослов!я и скверномышя, ко­ торыми заражены наши городсмя учебныя заведетя, въ особенности столичныя. Въ нормальной крестьянской жизни н^тъ места темъ преждевременнымъ возбуждешямъ воображетя, тЬмь нездоровымъ искушешямъ мыс­ ли, которыми исполненъ бытъ нашихъ городскихъ классовъ. РусскШ народъ, вошедппй въ пословицу своимъ скверно 72Х12 2—невозможно.

65

Говоря тутъ о преподаваши ариеметики въ сельской школе, ограничиваюсь беглыми укаэашями на пои наблюдешя и впечатл4шя. Подробныя разсуждешя о ме­ тодике этого предмета были бы неуместны на этихъ стравицахъ... Но считаю возможнымъ связать съ вышескаваннымъ два замечашя, имеюпця практическую важ­ ность. Первое касается того приступа къ преподаванш арие­ метики, который выработанъ немецкими педагогами и полу­ миль у насъ право гражданства, благодаря повсеместно­ му распространенда учебниковъ Евтушевскаго. Основанъ онъ на долговременномъ и всестороннемъ изученш чиселъ перваго десятка, за которымъ слёдуетъ столь же кропот­ ливое иэучеше чиселъ первой сотни. Пр1емъ этотъ, бытьможетъ необходимый, когда приступаешь къ делу съ пяти­ летними детьми (или съ идютами), отзывается чрезвы­ чайною искусственностш, когда имеешь дело съ детьми 4 вдвое старшими, уже умеющими считать более ста, уже имеющими практическое понятое о десятичной системе, благодаря известному имъ счету на копейки, гривен­ ники и рубли. А таково большинство детей, поступающихъ въ наши сельсюя школы. Нередко приходилось мне наблюдать любопытный фактъ, что крестьянсюя дети, не умеюпце называть чиселъ далее двадцати, подчасъ имеютъ ясное представлеше о числахъ до ста и далее. Поддерживать съ такими детьми фикщю, что далее десяти—чиселъ нетъ, или что они имъ неизвестны, совершенно непрактично. Разумеется, имъ по большей части совершенно прозраченъ лишь первый десятокъ, и составь чиселъ первой сотни долженъ быть имъ равъяснень рядомъ упражнеиШ. Но въ этихъ упражнешяхъ нужно избегать педантической медленности, постоянно ощупывать дорогу впередъ, имея въ виду необыкновен­ ную воспршмчивость количественная созерцашя въ на­ шихъ крестьянскихъ ребятахъ. Притомъ нетъ никакой причины скрывать отъ нихъ, въ теченш всего перваго

66

года, существоваше тысячей, десятковъ и сотенъ тысячъ— безконечную перспективу чиселъ, группирующихся по систем^, уже известной имъ по копёйкамъ, гривенникамъ и рублямъ. Конечно, нужно избегать упражнешй, превышающихъ силы учащихся, сообщешя такихъ математическихъ истинъ, которыя могутъ быть восприняты только ихъ памятью. Но не менее того нужно избегать слишкомъ долгаго пережевывашя уже иввестнаго учени­ камъ: оно порождаешь скуку, отучаетъ ихъ отъ необходимыхъ умственныхъ усилШ. Свойствамъ чнселъ первой сотни нетъ конца. Бслн бы мы вздумали ихъ исчерпать прежде, чемъ двинуться далее, мы бы никогда не дошли до второй. Другое замечаше, более общаго свойства, сводится къ тому, что ничтожныя знашя, прюбретаемыя въ сельской школе, только и. получаютъ некоторую цену, если со­ пряжены съ соответствующими умешями. Въ области ариеметики,— разумею тутъ быстрый и верный счетъ, умственный и письменный, — этихъ умешй инстинктивно добиваются сами ученики, и обязанность учителя— вся­ чески помогать ихъ пршбретешю. Такъ, въ моей школе, всягай ученикъ, постигппй тайны делешя, считаешь долгомъ сдёлать вне уроковъ несколько сотенъ дгьленьицъ на все числа подъ рядъ, начиная отъ 2 до 300, 400, 500, смотря по усердаю,— чтобы набить себе руку. Это по­ ложительно полезно: мне остается только благодарить Бога, что у ребятъ на это хватаешь терпешя, и под­ держивать ихъ похвальное рвеше задавашемъ имъ дблешй безъ остатка, или съ остаткомъ, по ихъ заказу, и целымъ рядомъ подобныхъ письменныхъ и умствен­ ныхъ упражнешй. Для успеха дела, разумеется, нужно, чтобы учитель сельской школы владелъ пр1емами умственнаго счета и имелъ къ нему порядочный навыкъ. Къ сожалешю, зна­ комство съ этими щиемами, этотъ навыкъ — у нашихъ учителей встречается редко. Особенно слабы въ этомъ

i

67

■отношенш те, которые прошли черезъ учительшя семинарщ. Практическое знакомство съ цифрами, какъ исъ ({юрмами русскаго языка, необходимо учителю для того, чтобы придать некоторое оживлеше неизбежнымъ внекласснымъ занятаямъ. И это опять приводить насъ къ истинной оценке того громаднаго преимущества, которое даетъ русской: школе одна изъ самыхъ затруднительныхъ, повиднмому, ея особенностей— постоянное присутств1е въ ней учениковъ. Эта особенность, конечно, отчасти обусловливается причинами чисто внешними: невозможностью для детей уходить домой между классами. Но только отчасти. Везде, где есть внимательный учитель, ученики, живупце въ двухъ шагахъ отъ школы, точно также проводить въ лей всю свою жизнь. Это соответствуешь и собственному ихъ инстинкту, и совершенно сознательному желанно ихъ родителей. Эти родители отлично понимаютъ, что при краткихъ срокахъ учешя, которыми пользуются ихъ дети, для достижешя какого-либо успеха нужно пользо­ ваться каждою минутою. Требовательность какъ учениковъ, такъ и родителей, относительно учителей не зна«тъ границъ. Имъ не приходить въ голову, чтобы въ учебное время учитель могъ подумать объ отдыхе. И они тысячу разъ правы! Разве дома, въ тесной и темной избе, возможны для крестьянскихъ детей кагаялибо самостоятельныя з а н я т ? Разве при казенномъ ко­ личестве учебныхъ часовъ возможны кашя-либо резуль­ таты, кроме оффищально'удовлетворительныхъ ответовъ на экзаменахъ, кроме умножешя свидетельствъ на льготу по воинской повинности? Разве дело въ этихъ жалкихъ зкваменахъ, въ этой несчастной льготе? НЬтъ, дело не въ томъ, и это понимаютъ те, для которыхъ сельская школа составляетъ не отвлеченный- предметъ сочувствШ, а кровное дело, те, которые вверяютъ ей всю жизнь ■своихъ детей. Вотъ почему я твердо верю въ будущность этой бед­

68

ной, темной, едва возникающей сельской школы, ощуныа создаваемой на нашихъ глазахъ безграмотнымъ вародокъ. Ибо— не нужно обольщаться— все, что въ ней есть Жи­ ваго, добраго, внесено въ нее не нашими просвещен­ ными старашями, не мерами правительства, но здравымъ смысломъ и нравственнымъ строемъ этого безгра­ мотная народа. О, еслибъ въ нашихъ образованныхъ классахъ заме­ чалась хоть тень этого прямая, бевкорыстная духовнаяотношешя къ делу, хоть тень этой истинной веры въ. пользу истинная просвещешя! Съ какою радостш сказалъ бы я беэъ ограничешй, что верю въ будущностьрусской школы.

VII. Изъ всехъ сторонъ нашей школьной практики ни одна, быть-можетъ не даетъ поводовъ къ столькимъ недоразумешямъ, какъ преподавате Закона Бож1я въ сельской школе. Коснусь лишь одного изъ нихъ, потому что оно затрогиваетъ самую сущность дЬла и равъяснеше его необходимо. Въ течете последнихъ годовъ и въ литературе, и въ сферахъ земскихъ и правительственныхъ неоднократно быль поднимаемъ вопросъ о предоставлеши лицамъ светскимъ права преподаватя Закона Бож1я въ сельскихъучилищахъ. Въ пользу такого расширешя правъ сель­ с к ая учителя приводились и приводятся самые весюеаргументы: необходимость обезпечить въ сельскихъ школахъ правильное преподавание этого важная предмета; сутцествовате школъ въ такихъ местностяхъ, где по от­ даленности церквей трудно или невозможно пользоваться преподаватемъ священника; слишкомъ частый отказъ священниковъ отъ законоучительства тамъ, где этихъ препятствШ не существуетъ; совершенная возможность для благочестивая человёка, обладающая самымъ скромнымъ. образовашемъ, успешно сообщать крестьянскимъ дйтямъ.

69

те элементарный св£д£шя, которыя требуются существующимн программами по Закону Боааю; товозвышеHie авторитета учителя въ глазахъ учениковъ и ихъ ро­ дителей, которое проистекло бы изъ поручешя ему столь, святаго и жизненнаго дела; прим^ръ классическихъ странъ. народнаго образовашя, Германш и Даши. Бъ виду обшпя и внушительности этихъ доводовъ, считаю нелишнимъ сопоставить съ ними н$которыя чи­ сто практичесюя соображешя, не съ тЗшъ, чтобы повл1ять такъ или иначе на правительственное р4шеше во­ проса (мои заметки чужды такихъ притязашй), но чтобы . обратить на него внимаше гЬхъ изъ моихъ читате­ лей, которымъ дорого преуспЬяше нашей сельской школы. Прежде всего нужно заметить, что во многихъ на­ ш и х ъ сельскихъ школахъ, то-есть во веЬхъ гбхъ, въ которыхъ священнивъ не можетъ или не хочетъ принять на себя преподаваше Закона Бож1я, или только числится законоучителемъ, этотъ предметъ преподается, незави­ симо отъ всякихъ разр^шенШ, лицомъ св^тскимь, а именно учителемъ. Преподаваше это противозаконно. Нопрекращеше его равнялось бы немедленному закрытш. школы. Безъ преподавашя Закона Бозйя русская сель­ ская школа существовать не можетъ. Некоторые ин­ спекторы училищъ силятся искоренить это бегвакоше, распекаютъ священниковъ, распекаютъ учителей, уве­ щеваюсь последнихъ заменить преподаваше Закона Бож1я перепискою съ начальствующими местами и лицами о понуждети священника къ преподаванш этого пред­ мета. Но старашя эти безплодны. Учителю очень хо­ рошо известно, что этою перепискою онъ никакой по­ мощи отъ священника не добьется, а добьется разве сво­ его изгнашя изъ школы. Ему известно также, что са­ мый усердный инспекторъ не посмеетъ отрешить его отъ должности за то, что онъ выучилъ своихъ учени­ ковъ десятку, другому молитвъ, что онъ сообщилъ имъ. кратшя сведешя о земной жизни Спасителя...

70

Въ томъ-то и дело, что мы тутъ вступили въ ту об­ ласть, где безсильно всякое запрещение, где безплодно всякое принуждеше. Итакъ, опытъ преподавашя Закона Бояйя м1рянамн налицо, опытъ не единичный, а повсеместный. Это до «ихъ поръ почти скорее норма, чемъ исключеше. Каковы ate результаты этого опыта? Скажу не оби­ нуясь, что при самыхъ выгодныхъ услов1яхъ, при полномъ усердш и достаточномъ знати учителя, результа­ та! эти крайне неудовлетворительны, и это по причинамъ неустранимымъ, по силе вещей. Дети пр1обретаютъ те знашя, которыя имъ нужны для экзамена, и только. Иначе и быть не можетъ. Пусть читатель попытается поставить себя ва место учителя, вынужденнаго зани­ маться постоянно съ тремя группами (попросту'—тремя классами) учениковъ заразъ. Можно за нужду единовре­ менно диктовать одной изъ нихъ, следить за чтешемъ другой, задавать третьей ариеметичесюя задачи. Отъ каждаго изъ этихъ занятШ можно отрываться разъ де-сять въ часъ, на минуту или две, не прерывая занятШ учениковъ. Но пусть читатели представятъ себе, во чтб обращается, при этихъ условшхъ, преподаваше Закона Бож1я, для котораго соединить все три группы невоз­ можно! Оно неминуемо сводится къ задаванпо и выспрашиванно уроковъ, къ упражнешю детей въ зубренш молитвъ и бяблейскихъ разсказовъ, которому они под­ вергаются съ покорностш и терпешемъ, но безъ всякой ощутительной пользы. Русская сельская школа, въ томъ виде, въ которомъ сложилась она подъ гнетомъ обстоя­ тельству положительно не по силамъ одному человеку. Тамъ, где на помощь учителю не приходить священникъ, она своего дела исполнить не можетъ. Такова внешняя, такъ-сказать осязаемая сторона дела. Но насколько важнее сторона внутренняя! Если по про­ стому соображешю времени и среднихъ силъ человеческихъ, преподаваше Закона Бож1я должно быть пору-

71

чено гному лицу, ч4мъ учителю, преподающему все nponie предметы, то этимъ лицомъ не можетъ быть ни­ кто иной, какъ местный священникъ,— духовный отецъ учениковъ, знавппй ихъ еще до поступлешя въ школу, призванный ихъ учить и по выходе изъ нея. Онъ имёетъ возможность не только вести преподавате съ каж­ дою группою отдельно, въ виде безпрерывной, благого­ вейной беседы; онъ имеетъ возможность сказать каж­ дому изъ учениковъ то слово, въ которомъ нуждается душа его, и та власть вязать и решить, которою онъ облеченъ, придаете этому слову такую силу, которой никогда не достигнуть слову светскаго человёка. Не следуетъ забывать также, что та элементарная программа, которая утверждена Св. Синодомъ для преподавашя Закона Божхя въ сельскихъ училищахъ, пред­ ставляешь собою лишь minimum того, чтб должно быть сообщаемо ея ученикамъ. Она разсчитана на нормаль­ ный школьный возрастъ (до 13-ти, 14-ти летъ), и поэто­ му изъ нея благоразумно устранено все, что превышаешь, понимаше детей этого возраста. Но въ нашихъ сель­ скихъ школахъ, рядомъ съ малыми детьми, безпрестанно обучаются отроки 16-ти, 17-ти летъ. Это ученики, попавпйе въ школу поздно, на тринадцатому четырнадцатомъ году, и такихъ учениковъ въ нашихъ сельскихъ шко­ лахъ еще долго будетъ много, ибо созваше необходи­ мости учешя все более распространяется, отъ семьи къ семье, отъ деревни къ деревне, и особенно сильно проявляется въ подрастающемъ поколеши. Мнопе кре­ стьянине мальчики попадаютъ въ школу лишь после несколькихъ летъ неотступныхъ просьбъ. Эти старпйе (и лучппе) ученики сельскихъ школъ почти всегда от­ личаются особымъ интересомх ко всему, что касается веры и церкви. Ихъ любознательность прежде всего обращается на подробности богослужешя, а ватемъ пе­ реходить и на вопросы догматические, особенно въ техъ местностяхъ, где къ населешю примешаны элементы

72

раскольничьи и инов^рчесые. Законоучитель безпрестанно бываетъ вынужденъ, въ своихъ бесЬдахъ съ учени­ ками, выходить изъ тёсннхъ рамокъ обязательной про­ граммы. Онъ долженъ обладать такимъ подробнымъ и точнымъ знакомствомъ съ богослужешемъ нашей церкви, котораго невозможно требовать отъ св§тскаго учителя. Онъ долженъ иметь и догматичесшя познашя, доста­ точно ясныя и полная, чтобы не затрудняться ответомъ на неожиданные вопросы самаго серьезнаго свойства. И этихъ познашй ггбтъ, и не можетъ быть, у огромнаго большинства нашихъ сельскихъ учителей. Это об­ стоятельство не можетъ скрыться отъ старпшхъ учени­ ковъ въ тбхъ случаяхъ, когда эти учителя берутъ на себя преподаваше Закона Божм, и конечно не можетъ способствовать возвышешю авторитета учителя въ глазахъ учащихся. Наконецъ, самое практическое участхе въ богослуженш, самое чтеше и nim e въ церкви им4етъ свою освященную предашемъ технику, въ которой усердные ученики добиваются возможнаго совершенства. И въ этомъ отношенш учителю, наряду съ учениками, приходится учиться у священника. Какую же пользу для д4ла можемъ мы ожидать отъ даровашя оффищальной санкцш тому жалкому способу, которымъ ныне ведется преподаваше Закона Бож1я 'въ -большинстве нашихъ сельскихъ школъ, благодаря имен­ но тому, что оно ведется лицомъ светскимъ, тЬмъ же учителемъ, которому и безъ того слишкомъ много дела? Разве признаше плохаго преподавашя удовлетворительнымъ сделаетъ его хорошимъ? Не должны ли мы, напротивъ, опасаться, что такое признаше повлечетъ за собою последсттая, положительно вредныя? Въ настоящее время все более и более рас­ пространяется обычай назначать за преподаваше Закона Бож1я въ сельской школе денежное вознаграждеше, хотя и скудное, но весьма соблазнительное для нашихъ пло­ хо обезпеченныхъ учителей. Признашемъ за учителемъ

73

«динаковыхъ съ священникомъ правъ на преподаваше Закона Бояйя между этими лицами было бы возбуждено •опасное соперничество, способное въ конецъ подорвать всяшй авторитета сельской школы. Итакъ, не горавдо ли естественнее хлопотать о за­ мене плохаго лучшимъ, то есть о привлечеши священ* никовъ къ участш въ школьномъ деле? Те немнопя школы, которыя удалены отъ церквей, т е искючительные случаи, где въ одномъ приходе су­ ществуешь несколько школъ, тутъ вовсе не входятъ въ разсчетъ. Количество школъ у насъ, сравнительно съ количествомъ приходовъ, еще такъ мало, школы такъ -естественно возникають • по близости отъ церквей, что говорить о недостатке священниковъ-законоучителей — просто смешно. Въ случае же действительная затруднешя въ этомъ отношенш и по закону, и на практике разрешается преподаваше Закона Бояйя м1рянами, по усмотрешю епарх1альныхъ начальствъ, которыя никогда не отказываютъ въ этомъ разрешены учителю, маломальски къ тому способному, очень хорошо зная, что и безъ этого разрешения Законъ БожШ имъ будетъ преподаваться. Всего менее, какъ мне кажется, долженъ насъ сму­ щать, по отношенш къ этому вопросу, примерь шЬхъ высокообразованныхъ странъ, въ которыхъ процветаешь дело народная образовашя. Ведь эти страны, между прочимъ, протестантская, а Росая, если не ошиба­ юсь, страна православная. Едва ли это разлнч1е такъ ничтожно, что можетъ быть совершенно упущено изъ виду, когда дело идетъ о преподаванш Закона Бож1я. Православная церковь признаешь некоторое таинство, про­ тестантами отвергаемое, именуемое священствомъ. Этимъ таинствомъ, по учешю церкви, въ числе другихъ даровъ Духа Святаго, сообщается и благодать наставления въ вере. Этотъ даръ, какъ и все проч1е евангельсше та­ ланты, можетъ быть зарыть въ землю недостойными слу­

74

жителями церкви, но эта возможность не уменьшаешь, его ценности. Священникъ, достойный своего звашя (к съ этимъ согласится не только всяшй челов&съ вйруюпцй, но и всяшй безпристрастный наблюдатель) препо­ даешь Законъ БожШ усггбшн'Ье, т. е. лучше преподава­ теля св$тскаго, не только въ силу бол£е обширнаго знашя, но и въ силу того, что онъ священникъ. Да, мы не протестанты, и намъ не пристало прене­ брегать учасиемъ духовенства въ д§л§ духовнаго обра­ зования народа. Но мы также не католики. Намъ не пристало считать это д£ло исключительнынъ достояшемъ духовенства. И тамъ, гд$ въ школФ учить, рядомъ съ учителемъ, усердный священникъ, учитель нисколь­ ко не устраняется отъ учаспя въ его трудахъ. Посто­ янное его общеше съ детьми, упражнешя въ церковно* славянскомъ чтенш, необходимыя въ извЪстныя време­ на года репетицш уроковъ законоучителя, отвлеченнагодругими обязанностями, даютъ ему бевпрестанные, еже­ дневные случаи беседовать съ детьми о предметахъ в4ры и нравственности, не принимая на себя роли зако­ ноучителя. Это учаспе даже необходимо. Лишь при дружномъ сотрудничества законоучителя и учителя возможенъ усп4хъ въ преподаваши Закона Бож1я, возможенъ правильный ходъ всего школьнаго д§ла. Прошу сельскихъ читателей «Руси» (для нихъ пи­ шутся эти заметки) обратить внимаше на эти сообра.ж етя. Прошу объ этомъ священнике въ, учителей, по­ печителей сельскихъ школъ, всЬхъ тйхъ, которые им4ютъ съ этими школами непосредственное соприкосновеше. Отъ нихъ, а не отъ правительства, не отъ земствъ зависитъ исц'Ьлеше тЬхъ недуговъ, которыми страдаешь сельская школа, естественнымъ путемъ труда и внимат я , а не путемъ опасныхъ экспериментовъ....

75

VIII. Русскимъ языкомъ, аривметикою (цйлыхъ чиселъ), Законоиъ Божшмъ исчерпывается обязательная програм­ ма нашихъ сельскихъ школъ (такъ-называемыхъ одноклассныхъ училищъ). Въ двухклассныхъ министерскихъ училищахъ къ этимъ предметамъ преподавашя присое­ диняются ариеметика дробныхъ чиселъ, геометрщ, черчеше, элементы геодегш, географ1я, русская истор1я, естественныя науки, п4ше и гимнастика, и изучеше ка­ кого-либо рем/зсла. На усвоеше вс4хъ этихъ добавочныхъ предметовъ полагается два года *). Желательно ли ввести преподаваше всЬхъ этихъ пред­ метовъ, или н^которыхъ изъ нихъ, или какихъ-либо иныхъ, во вс§ наши сельсшя школы? Возможно ли, и въ какой мере, расширеше ихъ программы? Эти воп­ росы очень важны, не для всЗзхъ ясны, и вызываютъ самые разноречивые ответы. О томъ, что желательно увеличить сумму действительныхъ энашй, сообщаемыхъ всякою школою, къ какому бы она ни относилась разряду, кажется, не можетъ быть п спору; о той степени опасности, которую представляетъ расширеше программы безъ соответствующего улучшешя и усилешя учащаго персонала, безъ достаточнаго удлинешя учебнаго времени, мнЬтя невидимому разделены гораздо более. Наконецъ, вопросъ о томъ, въ какомъ порядке должно совершаться расширеше учеб­ ной программы нашихъ сельскихъ школъ, къ чему мож­ но приступить немедленно, чтб до времени следу­ ешь отложить, решается способами, разнообразными до­ нельзя. Всего естественнее обратиться за примеромъ къ существующимъ у насъ образцовымъ министерскимъ двух*) Т« е. дв-Ь зимы. Нормальное числа учебных ь дней въ году вертится около 140. Н. Горбовъ.

76

класснымъ училищамъ. Примйръ этотъ действительно поучителенъ, но только въ смысле отрицательнонъ. Преподавате добавочныхъ предметовъ во второмъ классе этихъ заведенШ не достигаетъ своей цели и по недо­ статочной подготовка учениковъ въ первомъ классе, и по сложности программы, и по недостатку времени, н по недостаточной подготовке учителей. Этотъ второй классъ приносить пользу лишь въ качестве повторитель­ ной школы, придающей прочность знашямъ и уменьямъ, пршбретеннымъ въ первомъ, который по определенному уставомъ числу уроковъ совершенно недостаточенъ въ смысле окончательной начальной школы. Чтб касается до мнимыхъ знашй по добавочныиъ предметамъ, входящимъ въ программу втораго класса, то пользы принес­ ти ученикамъ они, конечно, не могутъ никакой, но сви­ детельство объ обладанш ими приносить имъ вредъ, все­ ляя въ нихъ желаше и надежду подняться выше кре­ стьянская сослов1я— надежду, которая не оправдывает­ ся ихъ действительными знатями. Итакъ, двухклассныя училища не даютъ намъ прямыхъ практическихъ указанШ насчетъ расширетя про­ граммы народныхъ училищъ. Этихъ указанШ скорее сл4дуетъ искать въ школахъ не-министерскихъ, находящих­ ся въ относительно выгодныхъ услов1яхъ. Изъ наблюденШ надъ такими школами можно вывести следуюпця данныя. Вопервыхъ, одинъ изъ существенныхъ элементовъ успеха при расширенномъ преподаванш, удлинеше учебнаго времени, совершенно зависитъ отъ учащихъ въ школе учителя и законоучителя. Если только школа ве­ дется ими усердно и исправно, родители охотно оставляютъ въ ней детей не только на четыре, но и на пять, шесть летъ. Къ льготнымъ свидетельствамъ они питаютъ глубокое равнодуппе. Нередко они берутъ де­ тей изъ школы за месяцъ до экзамена и столь же часто посылаютъ доучиваться въ школу детей, уже выдержав-

ч 77 '

шихъ экзамееъ. Въ огромномъ большинства случаевъ они держатся разумная правила или вовсе не учить д$тей, или довести ихъ до настоящей, прочной грамот­ ности. Тамъ, гд§ школа существуешь уже много л4тъ, •они отлично понимаютъ, что такая грамотность дается не вдругъ. Итакъ, первымъ услов1емъ возможная расширешя существующей программы начальной школы является ея добросовтьстное исполнеме. Какъ только родители увгьруютъ въ школу, убедятся, что она со­ общаешь прочную, практически приложимую грамотность, церковную и гражданскую, навыкъ къ быстрому и точ­ ному счету, что она учитъ дЬтей молитв'Ь и страху Бож ш , школа см$ло можетъ расширить свой учебный «яурсъ и по времени, и по содержашю. Они очень осно­ вательно заключаюсь, что такая школа, расширяя свое преподавате, им^етъ въ виду пользу ихъ д4тей, даже жогда не понимаютъ спещадьной пользы того или дру­ г а я вновь вводимая предмета. Вовторыхъ, несомненно, что никакое существенное расширение программы нашей сельской школн не мо­ жетъ быть осуществлено безъ усилетя ея учащ ая пер­ сонала. Следить за занятшми бол4е трехъ группъ уче­ никовъ гаразъ совершенно невозможно. Безъ такоя усилешя всякое введеюе новыхъ предметовъ преподавашя въ цашу школу будетъ ложью и поведетъ только къ -ослабление въ ней преподавашя. Въ этомъ заключается одна изъ самыхъ существенныхъ трудностей дЪла. Наша школа, какъ известно, матер1ально крайне бЪдна. По­ стараюсь указать ниже на самые экономичесгае способы для достижешя этой ц^ли. Наконецъ, следуешь выяснить себе, въ какомъ норядкЬ, въ какой постепенности могутъ быть введены въ нашу сельскую школу гЬ предметы преподавашя, кототорые желательно присоединить къ ея программ1!. На первомъ план4 тутъ стоить церковное irfmie, и потому, что ни одинъ предметъ преподавашя не допол7*

78

няетъ столь удачно нашей скудной школьной програм­ мы, ни одинъ не возбуждаетъ къ школе столько сочувCTBifl въ сельскихъ жителяхъ всЬхъ степеней образова шя, и потому, что при св^дущемь и даровитомъ учи­ теле онъ не требуетъ усилевая учащаго персонала. Что» бы по возможности сократить слишкомъ длинный рядъмоихъ замыто къ, позволю себе побеседовать объ этомъ предмете съ читателями «Руси» отдельно, впоследствю, темъ более, что о желательности распространешя n iшя въ сельскихъ школахъ, кажется, нетъ и спору. Затемъ, самымъ желательнымъ и полезнымъ шагомъ къ расширешю программы нашей сельской школы пред­ ставляется введете въ нее ариеметики дробныхъ чиселъи элементарной геометрш. И то, и другое еще не выхо­ дить И8Ъ пределовъ возможнаго при одномъ усердномъи дбльномь учителе и при четырехлетнемъ курсе. Раз­ умеется, въ таконъ случае учителю нужно оставлять уче­ никовъ по два года въ одной группе (второй). Геометр1я— именно первый новый предмета, который надлежитъввести въ нашу сельскую школу, потому что онъ одинъдаетъ намъ средства къ дальнейшему расширенш ея программы, къ введешю въ нее географш, безъ кото­ рой невозможно преподаваше исторш, потому что онъ имеетъ множество применетй (въ техническомъ рисосованш, геодезш, всехъ строительныхъ и художественныхъ ремеслахъ); потому наконецъ, что онъ приводитьвъ действ1е татая умственныя способности ребенка, которыхъ не затрогиваютъ прочш его занятая въ школе. На этотъ предметъ должно быть обращено особенное внимаше нашихъ учительскихъ семинарШ. Для того, чтобы принести пользу, преподаваше геометрш должнобыть тщательно и серьезно обставлено обильными упражнешями въ решенш вадачъ и черченш. То поверх­ ностное преподаваше геометрш, которое ныне практи­ куется въ двухклассныхъ училищахъ, есть чистая поте­ ря времени.

79

Идти далее, при одномъ учителе, немыслимо. По­ этому столь желательное введете въ программку сель­ скихъ школъ географш и отечественной исторш пока возможно лишь въ т£хъ исключительннхъ случаяхъ, когда школа обладаетъ значительными денежными средствами. Притомъ нужно заметить, что преподаваше русской ис­ торш въ сельской школе есть дело величайшей трудно•сти. Оно требуетъ отъ преподавателя точныхъ я обильныхъ сведйшй по этому предмету. Оно должно быть по­ дробно и живо. Необходимый скелетъ (хронологическШ, географическШ, генеалогичесюй) долженъ быть прочно усвоенъ детьми и одеть плотно и кровно. Не должно забывать, что крестьянсюя дети лишены всехъ гбхъ иллюстрацт, которыя для детей высшихъ сословШ ожи­ вляюсь школьный остовъ исторш, и которыя приносить имъ сама жизнь— въ литературе, въ театре, въ произведешяхъ искусствъ, въ разговорахъ старшихъ, въ -лицезренш памятниковъ старины. Все это должно быть заменено учителемъ и теми немногими книгами, кото­ рыя соединяюсь живое, понятное игложете съ дельнымъ содержашемъ *). Другое затруднеше заключается въ томъ, что взгляды напшхъ историковъ на значеше самыхъ «сновныхъ моментовъ русской исторш расходятся почти дааметралыю, и что это разноглаше отражается и въ нашей популярной и детской литературе. Въ этомъ ха­ осе трудно разобраться не только ученикамъ сельской школы, но и ихъ учителю. Что касается до введешя въ программы сельскихъ школъ нреподавашя естественныхъ наукъ, то толки о немъ кажутся мне основанными на странномъ недора*) Изъ такихъ литературныхъ „иллюстращй" особеннаго внимашл за­ служивайте „Раэсказы изъ Русской Исторт* покойнаго Разина. Впле­ тенные въ нихъ романическ1я нити саиаго невиниаго свойства, и нанизан­ ные иа нихъ историчесыя подробности весьма обильны и выбраны съ тактомъ. Продолжеше этихъ „Разсказовъа, составленное другииъ автодюмъ, гораздо слабее.

80

зумйнш. Единственный разумный приступе въ препо­ давание) наукъ естественных* (въ гбеномъ смысле этого слова)— наглядное ознакомлеше детей съ местною фло­ рою и фауною, совершенно немыслимъ въ нашей сельсвой школ§, въ воторой учебный першдъ обусло­ вливается першдомъ покоя органичесвой природы t То же, что можетъ быть сообщено въ нашихъ сельскихъ школахъ путемъ устнымъ и книжнымъ, н& им^етъ ни малейшаго значешя, ни воспитательнаго, ни практическаго, и обречено на неизбежное забвеше. Един­ ственный отделъ наукъ физическихъ, который могъ бы съ пользою быть введенъ въ ихъ программу, при услов1яхъ исключительно благопр1ятныхъ, есть эксперимент тальная фиэика— разумеется, вследъ за геометрзею. Вообще можно сказать смело, что при нынешнемъзачаточномъ и крайне неравномерномъ развитш нашей: сельской школы, обпця меры, направленныя къ расши­ ренно ея программы введешемъ вовыхъ предметовъ пре­ подавашя, вовсе не желательны. Желательны усилеше и правильная постановка техъ предметовъ, которые уженыне преподаются, и умножеше школъ элементарной грамотности. Но темъ съ большею внимательноетш должны отдельныя местности, поставленный въ особенно благопрктныя услов1я, единичный школы, обладаюпця исключи­ тельными денежными средствами и учебными силами v пользоваться всякою возможноетш расширить свои учебныя программы, неизменно держась правила вводить, лишь то, что по силамъ наличному учебному персоналу, что можетъ уложиться въ местные сроки учебнаго вре­ мени. Таюя местныя попытки, таше образцы действительнаго осуществлешя желательныхъ расширешй элементарнаго образовашя несравненно сильнее подвинуть, дело, силою примера, указашями на практически его трудности и способы ихъ победить, чемъ всямя обпця меропр1яия, обреченныя въ большинстве случаевъ на.

81

существоваше бумажное, призрачное, на роли благовид­ ной ширмы, закрывающей отъ насъ печальную действи­ тельность. Я говорилъ до сихъ поръ лишь о желательномъ расширенш общеобразовательнаго курса нашихъ сельскихъ школъ, насколько оно возможно. Но есть расширеше иного рода, которое необходимо, и на которое, слава Бо­ гу, у насъ начинаютъ обращать серьезное внимаше. Го­ ворю о распространен^ у насъ, путемъ сельской шко­ лы, свЗДшй и ум§шй техническихъ, объ основаши школъ ремесленныхъ, землед'Ьльческихъ, доступныхъ нашимъ крестьянскимъ д£тямъ. Подняие кустарной промышленности тамъ, где она существуетъ, введете новыхъ отраслей труда въ техъ местностяхъ, которыя представляютъ для нихъ блакицмятную почву, были бы великими, неоцененными благодЬяшями. Но при этомъ прежде всего нужно обратить внимаше на два обстоя­ тельства первостепенной важности. Вопёрвыхъ. Основной, повсеместный проныселъ на­ шего сельскаго люда, наиболее нуждающейся въ подняTin, наиболее страдающШ отъ недостатка положительныхъ знашй и уменШ у кормящихся имъ— есть землеrluiie. Намъ прежде всего нужны крестьянсшя земледельчесгая школы. Ихъ нужно намъ много, по крайней мере по одной на уездъ. Эти школы должны предста­ влять самостоятельная образцовня хозяйства, владеть угодьями, совершенно достаточными для обезпечешя дей­ ствительной доходности, по возможности и лесными да­ чами, на которыхъ могъ бы быть поданъ примеръ пра­ вильная леснаго хозяйства. При такихъ школахъ не­ обходимо обучеше тбмъ мастерствамъ, которыя имеютъ * прямое отношеше къ земледелдо (плотничьему, столяр­ ному, кузнечному, слесарному, гончарному). Ремеслен­ ники по этимъ частямъ необходимы везде, и ихъ отсутств1е составляете одинъ изъ главныхъ тормазовъ въ развитш нашего сельскаго хозяйства, на ряду съ отсут-

82

ств1емъ работахъ, умеющихъ обращаться съ усовершен­ ствованными земледельческими орудаями. Съ земледель­ ческою школою должна быть соединена мастерская для изготовлешя прочныхъ и возможно дешевыхъ сельско-хозяйственныхъ орудШ, более совершеннаго устройства, чемъ ны­ не унотребляемыя. Такая мастерская сделалась бы для шко лы значительными источникомъ дохода и разсадникомъ сель­ скихъ мастеровъ по этой части, въ которыхъ ощущается крайняя нужда.— Всл^дъ за этими школами, разумеется, должны быть основаны и школы чисто ремесленныя, со1 ответствуюпця нотребностямъ данныхъ местностей. — Тутъ кончается роль сельскихъ обществъ всехъ наименовашй, слишкомъ слабыхъ и бедныхъ для такой задачи, и на­ чинается роль земствъ, при содЬйствш отдельныхъ лич­ ностей, щедрыми пожертвовашями деньгами и землею. Вовторыхъ. Столь трудное и неудобное соединеше школы технической съ обучешемъ элементарной грамоте становится съ каждымъ годомъ менее нужнымъ, благо­ даря быстрому равмножешю сельскихъ школъ. Усвоеше прочной грамотности при краткости нашихъ учебныхъ сроковъ, требуетъ всего времени и всехъ силъ ре­ бенка. Возрастъ самый блашцйятный для этого ус­ воены предшествуешь тому, въ которомъ физичесмя силы позволяютъ ему приняться производительно за трудъ ремесленный или земледельческШ. Этотъ последвйй, въ свою очередь, для того, чтобы привить ре­ бенку действительный умешя, долженъ сделаться главнымъ, преобладающимъ его деломъ. Заняпя ремеслами по одному часу въ день, какъ они практикуются въ некоторыхъ училищахъ, могутъ иметь значеше разве лишь гипеническое, на ряду съ гимнастикою, но на­ учить ребенка какому-либо мастерству не могутъ, и желательно было бы совершенно ихъ отменить, какъ лишнюю трату времени и денегъ, которыя съ гораздо большею пользою могли бы быть обращены на прочш учебныя нужды этихъ заведенШ. Впрочемъ, профессю-

I 83

нальная школа вполне можетъ удалить часть своего вре­ мени на дополнеше знанШ своихъ учениковъ по н^воторымъ необходимымъ предметанъ, каковы геометр1я, черчеше, физика, и служить по прочимъ школою по­ вторительною. По всЬмъ этимъ соображеншмъ, всего удобнее было