Самодержавие против революционной России (1826 - 1880)

134 11 7MB

Russian Pages [209]

Report DMCA / Copyright

DOWNLOAD FILE

Polecaj historie

Самодержавие против революционной России (1826 - 1880)

  • Commentary
  • decrypted from 80F4CD0922261DCCE49734A6E6AB33A3 source file
Citation preview

ИВОРЖЕХОВСКИЙ

САМОПЕРЖАВИЕ ПРОТИВ РЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

И.В.ОРЖЕХОВСКИЙ

САМОДЕРЖАВИЕ ПРОТИВ РЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ (1 8 2 6 — 1880 гг.)

М ОСКВА

«М Ы С Л Ь»

1982

ББК 63.3(2)51 0-63

РЕДАКЦИИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Рецензенты: доктор исторических наук Н. А. Троицкий и кандидат исторических наук Н. Я. Эйдельман

О

0505000000-022 КБ-5-4-81 004(01)-82

~ т;г дд 1ЛОО © Издательство «Мысль». 1982

В ВЕ Д Е Н И Е

Российское освободительное движение прошло сл о ж ­ ный и тернистый путь, который В. И. Ленин делил на три этапа в зависимости от того, какие классы и слои населения оказы вал и на него реш аю щ ее влияние. Р е ­ волюционное движение в России развивалось в услови­ ях острейшей борьбы с самодерж авием. «В течение око­ ло полувека, — писал В. И. Ленин, — примерно с 40-х и до 90-х годов прошлого века, передовая мысль в Р о с ­ сии, под гнетом невиданно дикого и реакционного ц а ­ ризма, ж адн о и скала правильной революционной тео­ рии...» 1 С ам о д ерж ав и е всеми возможными способами стремилось подавить освободительное движение и не допустить развития в стране революции. Весь государ­ ственный ап п ар ат царизма, и в первую очередь его к а ­ рательные органы (армия, полиция, ж а н д арм ери я, суд), был направлен на выполнение этой задачи. История развития русской общественно-политической мысли и освободительного движ ения неразрывно связан а с внут­ ренней и внешней политикой сам одерж ави я, с историей государства, поэтому изучение деятельности его к а р а ­ тельных органов п редставляет большой научный инте­ рес. В процессе склады ван и я абсолютистской монархии и стабилизации государственного ап п арата с а м о д е р ж а ­ вие п ридавало особое значение карательны м органам, которые играли важ ную роль в осуществлении и под­ держ ани и власти господствовавшего класса, были на «переднем крае» борьбы с революционным движением в стране. В эпоху углубления кризиса сам од ер ж авн о-кре­ постнического строя, которая х арактер и зов ал ась рядом новых явлений как в базисе, так и в надстройке, про­ исходил процесс усиления централизации, бю р окр ати ­ зации и военизации ап п ар ата государственной власти. Он сопровождался, с одной стороны, возрастанием роли монарха в управлении страной, а с другой — о б р а з о в а ­ нием ряда новых учреждений (секретные и несекретные комитеты), расширением и упрочением власти некотоз

рых специальных учреждений (собственная его импера­ торского величества к а н ц е л я р и я ). В то время главной чертой политики русского аб со­ лю тизма, полностью отвечавшей интересам дворянства, было стремление законсервировать общественные отно­ шения. П равительство Н и ко л ая I шло по пути мелких, частичных полуреформ, пытаясь отгородиться от реш е­ ния насущных проблем и сохранить в незыблемости ос­ новные н ач ал а самодержавно-крепостнической монархии. По образному зам ечанию А. Е. П реснякова, характерной особенностью этой политики было «стремление влить но­ вое вино в старые меха, притом в такой умеренной дозе, чтобы меха не пострадали, и укрепить устарелые формы от напора нового содерж ан ия всеми силами в л а с т и » 2. В царствование Н и к о л ая I в системе высших и цент­ ральны х государственных учреждений особое положение з а н и м а л а собственная его императорского величества к анц ел яр ия — «надзаконное» учреждение, являвш ееся личным органом уп равлен ия монарха и наделенное нео­ граниченными п рав ам и и полномочиями. П од разд ел ен ­ н ая на отделения, к а ж д о е из которых получило самостоя­ тельное образование, канц елярия о хв аты вал а многие в аж н ы е отрасли государственного управления, .начиная от кодификации законов и кончая политической полици­ ей. Зам етны й след в истории оставило III отделение к а н ­ целярии. Это учреж дение на протяжении более полувека в о згл ав ля л о всю систему организации политического сыс­ ка в России. В ерховная власть видела в нем опору аб со­ лютистского реж има. И в период николаевской монархии, символом которой стали «голубые мундиры», и в эпоху 60— 70-х годов XIX в., когда сам од ерж ави е стремилось урезать уступки, вырванные у него силой революционнодемократического натиска, III отделение являлось одним из важнейш их звеньев карательного механизма царизма. Возникнув вслед за подавлением восстания д е к а б р и ­ стов, h i отделение опиралось на военную силу ж а н д а р ­ мов и было призвано беспощадно уничтожать в за р о д ы ­ ше «крамолу». Будучи высшей надзираю щ ей и караю щ ей силой в общегосударственном масш табе, III отделение стремилось пресечь и подавить любое проявление общ ест­ венно-политического и революционного д виж ения в стране. О сущ ествляя секретный надзор и наблюдение за «настроением умов» различных слоев населения, за состоянием и деятельностью государственного ап п ар ата 4

управления, оно пыталось охватить все стороны государ­ ственной жизни. Р оль этой, по вы раж ению А. И. Г ер' цена, «центральной конторы ш п и о н а ж а » 3, стоявшей вне з а к о н а * и над законом, была весьма зн ач и ­ тельной в системе государственных учреждений России. В XIX в. карательны е и осведомительные органы ц а ­ ризма располагали немалым опытом в подавлении осво­ бодительного и оппозиционного д виж ения в стране. П о ­ этому д ля выяснения условий, в которых вели борьбу против сам о д ерж ави я революционеры России, тех пре­ град, с которыми они сталкивались, и тех препятствий, которые они преодолевали, проявляя силу и и зо б р е та­ тельность, важ ное значение имеет изучение организации, средств и методов деятельности политической полиции Российской империи прошлого столетия. Д л я понимания и осмысления темы борьоы ц ари зм а с революционным движением неоценимое методологическое значение имеют работы В. И. Л енина: «Марксизм о госу­ дарстве», «Государство и революция», «О государстве», «За д а чи п ролетари ата в нашей революции», «Случайные заметки» и др. Н а основе марксистского ан ал и за особен­ ностей устройства и назначения карательного механизм а эксплуататорских государств различных типов, в том чи­ сле и самодержавно-крепостнической монархии в России, В. И. Ленин показал, что в классово антагонисти­ ческом обществе полиция, суд, тюрьмы и другие к а р а т е л ь ­ ные органы государства являю тся главными инструмен­ тами насилия эксплуататоров над эксплуатируемыми. В статье «Гонители земства и Аннибалы либ ерализм а» В. И. Ленин, характер и зу я внутреннюю политику сам о­ д е р ж а в и я пореформенного периода, обратил внимание на «полицейско-реакционную» тактику царского правител ь­ ства — тактику «полицейского футляра», т. е. б еспощ ад­ ной расправы с революционным движением и безвредной д л я сам од ерж ави я уступки «тем, кто зах л ебы в ал ся л и ­ берализмом правительства и восторгался эрой прогрес­ са» 4. Среди органов «преследования и расправы по по­ литическим преступлениям» ведущую роль в карательной политике ц аризм а на всем протяжении своего сущ ество­ вания, т. е. с 1826 по 1880 г., играло III отделение соб­ ственной е. и. в. канцелярии. Н а сто я щ ая книга посвящена истории возникновения, ф ормирования и деятельности III отделения с момента основания в 1826 г. до ликвидации в 1880 г. и его испол­ 5

нительного о рган а — корпуса ж анд арм ов. В работе р ас­ кры ваю тся устройство и особенности политической поли­ ции Российской империи в рассматриваемы й период, оп­ ределяются место и роль III отделения в системе госуд ар­ ственного ап п ар ата , освещ аются основные направления деятельности политической полиции в борьбе с револю ­ ционным движением и передовой общественно-политиче­ ской мыслью России в XIX в. М онография основана на изучении широкого круга архивных м атериалов из фондов Ц ентрального государ­ ственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государствен­ ного управления С С С Р (Ц Г А О Р ), Ц ентрального государ­ ственного исторического архива С С С Р (Ц Г И А ), Ц е н т ­ рального государственного военно-исторического архива С С С Р (Ц Г В И А ), Отдела рукописей Государственной библиотеки С С С Р им. В. И. Л ен и на (О Р Г Б Л ) и О тдела рукописей Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. С ал ты кова-Щ ед ри на (О Р Г П Б ) ; публикаций д о к у ­ ментов в Полном собрании законов Российской империи (П С З ) , Своде законов (С З) и Своде военных постанов­ лений (С В П ); материалов, опубликованных в историче­ ских ж у р н а л а х («Р усская старина», «Русский архив», «Вестник Европы», «Исторический вестник», «Былое», «Голос минувшего», «Красный архив»), а так ж е в д р у ­ гих периодических изданиях и сборниках документов и материалов. Автор в ы р а ж ае т признательность Т. Г. Деревниной за предоставленные ею м атериалы по истории III отделения за 1826— 1855 гг. В исторической литературе тема «Третье отделение» как предмет специального исследования не наш л а пол­ ного отраж ения. Отдельные отрывочные сведения о III отделении, ж а н ­ дармах, организации и формах их деятельности в стр еч а­ ются в р аботах Н. К. Ш ильдера, А. А. Корнилова, А. А. Кизеветтера, С. С. Т ати щ ева и других историков, которые во главу своих исследований ставили вопрос о роли и значении верховной власти в исторической судь­ бе России 5. В досоветский период вы ш ла в свет только одна работа, посвященная III отделению, — монография известного историка общественного движ ения XIX в. М. К. Л ем ке «Н иколаевские ж а н д а р м ы и л и т е р а т у р а » 6. Хотя вопросы организации, структуры и практической деятельности III отделения М. К. Л ем к е рассм атривал 6

лиш ь в связи с цензурной деятельностью ж а н д ар м о в и развитием русской литературы в николаевскую эпоху, его р абота представляет несомненный интерес д л я х а р а к т е ­ ристики российской политической полиции в целом. Ос­ новная трудность в исследовании данной темы д л я д оре­ волюционных историков зак л ю ч ал ас ь в недоступности архивных фондов, которые и после упразднения III отде­ ления в 1880 г. продолж али оставаться секретными. В. Я. Яковлев (В. Богучарский) указы вал , что отсутствие работ по III отделению было вызвано тем, что «этого не ж е л а л а власть, ревниво оберегавш ая от «посторонних взоров» деяния рыцарей Третьего отделения», и что «го­ лубое ведомство» весьма тщ ательно умело хранить свои секреты 7. М. К. Лемке, которому удалось получить р а з ­ решение от Министерства внутренних дел, раб о т ал в а р ­ хиве около двух лет (с конца 1904 по д екабрь 1906 г.), однако впоследствии допуск в архив был вновь з а к р ы т 8. Только в советское время, когда н ач ал ась ш ирокая публикация документов и м атериалов по истории общ ест­ венного и революционного д виж ения в России, внутрен­ ней и внешней политики ц ари зм а, были подняты обш ир­ ные пласты архивных материалов, ранее совершенно не­ доступных д ля исследователей. В 1930 г. первым из советских историков предпринял попытку собрать воедино имевшиеся сведения о III отде­ лении и определить роль политической полиции в госу­ дарственной и общественной жизни России во второй четверти XIX в. И. М. Троцкий 9. Н е претендуя на исчерпы­ вающую характеристику III отделения в эпоху царство­ вания Н и к о л ая I, он ограничился научно-популярным очерком. В этой работе И. М. Троцкий выступил к а к б ле­ стящий публицист и основное внимание уделил борьбе III отделения с общественно-политическим и револю ци­ онным движением, описанию нравов политической поли­ ции и гневному обличению николаевской системы наси­ лия, лж и и лицемерия. Р аб о та И. М. Троцкого сохраняет свое значение и поныне. Позднее к этой теме советские историки специально не обращ ались. Упоминания о III отделении и корпусе ж анд арм ов во второй четверти XIX в. содерж атся в тру­ дах целого р яд а исследователей истории революционного и общественного движ ения в России, например в работах А. С. Нифонтова, С. Б. Окуня, И. А. Федосова 10 и др. И н ­ тересные сведения об организации и деятельности поли­ 7

тической полиции и оценки ее агентов во второй полови­ не XIX в. содерж атся в книгах и статьях С. С. Волка, М. Н. Гернета, В. А. Д ь я к о в а , Н. П. Ерош кина, Л. К- И л ь ­ инского, Р. М. К антора, Ш. М. Л евина, И. В. Пороха, Н. А. Троицкого, А. Г. Ч у к ар ев а и Н. Я. Э й дельм ан а п . Н а и б о л ее полно вопросы, связанны е с последним этапом сущ ествования III отделения (1878 — август 1880 г.), рассм атриваю тся в монографии П. А. Зайончковского, посвященной кризису са м од ер ж а ви я на р у б еж е 1870— 1880 гг. Х арактер изу я создание и деятельность «Верхов­ ной распорядительной комиссии» во главе с Лорис-М еликовым, автор вводит в научный оборот новые источники, анал и зи р ует структуру, состав, бю дж ет III отделения и корпуса ж а н д ар м ов, в скры в ает причины, которые приве­ ли в конечном счете к ликвидации III отделения и сосре­ доточению органов политического сыска в системе М ини­ стерства внутренних дел 12. В заруб еж но й историографии наибольшей «популяр­ ностью» пользуется время правления Н и к о л ая I, которое п р ив л ек ает б урж уазн ы х историков «остротой конфликта» м еж д у сам од ерж ави ем и обществом. Это надуманное про­ тивопоставление государства и бюрократии, бюрократии и «общества» заимствовано ими из дореволюционной рус­ ской правовой л иберальн ой литературы . Именно этому периоду посвящены две специальные работы о III отделении, авторам и которых являю тся американский историк С. М онас («Третье отделение. П олиция и об­ щество при Н и ко л ае I») 13 и английский историк, препо­ д а в а т е л ь русской истории в К ембридж ском университете П. С квайер («Третье отделение. Учреж дение и д еятел ь ­ ность политической полиции в России при Н и ко л ае I») 14. С. М онас и П. С квайер рассм атр иваю т развитие полити­ ческой полиции в России в 1826— 1855 гг. без учета кр и ­ зисного х ар а к те р а николаевской эпохи и тех сложных процессов, которые происходили тогда в экономике, по­ л итике и в государственном ап п арате Российской импе­ рии. Узость источниковой базы и необоснованный подбор источников, б у р ж у азн ая ограниченность методологии и отсутствие классового подхода в освещении роли III от­ д еления в системе феодально-крепостнического государст­ ва николаевской России в значительной мере снижаю т научную ценность этих р аб от 15. В условиях острой идеологической борьбы на совре­ менном этапе, когда з а р у б е ж н а я историография, в 8

особенности ам ери кан ская и английская, проявляет зн ач и ­ тельный интерес к истории внутренней политики сам о­ д ер ж а ви я, развития государственности, общественно-по­ литической мысли и революционного движ ения в России в XIX в., а б урж уазн ы е историки единодушны в своем отрицании роли экономического развития и классовой борьбы в эволюции абсолю тизма и государственного ап­ п арата власти в царской России, обобщ аю щий очерк ис­ тории III отделения собственной е. и. в. канцелярии не только актуален, но и восполняет пробел в историогра­ фии, т а к к а к ни в отечественной, ни в зарубеж ной исто­ рической литературе нет исследований, посвященных д е я ­ тельности III отделения в 1856— 1880 гг.

Глава I ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОЛИЦИЯ РОССИЙСКОЙ ИМ ПЕРИИ В ПЕРВОЙ П ОЛОВИНЕ XIX в. (1800— 1855 гг.)

1. Состояние политической полиции в первой четверти XIX в. История разв и ти я органов «преследования и р а с п р а ­ вы по политическим преступлениям» в X V II— X VIII вв., среди которых видную роль играли П реображ енский при­ каз, Тайная канц елярия, Т ай н ая экспедиция, показывает, что эти учреж дения не только прочно вошли в состав го­ сударственного а п п ар ата России, но и зан яли в нем д а ­ леко не последнее место К Я вл яясь ярким воплощением классовой сущности феодально-абсолютистского го суд ар­ ства, они постоянно соверш енствовались и приобретали все более законченные формы. О рганизация политической полиции в первой четверти XIX в. была подчинена общему процессу, связанному с реформой центральны х органов власти, когда российское сам од ерж ави е пыталось создать новую форму монархии, которая, юридически ограничивая абсолютизм, ф ак ти ч е­ ски сохраняла единоличную власть государя. С вступле­ нием на престол Александра I Т ай н ая экспедиция, в ы зы вавш ая всеобщий, страх и ненависть, была л ик вид и ­ рована. Министерство внутренних дел, образованное 8 сен­ тяб ря 1802 г., сосредоточило в своих руках самые р а зн о ­ образные функции внутреннего управления Россией, и среди них «попечение о повсеместном благосостоянии н а ­ рода, о спокойствии, тишине и благоустройстве всей и м ­ перии» 2. Министерство подразделялось на четыре эксп е­ диции, одна из которых — вторая — в ед ал а «делами б л а ­ гочиния». Ее обязанности не ограничивались вопросами земской и городской полиции. Неотъемлемой частью этой экспедиции стали политический сыск и цензура. Вопросами политической полиции занималось не тол ь­ ко Министерство внутренних дел. В н ачале XIX в. при петербургском военном губернаторе действовала на стро­ 10

го конспиративных н ач ал ах Т ай н ая полицейская экспеди­ ция. К ее ведению относились «все предметы, деяния и речи, клонящиеся к разруш ению самодерж авной власти и безопасности правления, как-то: словесные и письмен­ ные возмущения, заговоры, дерзкие или возжигательны е речи, измены, тайные скопища толкователей законов, учреждениев, к а к мер, принимаемых правительством, разглаш ателей новостей важных, ка к предосудительных п р а ­ вительству и управляю щ им, осмеяний, пасквилесочинителей, вообще все то, что относиться может до государя лично, как правления его». Тай н ая полицейская экспеди­ ция стремилась «иметь точные и беспрерывные сведения о мыслях и суж дениях народных касательно до государя и правления его...» 3. Вскоре после н ач ал а войны с Наполеоном А л ек­ сандр I, о тп равляясь в армию, ск а за л помощнику гл авно ­ командующего в Петербурге Е. Ф. Комаровскому: «Я ж елаю , чтобы учреждена была секретная полиция, которой мы еще не имеем и которая необходима в те­ перешних о б сто ят е л ьс тва х » 4. 5 сентября 1805 г. «для сохранения всеобщего спокойствия и тишины г р аж д а н и облегчения народного продовольствия» было учреждено особое секретное межведомственное совещание, получив­ шее название «Комитет высшей полиции». В его состав вошли министр внутренних дел граф В. П. Кочубей, ми­ нистр юстиции князь П. В. Лопухин и главноком андую ­ щий в Петербурге С. К. Вязмитинов. Комитет был обязан руководствоваться в своей деятельности секретным «на­ ставлением», составленным Н. Н. Новосильцевым: «не­ медленно и исправно» получать информацию от столич­ ного обер-полицмейстера (о подозрительных лицах, приезжих, слухах, скопищах и собраниях, состоянии про­ дово л ьстви я), министра внутренних дел (о слухах, по­ ступавших от губернаторов), директора почт (о подозри­ тельной переписке) и доводить ее до сведения Комитета министров и и м п е р а т о р а 5. Комитет 5 сентября 1805 г. так и не приступил к д е я ­ тельности. Состояние общественного мнения, усиление [шпозиционных настроений в стране, вызванных н еуд ач а­ ми в войне с Наполеоном, требовали от правительства принятия р ади кальны х мер. 13 я н в ар я 1807 г. этот коми­ тет был заменен Комитетом охранения общей безопасюсти, призванным «предупреждать пагубные зам ы слы шешних врагов государства». П редседателем нового ко­ ll

митета был назначен П. В. Лопухин, а его членами стали сенаторы Н. Н. Новосильцев и А. С. М арков, помощник, а затем и преемник н ач ал ьн и ка Тайной экспедиции С. И. Ш ешковского. В случае необходимости было обя­ зательны м т а к ж е присутствие С. К. Вязмитинова, В. П. Кочубея, а позднее и ф ел ь д м ар ш а л а Н. И. С ал ты ­ кова. Впоследствии в комитет входил министр полиции А. Д. Б ал а ш о в , а с 1814 г. — А. А. Аракчеев. Комитет 13 ян в ар я 1807 г. долж ен был возглавить организацию политического сыска в стране и «предписы­ вать порядок следствий и наб лю д ать за производством оных». И спользуя те ж е кан алы информации, которые указы вал и сь в «наставлении» Н. Н. Новосильцева коми­ тету 1805 г., он ведал рассмотрением следующих дел: «о лицах, подозреваемы х в переписке с неприятелем и в зл о ­ вредных разглаш ен иях; о различны х слухах относитель­ но восстановления Польши; возбуж дение наро д а слухами о вольности крестьян; о подозрениях и изветах заговоров против... государя императора; об оскорблении особы... императора и членов императорского дома дерзкими и неприличными словами; о государственной измене; о р а с ­ пространяющ их в народе л ож н ы е и вредные слухи по поводу военных событий; составление и распространение возмутительных воззваний, вредных сочинений и пр.; о тайных общ ествах и запрещ енны х сходбищах» и т. п . 6 По всем этим вопросам проводили дознания местные адм и ­ нистративно-полицейские власти. От них д ел а поступали в Комитет 13 января, который вел дальнейш ие расследо­ вания и принимал решения, у тверж даем ы е затем А лек­ сандром I. Комитет 13 января 1807 г. развил довольно бурную деятельность с первых дней своего существования. В оз­ никнув к а к межведомственное совещание, комитет с об­ разованием при нем Особенной канцелярии 7 преврати л ­ ся в высший следственно-судебный орган по политиче­ ским и наиболее крупным уголовным дел ам в общего­ сударственном масштабе. Общий перечень дел, рассмотренных Комитетом 13 я н в а р я 1807 г., п оказы вает, что большинство из них было связано с организацией и осуществлением наб лю д е­ ния за лицами, подозревавш имися в переписке с ф р а н ­ цузами или состоявшими в масонских л о ж ах , за' р ас­ пространителями слухов, пасквилей и пр. Н аиб ол ее ин­ тенсивно комитет действовал в 1807— 1810 гг., т. е. до 12

учреждения М инистерства полиции. В эти годы было про­ ведено 179 заседаний комитета, а в 1811— 1829 гг. — лишь 195. Если за первые четыре года в комитет посту­ пило 94 дела и было рассмотрено 57, то за последующие 19 лет число поступивших и рассмотренных дел соответст­ венно составило 57 и 3 6 8. Одновременно с Комитетом 13 ян в ар я 1807 г. в П е ­ тербурге и Москве сущ ествовала та к ж е особая секрет­ ная полиция, которая непосредственно подчинялась сто­ личным обер-полицмейстерам, а через генерал-губерна­ торов — министру внутренних дел. Она формировалась из чиновников М инистерства внутренних дел, которое и отпускало средства на ее содержание, и в своей д еят е л ь ­ ности руководствовалась особыми и н стр укц и ям и 9. «Долг сего таинственного отделения полиции, — у к а зы в а ­ лось в секретном предписании московскому обер-полиц­ мейстеру от 8 ян в ар я 1807 г., — главнейш е состоять бу­ дет в том, чтоб получать и ежедневно доносить вам все распространяю щ иеся в народе слухи, молвы, вольнодум­ ства, нерасположение и ропот, проникать в секретные сходбища... Д опустить к сему делу людей разного состоя­ ния и различны х наций, но сколько возможно б лагон а­ дежнейших, об язы вая их при вступлении в должность строжайшими, значимость граж данской и духовной при­ сяги имеющими реверсами о беспристрастном донесении самой истины и охранения в высочайшей степени тайны... Они д олж ны будут, одеваясь по приличию и н адобно­ стям, находиться во всех стечениях народных между крестьян и господских слуг; в питейных и кофейных д о ­ мах, трактирах, клобах, на рынках, на горах, на гулянь­ ях, на карточных играх, где и сами играть могут, т а к ж е между читающими газеты — словом, везде, где прим еча­ ния делать, поступки видеть, слушать, выведывать и в образ мыслей проникать возможно» 10. Сведений о существовании «сокровенной полиции» в других городах России не имеется. Очевидно, ее функции всецело возлагались на местные власти во главе с гу­ бернаторами, которые организовы вали наблю дение по своему усмотрению и представляли соответствующую информацию в Министерство внутренних дел и Комитет 13 ян в ар я 1807 г. С истема организации политической полиции с ее разрозненными звеньями не имела единого руководящего центра и своего постоянного исполнительного органа. По 13

существу она осталась децентрализованной и после уч­ реж дения в 1810 г. Министерства полиции, которому бы ­ ли поручены все дела «внутренней безопасности». О б р а ­ зование специального органа политического сыска не привело к упразднению К омитета 13 ян вар я 1807 г. и столичных «сокровенных полиций», причем их взаи м оо т­ ношения друг с другом так и не были определены. К оми­ тет просуществовал вплоть до 17 ян в ар я 1829 г. П р а в д а, после 1810 г. он фактически потерял свое значение как орган «высшей» полиции. П осле создания III отделения собственной е. и. в. канцелярии деятельность комитета практически была сведена к нулю: за два с половиной года он рассмотрел не более 10 дел, в основном доносы на лиц, произносивших «дерзкие» слова в адрес импе­ ратора п . Д убли ровани е осведомительных органов было х а р а к ­ терной чертой политики А лексан д ра I в области органи­ зации политического сыска в стране. При создании М и ­ нистерства полиции Александр I использовал к а к о б р а ­ зец французскую политическую полицию, построенную на м акиавеллевском принципе «divide et i m p e r a » 12. Все «дела благочиния» были сосредоточены в Особенной канцелярии министра п о л и ц и и 13. Указом от 25 июня 1811 г. на Особенную канцелярию были возложены «дела по ведомству иностранцев и заграничны м паспортам», «цензурная ревизия» и «дела особенные», т. е. «все те дела, которые министр полиции сочтет нужным предо­ ставить собственному его сведению и разрешению». Под «особенными делами» подразумевалось все то, что было связано с пресечением антиправительственной д еяте л ь ­ ности, в какой бы форме она ни проявлялась: борьба с распространением всевозможных слухов, толков; н аб л ю ­ дение за «политическими настроениями» различны х сло­ ев населения, деятельностью масонских лож, религиоз­ ных сект; борьба со шпионажем и пр. В 1811 — 1819 гг. на содерж ание Особенной канцелярии расходовалось от 35275 до 81 507 руб. в год и . Министром полиции был назначен генерал-адъю тант А. Д. Б а л а ш о в (1770— 1837). По словам И. М. Д о л го р у ­ кова, «человек черный, владею щ ий в тончайшей степени шпионским искусством и по сердцу привязанный к сему низкому ремеслу», Б ал а ш о в приобрел определенный н а ­ вык в дел ах политического сыска, будучи в 1804— 1809 гг. сначала московским, а затем петербургским обер-полиц­ 14

мейстером. Среди деятелей М инистерства полиции вид­ ное место зан и м ал Я. И. де Санглен. С 1811 г. он со­ стоял в должности правителя канцелярии министра по­ лиции и, по свидетельству современников, на деле являлся «начальником тайной полиции при министре Балаш ове, был несколько времени очень близок к импе­ ратору Александру I, имел от него важ н ы е поручения, опечатывал вместе с Б ал а ш о в ы м бумаги Сперанского в день его ссылки». С конца м арта 1812 по 15 октября 1819 г. во главе Министерства полиции фактически стоял С. К. Вязмитинов, который «пользовался званием у п р ав ­ ляющего Министерством полиции, главнокомандующего С.-Петербурга». А. Д . Б а л а ш о в все это время «носил только звание и титул министра» 15. Конкретных сведений о деятельности Министерства полиции сохранилось мало. Официальные источники сво­ дили ее главным образом к «части управления» губерн­ скими учреждениями, городским и земским хозяйством, врачебной частью, общественным призрением и к за б о ­ там по военному ведомству. В. П. Кочубей, принимая в 1819 г. это, по его словам, «министерство ш пионаж а» под свое непосредственное управление, т. е. в Министерство внутренних дел, в своей записке на имя А лександра I так характери зо вал деятельность М инистерства полиции в области политического сыска: сразу ж е после его со зд а­ ния «город закипел шпионами всякого рода: тут были и иностранные, и русские шпионы, состоявшие на ж а л о ­ вании, шпионы добровольные; практиковалось постоянно переодевание полицейских офицеров... Эти агенты не ог­ раничивались тем, что собирали известия и доставляли правительству возможность предупреждения, — они с та­ рались в озбуж дать преступления и подозрения. Они вхо­ дили в доверенность к лицам разных слоев общества, п ы раж ая неудовольствие на ваш е величество (А лександ­ ра I. — И. О.), порицая правительственные мероприятия, прибегали к выдумкам, чтобы вызвать откровения со сто­ роны этих лиц или услы ш ать от них ж алобы . Всему это­ му д ав ал ось потом направление сообразно видам лиц, руководивших этим делом...» 16 С упразднением М инистерства полиции в ведение Министерства внутренних дел перешла и Особенная к а н ­ целярия во главе с М. Я. фон Фоком, которая затем почIH полностью вошла в состав III отделения. Ни одно из учреждений политического сыска первой четверти XIX в., 15

начиная от секретных комитетов 1805 и 1807 гг. и кончая Особенной канцелярией М инистерства внутренних дел, не имело специальных исполнительных органов на ме­ стах. П оэтом у политический сыск опирался преимущест­ венно на местную власть во главе с губернаторами. Так, в 20-х годах XIX в. в Петербурге, по свидетельству современника, действовала «тройная полиция: одна —- в Министерстве внутренних дел, д р угая — у военного ге­ нерал-губернатора, а третья — у граф а Аракчеева...». Н а юге России функции политического сыска осущест­ влял н ачальник ю ж ны х военных поселений граф И. О. Витт 17. М ногообразие учреждений, ведавших дел ам и поли­ ции, разобщ енность отделений политического сыска в центре и на местах, отсутствие единого исполнительного органа полиции — так ова об щ ая характери сти ка состоя­ ния политической полиции в России в конце первой чет­ верти XIX в. 2. Восстание декабристов и реорганизация системы политического сыска. Учреждение III отделения собственной е. и. в. канцелярии Восстание на Сенатской площ ади — первое открытое выступление против са м о д ер ж а ви я и крепостничества, с которого начинается периодизация революционной борь­ бы в Р о с с и и 1. 14 д екабря 1825 г. сам од ер ж ави е практи­ чески было застигнуто врасплох. С л уж ба государствен­ ной «безопасности» о к а за л а с ь несостоятельной ни в п л а­ не своевременного раскры тия обширнейшего заговора, ни в плане его предотвращения. Зап и ск а 1821 г. об ор га­ низации, целях и составе Союза благоденствия, сообще­ ние Ш ерв у да о заговоре на юге, доносы в августе 1825 г. Бош н як а и Витта, наконец, донесения капи тан а Майбороды о Ю ж ном обществе д а в а л и правительству доста­ точную информацию о существовании тайных обществ в России. Однако выводы оно сделало слишком поздно. В незап ная смерть А лексан д ра I 19 ноября 1825 г. и точ­ ные сведения о том, что со дня на день начнутся аресты, потребовали от декабристов немедленных и решительных действий. События 14 д ека б р я 1825 г. не только явились н а ­ глядным подтверждением углубления кризиса самодер­ жавно-крепостнического строя в России, но и показали, 16

что политические устои абсолютистского государства з а ­ метно поколебались. П осле разгром а восстания д е к а б ­ ристов перед правящ ими кругами России остро встал вопрос об укреплении и упорядочении всех сил государст­ ва, и п реж де всего о необходимости реорганизовать го­ сударственный ап п ар ат власти, который о к а зал ся неспо­ собным осущ ествлять управление страной в условиях н арастан ия кризиса феодально-крепостнического строя. К выполнению этой задачи новый император приступил с первых дней своего правления. Выступая в роли «защ ит­ ника» государственной «безопасности», Н и ко л ай I под­ ходил к вопросам управления страной с позиций «перво­ го слуги государства», в руках которого долж ны быть сосредоточены все д ел а государственной жизни. П олити­ ку «успокоения» общественного мнения он сочетал с политикой насилия и подавления, используя д ля этого усовершенствованную систему карательны х органов. С ам одерж авны й принцип личного управления с его «всесторонней государственной опекой» 2 получил наибо­ лее яркое вы раж ение в реорганизации собственной его императорского величества канцелярии. Возникнув в конце XV III в., она приобрела характер высшего общ е­ государственного учреждения лишь в 1812 г., а после 1815 г. окончательно з а н я л а одно из центральны х мест в государственном ап п арате России, всецело находясь в распоряжении всесильного А. А. Аракчеева, в руках ко ­ торого о казалось т а к ж е управление Государственным со­ ветом и Комитетом министров 3. С 1825 г. начинается новый период в истории р азв и ­ тия с. е. и. в. канцелярии. У казом от 20 д е к а б р я 1825 г. она переш ла в «непосредственное заведование» и м пера­ тора, который рассм атр ивал ее как орган личной власти и контроля, стоявший вне системы прочих бюрократиче­ ских учреждений. С 1826 г. канцелярия становится сре­ доточием важ нейш их отраслей управления государством. 'И ян варя 1826 г. были образованы I и II отделения с.е. и. в. к а н ц е л я р и и 4. К аж д ое из них представляло с а ­ мостоятельное учреждение. I отделение завед о вал о д е­ лами, связанными непосредственно с императором (от­ четность министров, изготовление «высочайших» указов и пр.), а II — заним алось кодификацией законов, К сфе­ ре4 деятельности канцелярии было отнесено и руководсти всеми делам и политической полиции на территории I ’оссийской империи. 17

И з-за отсутствия целого р яд а материалов трудно по­ следовательно восстановить всю предварительную р аб о ­ ту по созданию III отделения императорской к а н ц е л я ­ рии — нового органа политического сыска. Но бесспор­ ным является факт, что в высших правительственных кругах приступили к составлению проектов у ж е в д е к а б ­ ре 1825 г. Одним из первых, в ян варе 1826 г., представил на рассмотрение Н иколаю I свой проект г ен ер ал-ад ъ ю ­ тант А. X. Бенкендорф (1783— 1844 гг.). Лицо, особо д о ­ веренное императору, будущий командующий Главной императорской квартирой, шеф ж а н д ар м о в и главный н ачальник III отделения, член Государственного совета был сведущ в вопросах тайной полиции. Ещ е в 1821 г., будучи начальником 1-й кирасирской дивизии, Бенкендорф представил Александру I две з а ­ писки. В первой содерж ались обстоятельные сведения о тайном Союзе благоденствия и обосновывалась необхо­ димость принятия «решительных и немедленных дейст­ вий». В торая пред ставляла собой проект организации единой системы «высшей» полиции в общероссийском масштабе. П р е д с тав ля ет интерес отрывок из воспомина­ ний д екабри ста С. Г. Волконского, характеризую щ ий незаурядны е «полицейские способности» будущего главы российской полиции: «Бенкендорф возвратился из П а р и ­ ж а при посольстве и, как человек мыслящий и впечатли­ тельный, увидел, какую пользу ок а зы в ал а ж а н д а р м е р и я во Франции. Он полагал, что на честных нач алах, при избрании лиц честных, смышленых введение этой о трас­ ли соглядатаев может быть полезно и царю, и отечеству, приготовил проект о составлении этого управления и пригласил нас, многих своих товарищей, вступить в эту когорту, ка к он назы вал, добромыслящ их, и меня в их числе; проект был представлен, но не утв ер ж д ен ...» 5 Тем не менее назначение Б ен кендорф а в 1824 г. военным губернатором Васильевского острова свидетельствовало о том, что Александр I п ризн авал его заслуги и п редан ­ ность престолу. Новый император по достоинству оценил «проница­ тельность» Бенкендорф а и ту помощь, которую он ему о к а зал 14 декабря, ком андуя войсками на Васильевском острове. 17 д ек а б р я Бенкендорф назн ачается членом Следственной комиссии, а 25 д екабря получает орден Александра Невского. Из писем граф а М. Д. Н ессельро­ де видно, каким огромным доверием пользовался Б е н ­ 18

кендорф у Н и ко л ая I с первых дней его ц а р с т в о в а н и я 6. Новый проект Бенкендорф а об устройстве «высшей» по­ лиции Николай I встретил с большим вниманием. П роект начинался словами, что «события 14-го д е к а б ­ ря и страшный заговор, подготовлявший уж е более 10 лет эти события, вполне доказы в аю т ничтожество нашей полиции и необходимость организовать новую полицей­ скую власть по обдуманному плану, приведенному к а к можно быстрее в исполнение...». Бенкендорф полагал, что политическая полиция в России д о л ж н а строиться на основе строгой централизации всей полицейской власти, и предлагал создать такую организацию, которую бы «боялись и уваж али ». Д л я реализации этих принципи­ альных положений он считал необходимым создать М и ­ нистерство полиции, глава которого «должен носить звание министра полиции и инспектора корпуса ж а н д а р ­ мов в столице и в провинции». Непосредственно минист­ ру долж ны поступать все сведения от ж андарм ски х офицеров из всех городов России и армии. «Это дало бы возможность, — утверж д ал Бенкендорф, — заместить па эти места людей честных и способных, которые часто брезгуют ролью тайных шпионов, но, нося мундир, как чиновники правительства, сочтут долгом ревностно ис­ полнять эту обязанность». Он особо подчеркивал роль нравственных и моральных качеств чиновников будущего министерства и видел «гарантию успеха» в привлечении 1^ работе в органах «высшей полиции» наиболее п редан ­ ных царю и способных офицеров, д ля которых «чины, кресты, благодарность... сл у ж а т лучшим поощрением, нежели денежные награды » 7. Этот проект Бенкендорф а — лишь попытка решения вопроса в теоретическом плане. П роект не д ает конкрет­ ных сведений о том, ка к предполагал он устроить М ини­ стерство полиции и организовать «новую» систему поиппческого сыска. П р авд а, по утверждению М. К. Лемм \ «кроме этого общего проекта Бенкендорф представил йогом Николаю еще несколько частных, касаю щ ихся от­ е л ь н ы х сторон ж а н д ар м ско й организации, но, к сож ак пню, найти их до сих пор не у д а л о с ь » 8. Они не обнаI1 -ксны и по настоящ ее время. К ак п оказы ваю т архиви ыг материалы, вся д ал ьн ей ш ая подготовительная работа, связан ная с разработкой практических мероприя1пн по созданию особого органа политического сыска, И' i.ici» теми лицами, которые имели непосредственное 19

отношение к различным органам секретной полиции и хорошо знали все ее механизмы и пружины. Видным деятелем политической полиции ал ек сан ­ дровского времени был М. Я. фон Фок (1773— 1832) — с 26 м а р та 1812 г. бессменный директор Особенной канц е­ лярии при министре полиции, а затем и при министре внутренних дел. Свою служ б у фон Фок начал в 1793 г. в лейб-гвардии Конном полку и через шесть л ет вышел в отставку. С 1802 по 1806 г. он служ ил в департам енте М инистерства коммерции, а затем, после двухгодичного «исправления письменных дел по милиции Московской губернии», был 20 сентября 1811 г. определен в число чиновников М инистерства полиции и поступил в непо­ средственное распоряж ен и е Я. И. де Санглена. С того времени биография фон Фока неразры вно св язан а с ис­ торией Особенной канцелярии. М. Я. фон Фок, ка к от­ мечал Б. JI. М одзалевский, был «человек умный, хорошо образованны й и воспитанный... Он о б л а д а л знанием рус­ ского, французского, немецкого (ему родного) и поль­ ского язы ков и владел ими совершенно свободно» 9. 25 м а р та 1826 г. М. Я. фон Фок представил А. X. Бенкендорфу зап и ску с «соображ ениями» относи­ тельно «высшей наблю дательной полиции» и критической оценкой всей системы политического сыска, и прежде всего агентурной сети, которая сущ ествовала при А лек­ сандре I. Эта критика в значительной мере относилась и к деятельности самого фон Фока на посту директора Особенной канцелярии М инистерства внутренних дел. Отсутствие централизации, строгого контроля, бездея­ тельность, низкие моральны е качества агентов полиции, которые «занимались... поручением в виде промышленно­ сти насущного пропитания, а часто и самого обмана, про­ д а в а я сведения свои к а к товар», — таковы, по мнению фон Фока, характерны е черты политической полиции тех лет. Д л я создания полиции «по новому образцу» фон Фок п р ед лагал «на первый случай» перевести шесть «благонадеж ны х и опытных» чиновников из Министерст­ ва внутренних дел в р а з р я д «чиновников по особым по­ ручениям», подчинить их непосредственно Бенкендорфу, определив им годовое ж а л о в а н ь е в 3 тыс. руб, каждому, и поручить им создать «новую» агентурную сеть. Новое учреждение долж но было состоять из нескольких секре­ тарей, служителей, управляю щ его, которые полностью подчинялись Бенкендорфу, а расходы на содерж ание 20

канцелярии не д олж ны были превыш ать 42 тыс. руб. асе. в год 10. П роекты А. X. Бенкендорф а и М. Я. фон Фока были лишь частью той обширной подготовительной работы по реорганизации системы политического сыска, которая ве­ лась в правительственном аппарате. И хотя пока неиз­ вестны ни точная датировка, ни имена авторов других проектов и записок по устройству политической полиции, обнаруженных нами в архивах, но их общее н ап р ав л е­ ние и идеи тесно переплетаются с основными выводами выш еизложенных проектов. Так, в «Записке об органи­ зации, функциях и структуре высшей политической по­ лиции», автор которой не установлен, сод ерж атся два «правила», которые с разны ми вариациям и очень часто повторялись самим Б енкендорфом в официальных отче­ тах и в предписаниях ж а н д ар м ск и м штаб-офицерам: вопервых, «действия высшей полиции долж ны быть тайны, но существование ее гласным»; во-вторых, «высш ая по­ лиция сам а не судит и не реш ает ничьей участи. Она только откры вает и изобличает виновного». В «Записке» т ак ж е делается ставка на привлечение к работе в поли­ ции людей «сколько возможно испытанной нравственно­ сти, уверенных искренно в пользе своего назначения» и излагаю тся рекомендации, как лучше использовать «по­ стоянные источники информации», какими методами дей­ ствовать, чтобы избеж ать «злоупотреблений» и «неудач». Автор «Записки» вы сказы вал мысль и о необходимости использования поступавших «в заведование высшей по­ лиции» ж а н д ар м ски х команд «для наружного дейст­ вия» п . Впоследствии все эти предложения в той или иной степени нашли реальное воплощение в деятельности 111 отделения и корпуса ж анд ар м о в. В других зап и сках и предлож ениях имеются более подробные сведения о х ар актере и объеме деятельности будущего органа тайной полиции; о средствах, за т р а ч и ­ ваемых на секретные расходы прежних учреждений по­ литического сыска; о возможны х мерах по разделению наблюдательной полиции на «отделения и части» и т. I I . 12 Все эти проекты, записки и предлож ения всесторонне рассматривались Н иколаем I и его ближайш ими санов­ никами. Среди них особым доверием императора пользо­ вались бывший командир 5-го пехотного корпуса граф II А Толстой и начальник Главного ш таба генерал21

адъю тант И. И. Дибич, сыгравший н ем аловаж ную роль в деле раскры тия декабристских организаций. При изу­ чении проекта Бенкендорф а Н иколай I прежде всего ре­ шительно о т к а зал ся от идеи возрож дения министерства полиции, аналогичного наполеоновскому министерству Фуше или александровскому министерству Б ал а ш о в а. Д ел о было не только в сомнительной репутации этих уч­ реждений. И мператор н ам ерев ал ся выступить в роли «отца-командира всея Руси» 13. Напуганный восстанием декабристов, Н и колай I р е ­ шил сосредоточить все вопросы, связанны е с политиче­ ским сыском, в своей собственной канцелярии. Одним из последних черновых вариантов общего проекта по о р г а ­ низации особого органа политической полиции явилась «Запи ска об учреждении III отделения собственной е. и. в. канцелярии», составленная в 20-х числах июня 1826 г. В ней прямо говорилось о необходимости при­ д ать «высшей» полиции специальное направление — сл уж б а государю и отечеству: «...высшая полицейская власть в тесном, основном ее смысле д о л ж н а происте­ кать от самого лица монарха и р азл и в ать ся по всем вет­ вям государственного управления. По сему и самый ис­ точник, в котором сосредоточиваются все сведения выс­ шей наблю дательной полиции, долж ен состоять при лице государя» и . «Запи ска об учреждении III отделения...» п о д р а зд е л я­ лась на д ва самостоятельных проекта, содерж ание кото­ рых было в основном одинаковым. В первом, наиболее подробном, с многочисленными собственноручными по­ метками Н и к о л а я I, перечислялись возможны е о р ган и за­ ционные мероприятия по «военной» и «граж данской» части в связи с образованием нового органа политиче­ ского сыска; ука зы в ал а сь сф ера его деятельности — от «наблюдения за духом народным» до цензурных вопро­ сов; намечались суммы расходов «для исправления дел высшей полиции», ибо ш тат III отделения еще не был определен. Второй проект яв л я л с я улучшенным в а р и а н ­ том первого. Он был сокращ ен и приобрел очертания будущего официального у к а з а о создании III отде­ ления. Вполне вероятно, что именно о нем писал Б е н ­ кендорф в своей очередной записке от 27 июня 1826 г. Н иколаю I: «Я посылаю В аш ем у императорскому вели ­ честву проект... об образовании III отделения Вашего императорского величества канцелярии. Он составлен по 22

зам ечаниям, сделанным Вами по последнему проекту касательно этой организации...» 15 Согласно зам ечаниям Н и кол ая I, было изменено положение о наблю дательной цензуре, были определены ряд конкретных мер по о р г а ­ низации III отделения, порядок отношения губернаторов к новому органу «высшей» полиции и т, п. Официальный указ об учреждении III отделения с. е. и. в. канцелярии под начальством ген ерал-ад ъю тан ­ та А. X. Бенкендорф а был объявлен 3 июля 1826 г. В круг обязанностей нового учреждения входили: «1) Все р ас п о ­ ряж ен ия и известия по всем вообще случаям высшей полиции; 2) сведения о числе существующих в государ­ стве разных сект и расколов; 3) известия об открытиях по фальшивым ассигнациям, монетам, штемпелям, д о к у ­ ментам и пр., коих розыскание и дальнейш ее производ­ ство остается в зависимости министерств финансов и внутренних дел; 4) сведения подробные о всех людях, под надзором полиции состоящих, равно как и все по сему предмету распоряж ения; 5) высылка и разм ещ ение людей подозрительных и вредных; 6) заведование — н а ­ блюдательное и хозяйственное — всех мест заточения, в кои заклю чаю тся государственные преступники; 7) все постановления и распоряж ен и я об иностранцах, в Р о с ­ сии проживающих, в предел государства прибывающих и из оного выезж аю щ их; 8) ведомости о всех без исклю ­ чения происшествиях; 9) статистические сведения, до по­ лиции относящиеся». К ак видим, «предметы занятий» III отделения существенно не отличались от о б язан н о ­ стей Особенной канцелярии М инистерства внутренних дел. Новым в компетенции III отделения был политиче реорганизацию политической полиции в России, бы|п п рим ерн ы постепенное разветвление и усложнение 29

его организационного ап п арата, увеличение ш тата и со­ ответственно средств, отпускавш ихся на его содержание. З а период 1826— 1856 гг. в процессе становления III от­ деления прослеживаю тся три определенных этапа: 1828— 1829, 1841 — 1842 и 1849— 1850 гг. Первые изменения в составе ап п арата произошли в 1828 г., когда III отделению было официально поручено заниматься цензурой драматических сочинений: число чиновников за счет цензора и его помощника увеличи­ лось с 16 до 18 человек, не считая начальника и у п р ав ­ ляющего отделением. 12 апреля 1829 г. главный н ач ал ь ­ ник ш отделения д о к л ад ы в ал Н иколаю I, что его ведомство «не получило ш тата, приличного своего з в а ­ ния и соразмерного с трудами, в то время как дела весь­ ма умножились, а из хода дел явствует, что со временем ум ножатся еще более...». П редлож ени я Бенкендорфа касались не только расш ирения ш тата чиновников III отделения, но и «уравнения» их содерж ания с ж а л о в а н ь ­ ем чиновников других отделений императорской канц е­ лярии: в 1829 г. наивысший о кл ад чиновников III отде­ ления составлял 3 тыс. руб. асе. в год, а других отделе­ н и й — 4500— 5 тыс. руб. асе. в год. Он полагал, что «по важности дел, входящих в состав сего отделения, оно не мож ет быть ниже прочих...». Несмотря на все усилия Бенкендорфа, с 1829 по 1841 г. в штате III отделения было дополнительно введено только два младш их чинов­ ника, а диспропорция в о к л ад ах оставалась п р е ж н е й 1. Его предлож ения были полностью реализованы лишь 12 лет спустя — в связи с реформой ш тата III отделения в 1841 г. Согласно у к а зам от 20 м арта и от 17 апреля 1841 г., общее число чиновников III отделения возросло до 27 человек; экспедиторы (начальники экспедиций), старшие и младш ие их помощники соответственно стали имено­ ваться старшими чиновниками, их помощниками и м л а д ­ шими чиновниками, и, наконец, в ш тат были включены чиновники «по особым поручениям», ранее числившиеся «сверх штата». Кроме того, всем чиновникам и мператор­ ской канцелярии было установлено «единое со д е р ж а ­ ние»-— от 335 до 1150 руб. сер. в г о д 2. Осенью 1842 г. в структуре III отделения произошли новые изменения, связанны е с образованием цензурной экспедиции. «В продолжение 14 лет, — писал Бенкен­ дорф Н иколаю I 22 октября 1842 г., — число театров бес­ 30

прерывно возрастало. В главны х губернских городах находятся ныне постоянные театры; странствующие труппы беспрерывно посещают ярм ар ки и города, в осо­ бенности зап ад н ы х губерний. П ри таковом размнож ении театров... увеличилось значение театральной цензуры». По сведениям III отделения, только за сентябрь 1842 г. им было рассмотрено 57 театрал ьны х пьес. М еж д у тем с 1828 г. число чиновников оставалось неизменным. П о ­ этому Бенкендорф предлагал об разовать в подведомст­ венном ему отделении новую, пятую экспедицию в соста­ ве цензора, его помощника и младш его ч и н о в н и к а3. Указ о создании цензурной экспедиции III отделения был опубликован 23 октября 1842 г. С одерж ание экспе­ диции возросло на 2 тыс. руб. и составило 4015 руб. сер. в год. Ее обязанности зак л ю ч ал и сь в рассмотрении д р а ­ матических сочинений, предназначенных к театральны м представлениям на русском, немецком, французском, итальянском и польском язы ках. Чиновники экспедиции долж ны были т а к ж е следить за всеми выходящ ими в Р о с­ сии периодическими изданиями и «о статьях б езнравст­ венных, неприличных по обстоятельствам или по содер­ ж анию личностей и требующих почему-либо замечания, сообщать министру народного просвещения или тому главному начальству, от которого принятие н ад л е ж ащ и х мер зависит». Чиновникам экспедиции помогали в этой деятельности агенты III отделения, «добровольцы-лите­ раторы» во гл аве с Ф. В. Булгари н ы м и Н. И. Гречем и ц ел ая когорта мало-мальски образованны х « со гл яд ата­ е в » 4. С оздание пятой экспедиции — последнее о р ган и за­ ционное мероприятие, проведенное при Бенкендорфе, пер­ вом начальнике III отделения. III отделение окончательно организационно оф орми­ лось при А. Ф. О рлове (1786— 1861), который с конца 30-х годов стал, по свидетельству М. А. Корфа, «едва ли не б лиж айш им к государю человеком». П реданность пре­ столу новый н ачальн и к III отделения и шеф ж а н д ар м о в д о к а за л еще на Сенатской площади. По словам сенато­ ра П. Г. Д ивова, это «дало ему возможность добиться всех отличий, которые он получал, и всех должностей, им занимаемых». К нязь Орлов отличился на дипломатиче­ ской службе, а затем возглавил подавление холерного бунта в Петербурге и волнений в военных поселениях. Хотя его назначение произошло 17 сентября 1844 г., ф а к ­ тически он приступил к деятельности к а к глава полити­ 31

ческой полиции в апреле, сразу после отъезда Б енкен­ дорфа за границу. «Нынче все сравниваю т его с Б енкен­ д о р ф о м ,— зап и сы вает в дневник М. А. Корф, — и гово­ рят, что... совершенно одинаковой бездарности и неспособности к д е л а м ...» 5 П реем ник Бенкендорф а не провел сколько-нибудь су­ щественных реформ ни в управлении, ни в самой струк­ туре III отделения и ж ан д ар м ско го ведомства. Корф полагал, что О рлов сразу ж е попал под влияние Д у ­ бельта, которого «сам он, накануне своего назначения, н азы вал всегда подлецом, плутом и мерзавцем». К ак вспоминал д ип л ом ат Оттон де Брэ, в обществе поло ж е­ ние Д у б е л ь т а «считалось весьма ненадежны м во время вступления в долж ность А. Ф. Орлова; полагали д аж е, что он долго не удержится». О днако ничего подобного не произошло, д а и в р яд ли могло произойти. «Орлов по свойственной ему лени и нелюбви к труду, — зам еч ал тот ж е де Брэ, — более чем кто-либо н уж д ал ся в помощнике, который отличается ловкостью, деятельностью и зн ан и ­ ем д е л а » 6. Д ействительно, III отделение у ж е невозможно было представить без JI. В. Д у б е ль та, который к тому времени стал фигурой номер один в политической поли­ ции России. Л ичность Л. В. Д у б е л ь та отнюдь не однозначна. В молодости активный участник масонских лож, один «из верных крикунов-либералов», близко знакомый с т а ­ кими видными д еятелям и декабристского движения, ка к М. Ф. Орлов (родной б рат будущего н ачальн и ка III от­ деления А. Ф. О р л о в а), С. Г. Волконский, Д у б е л ь т после 14 д ек а б р я попадает под следствие, а его ф ам ил и я зан о ­ сится в известный «Алфавит» декабристов. Хотя к суду по «делу 14 декабря» Д у б е л ь т не привлекался, но в 1829 г. он вынужден был выйти в о т с т а в к у 7. С л у ж б а Л. В. Д у б е л ь та в корпусе ж а н д а р м о в н ач а­ л ась в ф евр ал е 1830 г. В характеристике, данной полков­ нику корпуса ж а н д ар м о в Л. В. Д у бельту начальником II ж а н д арм ского округа генерал-лейтенантом А. А. В ол­ ковым, отмечалось, что он «трудами постоянными, непо­ колебимою нравственностью и продолжительным при­ л еж ан и ем о к а за л себя полезным и верным, исполнитель­ ным в д ел ах службы». М ен яя армейский мундир на голубой ж анд ар м ски й , Д у б е л ь т т а к оп равды вал себя в г л азах современников: «Обязанности полиции состоят в защ и те лиц и собственности; в наблюдении за спокойст­ 32

вием и безопасностью всех и каждого; в предупреждении всяких вредных поступков и в наблюдении за строгим исполнением законов; в принятии всех возможны х мер для блага общественного, в защ ите бедных, вдов и сирот и в неусыпном преследовании всякого рода преступников. Пусть мне докаж ут, что такого рода служ ба не з а с л у ­ ж и вает у в аж ен и я и признательности с о г р а ж д а н » 8. Эти слова Д у бельта как нельзя лучше «обосновыва­ ли» «новое направление» в *деятельности политической полиции. В конце 20-х — н ачале 30-х годов XIX в. Б е н ­ кендорф, пытаясь повысить «нравственный авторитет» III отделения и «возвысить в гл азах общества» ж а н ­ дармское ведомство, стремился привлечь к себе на с л у ж ­ бу как «людей честных и способных», так и некоторых «вчерашних вольнодумцев», каким в г л азах властей был и отставной полковник Л. В. Дубельт. Кстати, в 1829 г. именно от Бенкендорф а исходило предложение пригласить в сотрудники III отделения А. С. П уш кина (!), а несколько ранее — определить в ж анд арм ски й д и ­ визион его младшего брата — Л. С. П у ш к и н а 9. Ж а н д а р м с к а я карьера^ Д у б е л ь та была стремительной: губернский ж анд арм ски й штаб-офицер (1830), дежурный офицер корпуса ж ан д арм ов (1831), начальник ш таба корпуса ж а н д ар м о в (1835), а с весны 1839 г. одновре­ менно начальник ш таба корпуса и управляю щ ий III от­ делением. Таков был «путь наверх» этого отставного полковника, о котором А. И. Герцен писал в 1840 г.: «Д убельт — лицо оригинальное, он, наверное, умнее все­ го Третьего и всех трех отделений собственной к а н ц ел я ­ рии...» 10 В 1849 г. при непосредственном участии Д убельта произошла реорганизация архива III отделения. Н епо­ средственным поводом к ней послужил беспрецедентный случай: в январе 1849 г. из архива пропало сразу 18 «всеподданнейших» докладов А. Ф. Орлова с резолю ция­ ми царя. Вырезки из них вместе с анонимной запиской были доставлены через городскую почту Н иколаю I. Специальная комиссия во главе со статс-секретарем князем А, Ф. Голицыным в результате расследования выяснила «полную причастность» к этому делу губерн­ ского секретаря А. Петрова, состоявшего при III отделении «сверх штата». Петров «сознался в расшитии не­ которых дел архива и похищении из них секретных бу­ маг д л я передачи частным л и ц а м » 11. 2—2330

33

З а 20 с лишним лет деятельности III отделения его архив значительно расширился: к 1850 г. в его фондах насчитывалось около 30 тыс. дел. В то ж е время штат архива состоял лишь из одного чиновника, прикоманди­ рованного из первой экспедиции, поэтому д а ж е элем ен ­ тарные правил а по сохранности документации не соблю­ дались. Н а основании записки начальника III отделения «Об обеспечении архива достаточными кадрам и » от 19 апреля 1849 г. был утвержден новый ш тат архива: н а­ ч альник архива и д в а его помощника, на • содержание которых было назначено 2745 руб. сер. в год. Эта сумма не в клю чалась в смету расходов III отделения и в ы д а ­ в ал ась из Государственного казначейства дополнитель­ но. А. Ф. Орлов п ред лагал подобрать д л я архива «самых надеж ны х и не из молодых» чиновников и предоставить одному из них квартиру в здании Щ отделения с тем, чтобы у него всегда хранился ключ от архива и он д а ж е ночью был «готов в случае дел д ля справок» 12. Т ак был укомплектован архив III отделения, имевший большое значение в упорядочении политического сыска: с его помощью созд ав ал ся обширный справочный ап п а­ рат III отделения, начиная от алфавитных карточек, ку­ да с 1826 г. заносились фам илии всех лиц, интересовав­ ших III отделение, и кончая большим «Личным а л ф а ­ витом». В том ж е 1849 г. проводилась ревизия III отделения. Она о бнаруж и ла, что почти все его экспедиции (и осо­ бенно первая) остро н уж дались в специальных «чинов­ никах д л я письма» «по самому роду дел своих, которые столь важ н ы и соединены с таким секретом, что не только писари, но ни один чиновник, временно з ан и м аю ­ щийся, не д олж ен быть допущен к трудам этой экспе­ диции». Поток различных «бумаг» из года в год возр ас­ тал. Так, если в 1826 г. в первой экспедиции было за в е ­ дено 120 «новых дел», зарегистрировано 198 «входящих бумаг», а « и сх од ящ и х »— 170, то в 1848 г. — соответст­ венно 564, 4г524 и 2818. Поэтому из ш таба корпуса ж а н ­ д арм ов было выделено шесть человек, которые помогали чиновникам первой экспедиции вести многочисленную переписку. М атериалы ревизии легли в основу «Проекта негласного д обавления к ш тату III отделения», который был утверж ден Н иколаем I в июле 1850 г. К III отделе­ нию «вне ш тата» причислили шесть «молодых чиновни­ ков», а т а к ж е прикомандировали «для предварительных 34

испытаний» еще двоих из числа окончивших П етербург­ ский университет 13. В последующие годы, вплоть до 6 апреля 1856 г., ког­ да А. Ф. Орлов оставил свою должность, состав III отде­ ления не претерпел сколько-нибудь существенных изме­ нений. Т аким образом, за первые 30 лет существования III отделения число его чиновников возросло почти вдвое — с 16 до 31 (помимо начальника, управляю щ его и восьми «прикомандированных»), а ежегодные расхо­ ды на их содерж ание увеличились с 11 860 до 41 450 руб. сер., т. е. более чем в 3 раза. Говоря о численности III отделения, следует иметь в виду, что наряду со штатными чиновниками в справоч­ никах начиная с 1832 г. сод ерж атся упоминания об офи­ циальных внештатных сотрудниках III отделения, число которых с 1832 по 1850 г. увеличилось с двух до девяти человек. Следовательно, к концу царствования Н и ко­ л а я I общее число чиновников III отделения составляло 40 человек. О б щ ая сумма средств, ежегодно отпускав­ шихся Государственным казначейством и через Военное министерство на «сверхштатные» и «секретные» расходы (помимо официальных, «по ш тату»), составляла не ме­ нее 65 тыс. руб. с е р . 14 Таким образом, в н ачале 50-х годов XIX в. на содерж ание «высшей» полиции и о р га ­ низацию политического сыска расходовалось ежегодно более 100 тыс. руб. сер. А ппарат III отделения, явл яясь координационным центром политической полиции в России, представлял собой сложный и взаимосвязанны й механизм. П о д р а з­ деленный на экспедиции по х арактеру рассматриваемы х дел, относившихся к сфере действия «высшей» полиции, и непосредственно подчиненный управляю щ ему отделе­ нием, он постоянно расш ирялся, приобретая формы бю­ рократического учреждения. Н аиболее ответственная работа в деле «политического розыскания» выполнялась непосредственно под руководством главного начальника III отделения самим управляю щ им и его ближ айш им и помощниками. Это был основной стержень учреждения. З а первые 30 лет сущ ествования III отделения сме­ нились д ва начальника отделения — генерал-адъю тант граф А. X. Бенкендорф (25 июня 1826— 11 сентября 1844 г.) и генерал-адъю тант князь А. Ф. Орлов (17 сен­ тября 1844— 5 апреля 1856 г.); три управляю щ их отде­ лением — действительный статский советник М. Я. Фон 2*

35

Фок (15 июля 1826—27 августа 1831 г.), статс-секретарь, действительный статский советник А. Н. Мордвинов ( 1 ' сентября 1831— 18 марта 1839 г.) и генерал-майор (впоследствии генерал-лейтенант) Л. В. Д у б е ль т (24 м арта 1839— 29 июня 1856 г.). З а 1826— 1856 гг. на службе в III отделении перебывало 83 чиновника, не считая, разумеется, сотен агентов — платных и «добро­ вольных». Д ан н ы е 41 сохранившегося формулярного списка свидетельствуют, что на наиболее ответственные должности в ап п арате III отделения (экспедитор, старший чиновник, чиновник по особым поручениям, цензор, казначей и др.)> к а к правило, назначались лица, имев­ шие определенный опыт работы в высших или ц ен трал ь­ ных государственных учреждениях. Р я д чиновников до зачисления в ш тат III отделения служили в ш табе ко р­ пуса ж анд арм ов. Вероятно, не существовало никаких официально установленных «испытаний» при определе­ нии чиновников на служ бу в III отделение, .хотя в неко­ торых ф ормулярны х списках можно встретить записи: «был прикомандирован к штату...» (число, месяц), «оп­ ределен в штат...» (число, месяц) 15. И зменения в личном составе чиновников, занимавш их в III отделении наиболее ответственные должности, про­ исходили преимущественно за счет новых лиц. П ро д ви ­ жения по служ бе в III отделении почти не п р акти ко в а­ лись. Так, за 1826— 1856 гг. лиш ь два чиновника (А. К. фон Гедерштерн и Ф. Ф. К ранц) прошли путь от канц е­ л яри ста до н ачальника экспедиции. В лучшем случае младш ие чиновники с годами становились помощниками старших чиновников. Остальные, как правило, на про­ тяж ении всей служ бы в III отделении зан и м ал и одну и ту ж е д олж ность 16. Во второй четверти XIX в. д ля сравнительно неболь­ шого чиновничьего ап п ар ата III отделения была х а р а к ­ терна еще одна особенность: в списке его чиновников за 1826— 1856 гг. встречаются представители одних и тех ж е семей. Некоторы е из них служили одновременно, например К. К. фон Гедерштерн (1826— 1832) и А. К. фон Гедерштерн (1826— 1856); свыше 15 лет младшими чиновниками были братья К. А. и А. А. Зеленцовы. Д р у ­ гие шли по стопам своих отцов: С. А. Л е в а н д а (1826— 1853) и К. С. Л е в а н д а (1852— 1858); с марта 1855 г. находился на сл уж б е в ш тате III отделения сын небезы­ звестного Ф. В. Б у л гар и н а Б. Ф. Булгарин; с 1841 г. о б я­ 36

занности цензора драматических сочинений выполнял и сын директора императорских театров М. А. Гедеонов. На «смену» своему родственнику барону П. И. Дольсту, служивш ем у с 1826 по 1853 г., пришел в III отделение барон А. П. Дольст. Эти факты свидетельствуют о том, что руководство III отделения не только не пресекало «семейственности» в~ своем учреждении, но и всячески поощряло «родственные традиции» своих чиновников. 4. Ж андармская организация во второй четверти XIX в. III отделение с. е. и. в. канцелярии, образованное из Особенной канцелярии М инистерства внутренних дел, являлось центральным учреждением «высшей» полиции. В новой системе организации политической полиции в России н ем а л о в аж н а я роль отводилась ж а н д а р м а м . Они долж ны были стать ее исполнительным органом на ме­ стах, что требовало коренной реорганизации всех ж а н ­ дармских частей и подразделений, существовавших в империи. В России ж ан д ар м ы впервые появились в армии в июне 1815 г., когда в к а ж д ом кавалерийском полку была создана отдельная ж а н д а р м с к а я команда, находивш аяся в распоряжении корпусного командира. «Л ю дям сих ко­ м а н д ,— говорилось в приказе главнокомандую щего а р ­ мии М. Б. Барк л ая-де-Т ол л и от 10 июня 1815 г., — име­ новаться ж а н д ар м ам и , и они долж ны быть отличны от прочих красною повязкою на правой руке». Их военнополицейские обязанности заклю чали сь в следующем: «...блюсти за порядком на марше, биваках, кантонирквартирах, находясь позади войск; в сраж ениях ж е со­ ставляю т они цепь за войском, препятствуя выходить мародерам... а раненых отводят на места перевязок. Т ак же могут они быть употребляемы... для охранения д ер е­ вень, господских домов и пр., на полезных заведениях, в особенности на почтовых станциях, особливо в а в а н г а р ­ дах и арьер гардах при отступательных и наступательных движениях» К Орган и зац и я ж ан д ар м ов при войсках была крайне неустойчивой. Не прошло и месяца, как они были з а м е ­ нены специальными ком андами (25 рядовых, несколько унтер-офицеров и один обер-офицер) из строевых э с к а д ­ ронов Борисоглебского драгунского полка. 27 августа 37

1815 г. эти ж а н д ар м ск и е команды были тож е ликвиди­ рованы, а Борисоглебский драгунский полк был пере­ именован в ж андарм ски й . Н а него-то и было возложено несение военно-полицейской служ бы при войсках. 27 д е­ к абря при гвардейском корпусе был создан лей б-гвар­ дии ж ан д арм ски й п о л у э с к а д р о н 2. К роме того, с 1810 г. в России сущ ествовал Корпус внутренней стражи, в состав которого входили полицей­ ские драгунские команды, подчиненные непосредственно губернским властям. Они выполняли, с одной стороны, воинские обязанности (обучение запасных рекрутов), а с другой — полицейские (при поимке преступников, непо­ виновении властям, взыскании недоимок, податей и пр.) 3. 1 ф ев р ал я 1817 г. эти команды были упразднены, и в составе Корпуса внутренней страж и были сформ иро­ ваны ж а н д ар м ск и е подразделения д ля несения службы в столицах, губернских и главны х портовых городах (конная городская полиция). Столичные .ж андарм ские дивизионы подчинялись обер-полицмейстерам, а губерн­ ские и портовые ж а н д ар м ск и е команды — ком андирам местных гарнизонных батальонов. Обязанности ж а н д а р ­ мов конной городской полиции по сравнению с осталь­ ными чинами внутренней страж и почти не изменились: их лишь не ставили часовыми к присутственным местам, тюрвмам, острогам и не н азн ачали для сбора податей. Таким образом, обязанности ж а н д ар м о в военной поли­ ции и конной городской полиции не выходили за рамки несения обычной полицейской службы. С н ач ал а 20-х годов XIX в. на военную полицию была возлож ен а ещ е одна функция — сбор сведений о настрое­ нии и моральном духе войск. 4 ян варя 1821 г. после вос­ стания Семеновского полка (1820) при гвардейском корпусе была «наисекретнейшим образом» образована специальная полиция д ля «наблюдения за р асполож ени ­ ем умов, зам ы слам и да намерениями» войск в П етер ­ бурге и его о крестн остях4. К 1826 г. в России имелось 59 различных по своему назначению и наименованию ж анд ар м ски х частей и подразделений, личный состав ко­ торых насчитывал 4099 штаб- и обер-офицеров, унтерофицеров и «нижних ч и н о в » 5. Поэтому новая ж а н д а р м с к а я организация преследо­ вал а цель не только объединить все ж а н д ар м ски е части под единым руководством, но и связать их деятельность с политической полицией. Учреждение 25 июня 1826 г. 38

должности ш ефа ж а н д ар м о в — первая попытка решить эту задачу. Н ачал ьн и к Главного ш таба И. И. Д ибич пи­ сал 12 июля 1826 г. А. X. Бенкендорфу: «Государю импе­ ратору угодно было назначить В аш е превосходительство шефом ж анд арм ов. По сему все ж ан д ар м ы , к а к гвардей­ ские, та к и при армиях и при отдельном Литовском и Сибирском корпусах и внутренней страж е состоящие, по­ ступают под непосредственное начальство В аш е с тем, что гвардейские и армейские впредь до установления твердых правил отдельного управления оных будут заведываемы нами по одной инспекторской ч а с т и » 6. Таким образом, на первом этапе существования ж а н ­ дармской организации шефу ж а н д ар м о в фактически бы­ л а подчинена только часть ж ан д арм ов. Кроме того, «на первое время» Бенкендорф вынужден был отказаться от решения всех хозяйственных, продовольственных, воен­ но-судных и следственных вопросов в подведомственных ему ж а н д ар м ски х частях и оставить все «на прежнем основании». Тем не менее отныне начальники отдельных корпусов, ж ан д ар м ски х частей и подразделений были обязаны р аз в месяц представлять шефу ж а н д ар м о в р а ­ порты и донесения о происшествиях, причем решение всех вопросов комплектования, назначения, перевода и уволь­ нения ж а н д ар м ск и х офицеров и «нижних чинов» стало зависеть исключительно от ш ефа ж анд арм ов, т. е. от Б ен ­ кендорфа 7. Т ак было положено начало созданию единого центра, регулирующего и у правляю щ его деятельностью р яда ж а н д ар м ски х частей. Сам ф ак т назначения А. X. Бенкен­ дорфа одновременно и шефом ж андарм ов, и начальником III отделения не мог не привести к коренному изменению функций всей ж анд арм ской организации. Еще в своем «Проекте об устройстве высшей поли­ ции» будущий шеф ж а н д а р м о в указы вал, что основные функции в деле надзора и контроля за всем происходя­ щим в стране следует возлож ить на ж ан д арм ски х штабофицеров, находящ ихся в разны х городах России и ч ас­ тях армии. Именно в деятельности этих «рассеянных» по всем уголкам империи ж а н д а р м о в видел Бенкендорф главный источник получения необходимой информации о «состоянии духа» и «политических настроениях» на ме­ стах. Поэтому есть основания утверждать, что с самого начала создания новой системы «высшей» н аб лю д ате л ь ­ ной полиции определенной части жандармов отводилась 39

роль органов местного политического надзора. Недаром, об ъясняя причины создания III отделения, Бенкендорф писал, что «высшая секретная полиция... в лице тайных агентов д о л ж н а помогать и способствовать действиям ж а н д а р м о в » 8. Общность зад ач центрального органа по­ литической полиции и его местных отделений — вот в чем зак л ю ч ал ось начиная с 1826 г. единство действий III от­ деления и ж андарм ери и. О фициальный указ об учреждении новой ж а н д а р м ­ ской организации — корпуса ж а н д ар м о в — появился 28 апреля 1827 г. Ц елью его было создание четкой системы ж а н д ар м ск и х органов в центре и на местах, выполняв­ ших обязанности наблю дательной, конной городской и военной полиции. Согласно «Положению о корпусе ж а н ­ дармов», вся территория Европейской России подразде­ л ял а с ь на пять ж а н д ар м ск и х округов (по 8— 11 губерний в к а ж д о м ) . При объединении губерний в округ учиты ва­ лось их географическое положение, экономические связи и политические традиции. О б щ а я дислокация пяти д а л е ­ ко не равнозначны х по р азм ер ам ж ан д ар м ски х округов соответствовала в основном пяти районам: 1) Северный и северо-западный, 2) Ц ентральны й черноземный и не­ черноземный, 3) Западны й, 4) Ю жный и юго-западный и 5 ^ К ав к а з и Н и ж н яя В о л г а 9. «Положение» впервые официально ввело понятие «корпус ж а н д арм ов» к а к единой организации со своим руководством, штатом и местными отделениями. Ц ент­ ральный орган всей ж а н д ар м ери и составляли шеф ж а н ­ дармов, пользовавшийся дисциплинарной властью ко­ мандира Отдельного корпуса, и У правление корпуса. Округа возгл авлял и ж а н д ар м ск и е генералы, у п р а в л я в ­ шие при посредстве окруж ны х дежурств. К аж д ы й округ п о др аздел ял ся на четыре — шесть отделений (всего 26), во главе которых стояли ж ан д ар м ски е штаб-офицеры (от майора до полковника). В С.-Петербургскую, М осков­ скую, Киевскую губернии и Великое княж ество Ф инлянд­ ское было назначено по одному ж а н д ар м ск о м у штабофицеру; в остальные отделения входило по две-три гу­ бернии. М еж ду шефом ж а н д ар м ов, начальникам и окру­ гов и ж а н д ар м ски м и ш таб-офицерами была установлена определенная система подчиненности. Кроме ж ан д ар м ски х отделений в состав корпуса ж а н ­ дармов вошли два ж а н д ар м ски х дивизиона (в П етербур­ ге и М оскве) и губернские ж а н д ар м ск и е команды. Ж а н ­ 40

дармский полк и лейб-гвардии ж анд арм ски й полуэскад­ рон, которые занимались вопросами сохранения «порядка и спокойствия» исключительно в армии, не были в кл ю ­ чены в состав ж а н д арм ски х округов. Однако они конт­ ролировались шефом ж а н д а р м о в через дежурство цент­ рального управления корпуса, которое, не затр а ги в ая сферу деятельности наблю дательной полиции, за в е ­ довало только военной организацией корпуса ж а н д а р ­ мов 10. «Положение» 28 апреля 1827 г. и последующие р ас­ поряжения по корпусу ж а н д ар м о в были направлены, с одной стороны, на приведение всех ж а н д арм ски х частей в единую систему, а с другой — на их разграничение в зависимости от назначения. Основное внимание у д е л я ­ лось организации наблю дательной полиции, руководство деятельностью которой всецело возлагалось на шефа ж андарм ов, ка к главного начальника III отделения, у п ­ равления ж ан д арм ски х округов и начальников отделе­ ний. Отделения ж а н д арм ски х штаб-офицеров, руководст­ вуясь секретными инструкциями, действовали как мест­ ные органы политической полиции. И так, согласно «Положению» 28 апреля 1827 г., III отделение получило в свое распоряжение военную силу ж анд арм ов, численность которых к концу 1828 г. состав­ л я л а 4278 человек (3 генерала, 41 штаб-офицер, 160 обер-офицеров, 3617 «нижних чинов», 457 нестроевых) п . П осле 1827 г. развитие ж анд ар м ско й организации бы ­ ло н аправлено на дальнейш ее объединение всех ж а н ­ дармских частей и окончательное подчинение их шефу ж анд арм ов; на наиболее рациональное разм ещ ение ж а н ­ дармских органов и формирование единой ж анд арм ской системы, позволявшей обеспечить контроль и н аблю де­ ние за «духом народным» на всей территории Российской империи. Этот процесс в ы р а ж а л с я в образовании новых округов, управлений, ком анд и в увеличении общей чис­ ленности ж андарм ов. Он проходил в тесном взаимодей­ ствии с решением р яд а политических и экономических зад ач и явился практическим воплощением стремлений верховной власти дать исполнительному органу III отде­ ления «постоянное и твердое образование» 12. Первы е организационные мероприятия по «упрочению основ» корпуса ж а н д ар м ов были связаны с урегул и рова­ нием вопроса о подчинении конной городской полиции шефу ж анд арм о в. Переговоры о включении ж а н д арм ски х 41

команд в единую систему ж а н д арм ской организации н а ­ чались м еж д у шефом ж а н д ар м о в и командиром Корпуса внутренней страж и ген ерал-адъю тантом Е. Ф. К ом аров­ ским в 1828 г., однако все подразделения конной город­ ской полиции были полностью подчинены А. X. Бенкен­ дорфу только в 1836 г. Что касается ж анд арм ского пол­ ка, состоявшего при войсках, то он был и зъят из ведения инспектора резервной кавалери и и подчинен «во всех отношениях» шефу ж а н д ар м о в весной 1842 г. Л ей б -гва р ­ дии ж а н д ар м ски й полуэскадрон, хотя и упоминался во всех отчетах по корпусу ж анд ар м ов, остался в составе гвардейского корпуса 13. Одновременно с объединением ж а н д арм ски х частей и подразделений происходило совершенствование самой окруж ной системы и упорядочение внутрикорпускых от­ ношений. Так, в начале 1829 г. возникла потребность в назначении ж а н д ар м ски х штаб-офицеров в каж д ую гу­ бернию. Необходимость этой меры Бенкендорф объяснял тем, что его подчиненные «затруднены завести зн ако м ­ ство в тех губерниях, где не имеют постоянного ж и т ел ь ­ ства, часто отры ваю тся д ля производства следствий в других губерниях, не могут избрать время о б ъ езж ат ь все города отделения». Ш еф ж а н д ар м о в сетовал на то, что он «имел подробные сведения только из тех губерний, где ш таб-офицеры имеют всегдашнее жительство». В м арте 1829 г. состоялось «высочайшее» повеление о назначении в каж д ую губернию ж анд арм ско го округа по одному штаб-офицеру. С конца 1831 г. стало правилом не н азн ачать ж ан д ар м ски х штаб-офицеров (так ж е как и губернаторов) в те губернии, где находились их родо­ вые и м е н и я и . Эти меры имели большое значение для стабилизации и упрочения местных органов политиче­ ской полиции. В Ц арств е Польском ж а н д а р м ы сущ ествовали с ок­ тяб ря 1816 г. Они входили в состав 8 воеводских и 31 обводовой ж ан д ар м ски х команд, комплектовавш ихся л и ­ цами польского происхождения. Тайная полиция и ж а н ­ д арм ери я находились под контролем наместника. В н а­ чале 1832 г. в составе корпуса ж а н д ар м о в появился новый о к р у г — III, образованны й в Ц арстве Польском. Соответственно была изменена нумерация остальных ж а н д ар м ск и х округов, кроме I и II. С ам од ерж ав и е пре­ следовало двоякую цель: во-первых, реорганизовать всю систему н аблю дательной полиции внутри Ц а р ст в а Полщ 42

ского и, во-вторых, связать ее с центральны м органом политического сыска в самой Р о с с и и 15. Организационно-структурная схема нового округа имела одно-единственное отличие от округов во внут­ ренних губерниях Российской империи: III округ, с од­ ной стороны, был подчинен шефу ж анд арм ов, а с д р у ­ г о й — находился в прямой зависимости от наместника, имевшего неограниченную власть. Закон обошел м олча­ нием вопрос о взаимоотношениях двух начальников, и лишь спустя 10 лет была предпринята попытка как-то определить функции ш ефа ж ан д арм о в и наместника. «Внутреннее управление округом... — говорилось во «все­ подданнейшем» д окладе А. X. Б енкендорфа и И. Ф. Паскевича 3 м ая 1843 г. — в зависимости от наместника царства. Н ачал ьн и к округа обязан представлять шефу ж а н д ар м о в о ежегодных инспекторских смотрах вместе со всеми срочными донесениями, а т а к ж е испрашивать предварительно мнение ш еф а насчет поступающих от него к наместнику представлений: о назначениях, перево­ дах и производстве на вакансии». Это компромиссное ре­ шение было закреплено официальным положением о III округе корпуса ж а н д ар м о в 18 июля 1843 г . 16 Таким образом, и Ц арство Польское стало неотъемлемой, хотя и несколько отличной, частью ж анд арм ской организации Российской империи. 1836 год ознаменовал собой заверш ение в общих чер­ тах процесса формирования единой ж анд арм ско й о р га­ низации и стал переломным в истории развития корпуса ж анд ар м о в. Под руководством и при непосредственном участии начальника ш таба корпуса ж а н д ар м о в генералмайора Л. В. Д у бельта было разработано новое «П ол о ­ жение о корпусе ж андарм ов», принятое 1 июля 1836 г. Оно подвело итоги предшествующего десятилетнего пе­ риода разви тия ж анд ар м ско го ведомства и д ал о р а зв е р ­ нутую схему устройства и разм ещ ения всех ж а н д арм ски х частей. В отличие от «П оложения» 1827 г. в нем подроб­ но перечислялись основные организационные и струк­ турные н ач ал а корпуса ж анд арм ов: система управления, принципы комплектования (начиная от канцелярии шефа жандарм ов и кончая губернской ж анд арм ской ком ан ­ д о й ) — и со д ерж ал ась о б щ ая характеристика ж а н д ар м гкоп деятельности. К шести существовавшим ж анд арм ски м округам был добавлен VII — Сибирский ж анд арм ски й округ. Он 43

вклю чал обширные губернии Западн ой и Восточной Си­ б и р и 17. По «Положению » 1836 г., вместо подразделения округов на отделения в каж д о й губернии и области, а т а к ж е в Д ер п те и Одессе были образованы т а к назы вае­ мые управления ж а н д ар м ск и х штаб-офицеров, которые ничем не отличались от прежних отделений. О кружны е управления и управления ж ан д ар м ски х штаб-офицеров составляли наблю дательную полицию, а три ж а н д а р м ­ ских дивизиона (в Петербурге, Москве и В арш аве) и 65 ж а н д ар м ск и х ком анд представляли конную городскую полицию. В «Положении» 1836 г. впервые была предпринята попытка сформ улировать в законодательном порядке д олж ностны е обязанности ж а н д арм ски х чинов. П равда, относительно конкретных обязанностей губернских ж а н ­ д армских ш таб-офицеров «Положение» ограничилось лишь лаконичным заявлением , что они «определяются особыми инструкциями ш ефа ж андарм ов». З а т о в нем подробно перечислялись обязанности «нижних чинов» строевых ж а н д ар м ск и х подразделений: «1) приведение в исполнение законов и приговоров суда... 2) . .поимка воров, беглых, корчемников, преследование разбойников и рассеяние законом запрещ енны х скопищ; 3) ...усми­ рение буйства и восстановление нарушенного повинове­ ния; 4) ...преследование и поимка людей с запрещ енны ­ ми и тайно провозимыми товарам и; 5) ...препровожде­ ние необыкновенных преступников и арестантов... 6) со­ хранение порядка на яр м ар ка х , торж ищ ах, церковных и народных празднествах...» и п р . 18 Этот перечень убеди­ тельно свидетельствует об использовании основной массы ж а н д ар м о в в качестве исполнительного органа «высшей» полиции и в то же время показы вает тесное переплетение повседневных обязанностей ж а н д арм ски х «нижних чинов» с обязанностями так назы ваемой низ­ шей, т. е. земской, полиции, находившейся в ведении Министерства внутренних дел. О рганизационная структура корпуса ж ан д ар м ов, з а ­ крепленная в «Положении» 1836 г., в основном о ста ва­ л ась неизменной вплоть до 1867 г. Семь ж а н д арм ски х округов охваты вали практически b c i 6 территорию Р ос­ сийской империи — от П етербурга до Иркутска, от Б е л о ­ го моря до Черного, вклю чая Великое княж ество Фин­ ляндское и Ц арство Польское. О б щ ая численность корпуса ж а н д а р м о в со став л ял а в 1836 г. 5164 человека 44

(12 генералов, 107 штаб-офицеров, 246 обер-офицеров, 4314 «нижних чинов», 485 нестроевых) 19. После 1836 г. наряду с отдельными изменениями в дислокации, составе и численности ж а н д арм ски х п о др аз­ делений характерной чертой развития окружной системы становится распространение ж андарм ской организации не вширь, а вглубь, т. е. выделение из старых округов новых и их упрочение. Так, в декабре 1837 г. был о б р а ­ зован еще один ж анд арм ски й округ — К авказский, вклю ч’авший весь К авказ, З а к а в к а зс к и й край и Астраханскую губ ерн и ю 20. Впоследствии округа получили соответствую­ щие наименования: I — Петербургский, I I — "Москов­ ский, III — Варшавский, I V — Виленский, V — Одесский VI — К авказский, VII — К азанский и V III — Сибирский. В последующее десятилетие изменения касались глав ным образом частных вопросов: перемещение окружных квартир, более рациональное распределение губерний по Округам, учреждение новых ж анд ар м ски х команд, у п р а в ­ лений штаб-офицеров и «усиление» некоторых из них. Процесс развития ж ан д арм ской организации носил бо­ лее или менее локальный характер и, не зат р а ги в ая ос­ нов окружной системы, был связан с внутренним поло­ жением страны. А. X. Бенкендорф писал военному министру 15 ян варя 1841 г.: «...возрастающее население, прибавление разного рода дел, беспрестанно ум н о ж а ю ­ щиеся требования ж а н д ар м о в начальникам и губерний и политические обстоятельства, особенно в губерниях, от Польши возвращенных, д ел аю т на каж д ом шагу ощ ути­ тельным недостаток в ж андарм ах...» Численность ж а н ­ дармских команд возросла в Вильно, Киеве, Одессе, Харькове и в некоторых других городах, «где н арод о н а­ селение до чрезвычайности увеличилось и в соразм ерн о­ сти того требует усиленного н а д з о р а » 21. С клады вание единой ж анд арм ской организации про­ ходило в первые 10— 15 лет царствования Н и кол ая I. Основными вехами в истории развития к о р п у с а .ж а н д а р ­ мов стали «Положения» 1827 и 1836 гг., определившие организационно-структурные начала этого исполнитель­ ного органа политической полиции. Хотя корпус ж а н д ар мов с первых дней своего существования р ассм атривался как военная организация, находивш аяся в распоряжении центрального органа политической полиции в России, «со­ юз» III отделения и корпуса ж а н д арм о в был официально закреплен лишь в 1839 г., когда долж ность начальника 45

ш таба корпуса ж а н д а р м о в была совмещена с д о л ж ­ ностью у правляю щ его III отделением. П равительство Н и ко л ая I, созд авая новый исполни­ тельный орган политической полиции — корпус ж а н д а р ­ мов, стремилось привлечь к работе в нем к а к можно больше представителей дворянского сословия, «опытных и благонадеж ны х» офицеров, с тем чтобы превратить по­ лицию «низкосортных агентов» в полицию «благородного сословия». По свидетельству современника, Н иколай I, «учреж дая ж анд арм скую полицию, хотел преж де всего показать обществу, насколько в а ж н а и благородна цель этого учреждения: лучшие фамилии и приближенные лица к государю д олж ны были стоять во главе этого уч­ реж дения» 22. О днако при зачислении в ж анд арм ское ведомство от кандидатов требовалось кроме дворянского происхожде­ ния и ж е л а н и я служить в нем обязательное соответствие тем нормам и правилам, которыми руководствовалась высш ая власть при отборе людей в корпус ж анд ар м о в. В феврале 1827 г. Бенкендорф писал одному из генера­ лов, просившему о зачислении в корпус своего ад ъ ю та н ­ та: «В аш ему превосходительству известно, сколь боль­ шое внимание изволит о б ращ ать государь император на справки о служ бе просящихся в ж а н д арм ы ; если м алей­ ш ая находится в прежних дел ах невыгодная аттестация отставных, я не реш аю сь и докладывать...» Л ю бое слу­ жебное взыскание, не говоря у ж е о подозрении в «поли­ тической неблагонадежности», служило большим препят­ ствием при зачислении офицера в к о р п у с 23. Изучение сохранившихся в архиве дел о назначении, перемещении и увольнении офицеров корпуса ж а н д а р ­ мов позволяет сделать ряд выводов относительно поряд­ ка комплектования «голубого ведомства». При определении в корпус ж а н д ар м о в от офицеров, и особенно отставных, обязательно требовалась подписка «о непринадлежности» к тайным обществам такого об­ разца: «...1827 года... дня, я, нижеподписавшийся, дал сию подписку в том, что ни к каким масонским л о ж а м и тайным обществам, думам, уп равам и прочим, под каким бы названием они ни существовали, я не п ри н ад л еж ал и впредь прин ад л еж ать не буду и что не только членом оных обществ по обязательству через клятву или честное слово не был, да и не посещал и д а ж е не зн ал о них и через подговоры вне лож, дум,, управ как об обществах', 46

так и о членах тоже ничего не знал и обязательств без форм и клятв никаких не давал». К 50-м годам XIX в. форма и содерж ание подписки изменились: «...1854 года... дня, даю сию подписку в том, что я во все время продол­ ж ения служ бы моей не был прикосновенен ни к какому делу, могущему препятствовать переводу моему в корпус ж анд арм ов, и что я никогда не находился ни под каким следствием...»24 Н ачи ная с м арта 1830 г. все младш ие офицеры, и зъ я ­ вившие ж е л а н и е служить в корпусе ж анд ар м о в, подвер­ гались специальным «ислытаниям» в ш табе корпуса, срок которых составлял два — четыре месяца. «И спы та­ ния» заклю чали сь в личном представлении офицеров ш е­ фу ж а н д ар м ов, проверке их «умения и способностей» к несению ж анд арм ско й службы, навыков в кавалерийской езде, нравственных качеств и степени образованности. Ш таб-офицеры и генералы, как правило, представлялись шефу ж а н д ар м о в и получали от него соответствующие и нструкц ии 25. Вопросы комплектования корпуса ж а н д ар м о в р е ш а ­ лись с учетом сословных, национальных и возрастных особенностей кандидатов, продолжительности срока их службы в армии, хар а к тер а самой служ бы и т. п. Обычно на служ б у в корпус ж а н д ар м о в не зачислялись лица мо­ лож е 25 лет. Официально зап рещ алось переводить в кор­ пус ж а н д ар м о в офицеров Генерального штаба, О тд ел ь­ ного Гренадерского и Путей сообщения корпусов (до 1838 г. воспрещ ался перевод и из военно-учебных з а в е ­ дений) 26. Л и ц а гр аж дански е определялись в корпус ж а н д ар м о в лишь в исключительных с л у ч а я х 27. Определенные ограничения существовали для офице­ ров польского происхождения, и в особенности после 1830 г. Они не только подвергались особой проверке, но и, согласно секретному предписанию Н и кол ая I от 28 июля 1831 г., не назначались в подведомственные шефу ж анд арм ов «особенно важ н ы е места» без «высочайшего» на то разрешения. По предписанию ж анд ар м ского руко­ водства от 5 д екабря 1832 г., все русские офицеры, нахо­ дившиеся в Ц арстве Польском, долж ны были наблю дать на ж анд арм ски м и офицерами из «местных уроженцев» и ежемесячно доносить, «кто из них зас л у ж и в а ет доверие н в ком окаж ется сомнение». В то ж е время в ж андарм еком ведомстве было довольно значительным число выидцев из Прибалтики. Так, среди начальников ж а н д а р м ­ 47

ских округов лица немецкого происхождения составляли свыше одной т р е т и 28. Вопросами назначения, перемещения и увольнения ж а н д ар м ск и х генералов и офицеров непосредственно в е­ д а л сам шеф ж а н д ар м ов. Корпус ж а н д а р м о в постоянно испытывал нужду в «квалифицированны х кадрах». Само назначение этого органа обязы вало «избирать из состоя­ щих ныне на служ бе или в отставке чиновников, извест­ ных своею службою, расторопностью, усердием и особен­ но хорошей нравственностью...», подчеркивалось в « П о ­ ложении о корпусе ж андарм ов». Н едаром один из совре­ менников не без иронии вопрошал: «...где было сыскать людей добросовестных, беспристрастных, сведущих и прозорливых?.. М огла ли все исправить горсть армейских офицеров, кое-как н аб р а н н ы х ? » 29 Действительно, многие офицеры не ж е л а л и менять армейский мундир на ж андарм ский. Руководство «голу­ бого ведомства» с горечью признавало, что «хотя и есть достойные и способные люди в войсках... но большинство из них вряд ли согласится нести служ бу в корпусе ж а н ­ дармов». Поэтому в н ачале 30-х годов XIX в. в некото­ рых ж а н д ар м ски х округах не были полностью уком плек­ тованы не только отделения, но и окруж ны е управления. Формирование штаб-офицерского состава корпуса шло в основном за счет «старослужащ их», которые, не проходя специальной подготовки, брали на вооружение лишь о б ­ щие инструкции, мало что д ававш и е д ля их практичес­ кой деятельности на местах. Многие ж а н д ар м ски е штабофицеры д а ж е в 30—40-х годах до конца не уяснили свои долж ностные обязанности и продолж али действовать, руководствуясь «методами старинных полицейских»30. Несмотря на это, в ежегодных отчетах Николаю I ж анд ар м ско е начальство подчеркивало высокие «дело­ вые качества» своих офицеров. «В доказательство, что выбор людей в корпус ж а н д ар м о в часто бывает у д а ­ чен, — отмечалось в «Отчете» за 1841 г., — можно пред­ ставить то, что нет почти ни одного,министра, ни одного генерал-губернатора, который ни просил бы шефа ж а н ­ дарм ов уступить ему чиновника». В то ж е время ж а н ­ дарм ское руководство д ав ал о понять, что, как и другим государственным учреждениям, корпусу ж а н д ар м о в при­ сущи свои недостатки, «ибо в состав оного входят люди, подверженные большим или меньшим неизбежным с л а ­ бостям...». Д а л е е в «Отчете» прямо указы валось, что «ни­ 48

кто, более шефа ж анд арм ов, не знает, что между офице­ рами его ведомства, которых хотя старается он прини­ мать под начальство свое со строгою разборчивостью, могут находиться люди не совершенно способные, что есть и такие, которые о б ладаю т хорошими качествами, но не имеют необходимой ловкости ладить со всеми...»31. П одобная «исповедь» никогда больше не встречалась в официальных отчетах, да и она прежде всего преследо­ в а л а цель показать трудности подбора ж ан д ар м ски х офицеров, достойных роли «нравственных блюстителей порядка». В юбилейном отчете с гордостью сообщалось: «В продолжение 25 лет не было ни одного примера, что­ бы ж ан д арм ски й офицер обвинялся в лихоимстве». Н е ­ состоятельность подобных утверждений убедительно д о­ казы в аю т архивные м атер и ал ы ш т а б а корпуса ж а н д а р ­ мов, среди которых встречается целый ряд дел, р а з о б л а ­ чающих низкие нравственные устои ж анд ар м ски х офицеров. Например, дело о начальнике харьковской ж ан д арм ской команды капитане Слепченко, осужденном за «лихоимство» в 1827 г.; дело о ж а н д ар м ск о м офицере Телегине, обвиненном в «принятии денег от полковника К ош карев а при производстве следствия» (1846); дело капи тан а фон дер П алена, составившего «из видов лихо­ имства» подложное предписание от имени шефа ж а н д а р ­ мов (185.1) и д р . 32 С ам начальник ш таба корпуса ж а н ­ дармов генерал JI. В. Д у б е л ь т был отнюдь не безгрешен по части «косвенных д о х о д о в » 33. Руководство корпуса ж а н д ар м о в пыталось оороться с подобными нарушениями в своем ведомстве, подвергая суровым н аказан иям виновных, но классовая сущность системы ж анд арм ской организации, тесно связанной с армией самодержавно-крепостнического государства, от ттого не менялась. 5. Основные направления деятельности III отделения в; 1826— 1855 гг. Деятельность III отделения во второй четверти XIX в. разви валась по двум основным направлениям. Первое из них представляло собой осуществление организационных и практических мероприятий в области политического сыска, второе — общего контроля и надзора за государ­ ственным аппаратом управления. 49

К а к орган «преследования и расправы по политичес­ ким преступлениям», III отделение выполняло основную свою миссию — охрана «безопасности престола» и «спо­ койствия в государстве» путем подавления любых прояв­ лений революционного и общественно-политического дви ж ени я в стране — и являлось душителем всего передо­ вого. Н иколай I, осущ ествляя при посредстве III отделе­ ния собственной канцелярии с его разветвленной аген­ турной сетью и многочисленных ж а н д ар м о в полицейский надзор в общегосударственном масштабе, стремился так организовать систему «охраны спокойствия» и «предуп­ реж дения беспорядков», чтобы всегда быть в курсе всех событий и происшествий в стране. К а к высший орган общего контроля и надзора, стояв­ ший над министерствами и ведомствами, III отделение информировало правительство по всем интересовавшим его вопросам организации ап п ар ата управления в центре и на местах и деятельности государственных учреждений путем прямого вмеш ательства в их внутренние дела. Особое положение III отделения в государственном ап­ парате и его непосредственную связь с императором правительство использовало д ля демагогических увере­ ний в том, что новый орган «высшей» полиции призван в первую очередь охранять интересы «бедных и сирых» и заботиться о «народном благосостоянии». В первые годы деятельности усилия III отделения были направлены п реж де всего на осуществление р а с ­ правы над осужденными декабристами: выбор мест их заточения, надзор за ними и членами их семей, перлю­ страция их корреспонденции и т. п. Н едаром все отчеты III отделения и корпуса ж а н д ар м о в за эти годы начина­ ются с общей информации о положении «злоумышленни­ ков 14 декабря». В то ж е время перед новым у ч р еж д е­ нием политического сыска стояла и более насущ ная з а ­ д а ч а — предотвратить последствия восстания декабри с­ тов, которое, по словам руководства III отделения, так «развратило» молодое поколение, что «мы вновь находим идеи Ры л еева» К ак свидетельствуют отчеты III отделе­ ния, еще не закончилась расправа над декабристами, а в ряде городов появились кружки, участники которых считали себя их последователями. В Москве возник круж ок братьев Критских; было возбуж дено дело об антиправительственной деятельности студентов и препо­ давател ей Нежинской «гимназии высших наук»; во В л а ­ 50

димире канцелярист П. Осинин «подозревался в попытке создать тайное общество»; в Оренбурге был создан т а й ­ ный кр уж ок молодых офицеров К Ж а н д а р м с к и е штаб-офицеры и агенты III отделения, н адзирая за ссыльными «государственными преступни­ ками», участвуя в раскрытии «злоумышленных действий» некоторых тайных кружков, периодически д окл ад ы вал и руководству III отделения о состоянии общественного мнения в стране. Н едаром М. Я. фон Фок писал, что «общественное мнение д ля власти то же, что топограф и­ ческая к а рта д л я начальствую щ его армией во время войны». В отчетах первых лет указы валось на трудности, с которыми сталкивалось III отделение в деле «овладе­ ния общественным мнением и придания ему ж е л а тел ь н о ­ го н а п р а в л е н и я » 2. Обострение классовой борьбы в России в начале 30-х годов XIX в., массовые волнения крестьян, «холерные бунты», восстания военных поселян, революционные события в Западн ой Европе, восстания в П ольш е и Л и т ­ ве, имевшие широкий отклик в России, привели к акти ­ визации действий III отделения как внутри страны, так и за ее пределами. «Дух м ятеж а, распространившийся в Ц арстве Польском и в присоединенных от Польши губер­ ниях, имел вообще вредное влияние и на расположение умов внутри государства, — говорилось в нравственно-по­ литическом отчете III отделения за 1831 г. — Вредные толки либерального класса людей, особливо молодежи, неоднократно об ращ али внимание высшего н аблю де­ ния...»3 Так, в связи с июльской революцией во Франции п восстанием в Польш е возникло общество братьев Р а ­ евских в Курске; офицер Ситников пытался создать кр у­ жок в К азани; П. Поносов организовал круж о к на з а в о ­ де Л а за р е в ы х в Пермской губернии. Бросив все силы и средства на «умиротворение мяи жного духа» Польши и зап адн ы х губерний, т ай н ая помщня в то ж е время с особой тщ ательностью информироивла правительство о положении дел внутри России: о студенческих кр уж ках (особенно в Московском универ• i i i v t c ) , о «беспорядках» в С.-Петербурге 22 июня 1831 г., и положении в военных поселениях Новгородской губер­ нии, о «неприятном» впечатлении очередного рекрутского м.тора и др. При этом III отделение цинично писало в ми-то о «спасительной» холере, которая, «несмотря на * iw.ii несчастные последствия, благотворно отразилась на 51

общественном мнении, т ак как отвлекла умы от полити­ ческих д е л » 4. Если польское восстание 1830 г. существенным о б р а ­ зом повлияло на политику правительства России по от­ ношению к Ц арству Польскому, то появление в Западной Европе многочисленной польской политической эм и гра­ ции способствовало зарож дению и развитию загоаничной агентурной сети III отделения. С 1832 г. начались систе­ матические ком андировки чиновников III отделения за границу «как д ля изучения на месте полож ения дел, так и д ля приискания надеж н ы х агентов и организации п ра­ вильного наблюдения в важнейш их пунктах». III отделе­ ние установило контакты с прусской, а затем и с австрий­ ской полицией с целью совместных действий против «польских эмиссаров», усилило наблюдение за всеми приезж авш ими в Россию иностранцами. Т ай н ая полиция стремилась информировать Н и колая I и правительство о всех д ел ах польской эмиграции, внутриполитическом положении европейских государств, направлении и д е я ­ тельности различных политических партий, об отношении иностранных государств К России и т. п. 5 Значительно активизировалась и цензурная деятел ь­ ность III отделения. В период николаевской реакции пе­ чать бы ла одним из ради кальны х средств пропаганды передовых идей того времени. «У народа, лишенного об­ щественной свободы, — отмечал А. И. Г ерц ен ,— литера­ т у р а — единственная трибуна, с высоты которой он з а ­ ставляет услы ш ать криц своего возмущения и своей сове­ сти» 6. О днако не было Тогда в России ни одного передо­ вого писателя, поэта или критика, чья деятельность ус­ кользнула бы от «всевидящего ока» III отделения. С 1826 г. по личному указанию Н и ко л ая I устанавл и ­ вается строж айш ий надзор за А. С. Пушкиным, и, по словам Б. JI. М одзалевского, «голубая, гром адн ая фигу­ ра ж а н д а р м а Бенкендорф а становится рядом с поэтом и неотступно, по пятам сопровождает его у ж е до самой могилы, преследует д а ж е за пределами гроба». Тайный полицейский надзор, установленный за А. С. Пушкиным, был снят лишь в 1875 г., т. е. спустя почти 40 лет после его смерти. В 1826 г. под надзором и следствием ока зы ­ вается А. С. Грибоедов. С начала 30-х годов и до самой смерти (сначала в России, а затем и в эмиграции) под наблюдением III отделения находился А. И. Герцен, одно упоминание имени которого приводило в бешенство все­ 52

сильного Д убельта. В 1837 г. за стихотворение «Н а смерть поэта» в поле зрения III отделения попал М. Ю. Лермонтов. В 1846 г. внимание шефа ж а н д ар м о в при­ влекло стихотворение «К олы бельная песня» Н. А. Н е к р а ­ сова, тайный надзор за которым был установлен с о к ­ тября 1849 г. В. Г. Белинский получил от Д у б е ль та пер­ вое приглашение явиться в III отделение за три месяца до своей смерти, а второе — за месяц. Н а похоронах Б е ­ линского присутствовало несколько агентов III отделе­ ния. Впоследствии Д у б е л ь т сож алел, что смерть Б ел и н ­ ского помеш ала расправиться с ним; «Мы бы его сгноили в крепости». А. И. Герцен с горечью писал: «История нашей литературы — это или мартиролог, или реестр к а ­ торги...» 7 Н ачи ная с 1828 г. III отделение стало играть ведущую роль в цензуре, ибо добилось права получать из типо­ графий по одному экзем п л яру всех и здаваем ы х в России газет, ж урн ал ов и альм ан ахов и всецело подчинило себе цензуру драматических сочинений, предназначенных д ля представления в театрах. Не ограниченное никакими рам ками, III отделение, к а к писал М. К. Лемке, «было верховным н адзирателем по всем цензурным делам». В 30-х годах XIX в. «высшая» полиция п роявляла наибольший интерес к московской печати. В 1834 и 1836 гг. были закрыты к а к «несоответствовавшие духу правительственной политики» ж урн алы «Московский т е ­ леграф » и «Телескоп». Одновременно Ш отделение пред­ принимает первые шаги по «обузданию» либеральной зарубеж ной прессы и привлечению к сотрудничеству с официальной, николаевской Россией некоторых и здате­ лей и редакторов зап адн ы х ж у рн алов и газет. В этих целях тай н ая полиция широко использует таких «агентв-л и тер ато р о в » , к а к К. Ф. Швейцер, Ш. Д ю ран , Я. Н. Толстой и др. Они были об язан ы «следить за состоянием политической литературы и за появляю щимися в иност­ ранных ж у р н ал ах статьями о России» и опровергать ложные и неприятные правительству и зв е сти я » 8. Середина 30-х — начало 40-х годов XIX в. в истории России — это период, когда насилием и репрессиями, жестокой цензурной политикой и мелочной регл ам ен та­ цией всей общественной ж изни абсолютизм пы тался о ста­ новить движение передовой мысли, заглуш ить голос обиич гневности. Х арактеризуя это время, А. И. Герцен пи' •I I Н а поверхности официальной России, «фасадной 53

империи», видны были только потери, ж естокая реакция, бесчеловечные преследования, усиление деспотизма... З а ­ то внутри государства соверш алась вел и кая работа, р а ­ бота глухая и безмолвная, но д еятельн ая и непрерывная; всюду росло н едовольство»9. Это не ускользнуло от внимания III отделения. Оце­ нивая общее состояние «общественно-политического д у ­ ха» населения России за 1839 г., оно настоятельно реко­ мендовало царскому правительству быстрее приступать к разр а б о тк е мероприятий по постепенной и осторожной отмене крепостного права, считая его «пороховым погре­ бом под государством». В обзоре III отделения за 1839 г. д а в а л а с ь довольно объективная оценка и внешнеполити­ ческого полож ения империи. Так, в нем отмечалась изо-' лированность России от западноевропейских д ерж ав, которые « зараж ен ы ж е л а н и ем к перемене порядка ве­ щей»; недоброж елательство «всех либералов» к офици­ альной России; активизация ь П а р и ж е польской эм и гр а­ ции, пользовавшейся покровительством иностранных государств. «Кроется повсюду какое-то общее неудоволь­ с т в и е » — таков основной вывод III отделения о п олож е­ нии в с т р а н е 10. Он свидетельствовал об определенной проницательности руководства III отделения, которое сумело уловить характерн ы е колебания и оттенки в н а­ строениях общественного мнения на рубеже 30—40-х го­ дов XIX в. П р авд а, оценки подобного рода встречались крайне редко. III отделение предпочитало обходиться общими ф р аза м и о «спокойствии и благополучии во внут­ ренних губерниях России», о «преданности народа госу­ дарю и настоящему образу правления», которые позволя­ ли скры вать истинное положение дел. П ок азательн ы в этом отношении отчеты III отделе­ ния за 40-е годы XIX в., в которых наш л а отраж ение история борьбы политической полиции против усиливш е­ гося в стране революционного и общественно-политиче­ ского движения. По мнению «центральной конторы шпи­ онаж а», наибольшую угрозу «общественному порядку» в то время представляли: во-первых, ак тивизация д е я ­ тельности передовых ж урн алов, и прежде всего «Отече­ ственных записок» и «Современника» — органов ск л а д ы ­ вавшейся революционной демократии; во-вторых, в о зр а­ стание студенческого дви ж ени я (в П етербургском и М ос­ ковском университетах, училище правоведения, Горном институте) и, в-третьих, подъем общественно-политиче­ 54

ского д виж ения на Украине, где с конца 1845 до н ачала 1847 г. действовало Кирилло-М ефодиевское общество. Отмечая эти проявления революционного и общественнополитического движения, руководство политической по­ лиции одновременно д окл ад ы в ал о Н иколаю I, что они носили поверхностный характер, не имели определенной теоретической основы и затр а ги в ал и лиш ь незначитель­ ные круги общества. Такие оптимистические выводы под­ креплялись обычно заверениями в том, что органы сыска и наблюдения «бдительно» стоят на страж е «обществен­ ной безопасности», «престола и г о с у д а р с т в а » 11. События 1848 г. привели, с одной стороны, к в озрас­ танию роли III отделения к а к контролирующей и распо­ рядительной силы «высшей» полиции, а с другой — к тес­ ному взаимодействию всего полицейско-административного ап п ар ата николаевской России (III отделения, ж а н ­ дармов, министерств: иностранных дел, юстиции, внут­ ренних дел, народного просвещения и др.) в борьбе с «крамолой». Револю ция в Западной Европе, оживление р е в о л ю ц и ­ онного дви ж ени я в самой России, и особенно в западны х губерниях, поставили перед III отделением зад ач у номер один — изолировать Россию от революционной Европы. Тайная полиция бдительно следила за исполнением р а с ­ поряжения Н и кол ая I о срочном вызове в Россию всех находившихся тогда в З ападн о й Европе русских поддан­ ных. Н еобходимая д ля проверки их «политической б л а ­ гонадежности» информация поступала в III отделение от русских дипломатических представителей за границей 12. 111 отделение вело «постоянное и неослабное наб лю д е­ ние» за всеми иностранцами (особенно за французскими подданными), тщательно контролировало въезд в Россию и иысзд за границу, которые практически были сведены до минимума. Эти меры считались крайне необходимы­ ми для сохранения в стране «порядка и спокойствия», так кик, по свидетельству III отделения, «умственная зарам ■■ проникала в Россию трем я основными путями: «путепиттмиями наших по Европе, просвещением и ввозом к нам иностранных к н и г » 13. Ио всех своих действиях III отделение неуклонно придерживалось основного курса правительственной по­ ч и н к и Н иколая I и жестоко п одавляло попытки любых мин гунлсмий против самодержавно-крепостнического « 1 рпя В канцелярии III отделения в то время было з а ­ 55

ведено немало «политических» дел, возникавш их по с а ­ мым разны м поводам: чтение запрещ енны х книг, порица­ ние существующих порядков, обсуждение и одобрение западноевропейских событий, «вольномыслие» в учебных заведениях, антиправительственные выступления, крити­ ка внешнеполитических мероприятий правительства и пр. и Ш еф ж а н д а р м о в об р ащ ал внимание правитель­ ства на то, что «примеры неповиновения крестьян их в л ад ел ьц ам значительно увеличились против прежних лет», а т а к ж е на широкое распространение революцион­ ных идей в зап адн ы х губерниях и Ц арств е Польском. Сам А. Ф. Орлов объяснял напряж енное положение «не­ удовольствием» крестьян из-за «отчинного управления», «превратными суж дениями о намерении правительства освободить их из крепостного состояния» и введением «новых инвентарных правил» в Западн ом крае. Вместе с тем в своих отчетах А. Ф. Орлов по-прежнему заверял императора в том, что «в России не было никакого пово­ д а опасаться волнений или беспорядков. Общее настрое­ ние русского общества отличалось не только спокойстви­ ем, но д а ж е некоторой вялостью» 15. Н есмотря на оптимизм выводов о внутриполитическом положении России в 1848— 1849 гг., III отделение отме­ чало, что «идеи и события Западн ой Европы не могли в некоторой степени не отразиться и в нашем отечестве», и в подтверждение приводило ряд дел, являвш ихся пред­ метом его особого внимания. П р е ж д е всего речь шла об обществе петрашевцев, которое «на некоторое время в оз­ мутило спокойствие благомыслящих». К роме того, в от­ четах упоминалось о пресечении «мятежного заговора в Вильно, ставившего целью освободить бывшие польские провинции от русского владычества»; о «наведении по­ ряд ка» в училище правоведения, среди учащ ихся кото­ рого были обнаруж ены «преступные зам ыслы » насчет правительства, и др. III отделение в конце каж дого сво­ его отчета завер ял о императора в том, что оно и впредь будет «вести самое строгое наблюдение з а всеми частны ­ ми сходбищ ами и собраниями»* «пресекать любые д ей ­ ствия злоумышленников» и тщ ательно следить за «состо­ янием духа и направлением умов в учебных заведени­ ях» 16. Уверения такого рода были особенно кстати после неудачи III отделения с петрашевцами. К а к известно, «заслуга» в раскрытии общества полностью щ ринадлеж а56

ла агентам М инистерства внутренних дел во главе с И. П. Липранди. В последние годы царствования Н и кол ая I все усилия III отделения как органа политического сыска были н а ­ правлены на поддерж ание вконец расш атанны х основ самодержавно-крепостнического строя. Органы политиче­ ской полиции вели борьбу с крестьянским движением, которое приняло массовый характер после н ачала К ры м ­ ской войны 17, усилили наблюдение за передовой общ ест­ венной мыслью в России и развитием революционной пропаганды за границей, установили строгий надзор за действиями «польских выходцев» и всех иностранцев. Однако в целом информация III отделения по «политиче­ ским» вопросам была довольно поверхностной и л акон и ч­ ной 18, Н ачи н ая с 1851 г. руководство политической полиции вообще избегало представлять императору «нравственно­ политические» обзоры, в которых обычно систематизиро­ вались сведения о важ нейш их политических событиях за прошедший год. В атмосфере показного благополучия и лицемерия, когда «всеобщая о ф ициальная лож ь» достиг­ ла апогея, III отделение, явл яясь составной частью н а ­ сквозь прогнившей николаевской государственной м аш и ­ ны, предпочитало из отчета в отчет повторять, что «внутрепнее спокойствие на всем пространстве обширного и разноплеменного государства нашего... было совершенно непоколебимо» 19. Спустя три года после н ач ал а Крымской войны, которня со всей очевидностью п о каза л а бессилие крепостни­ ческой России как в экономическом, т а к и в военном отношении, III отделение вынуждено было признать, что война чрезвычайно тягостна д ля России: рекрутские наборы, ополчение, остановивш аяся торговля ум нож аю т нужды и бедность, и хотя русские готовы переносить и дальнейшие бедствия, но если бы правительство, сохра­ нна твердость и свое достоинство, достигло мира на условиях честных, то это было бы общею радостью в империи»20. Эта ф раза А. Ф. Орлова из «Отчета» за I• г. свидетельствовала о переломе в настроении праип и льстиеиных кругов, которые в преддверии революци"IIими ситуации начали понимать необходимость переи и II III отделение, этот «верховный политический •и игдомптель», в изменившейся обстановке спешило под3 ЦГАОР, ф. 109, III эксп, 1866, д. 48, ч. 17, т. 2, л. 208; Бы­ лое, 1906, № 1, с. 290. 14 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 566, л. 27; д. 570; I эксп, 1872, д. 1, ч. 1, л. 5; Вестник Европы, 1917, март, с. 118. 15 ЦГАОР, ф. 109, III эксп, 1866, д. 48, ч. 2, л. 110—111; Зайончковский П. А. Кризис самодержавия на рубеже 1870—1880-х годов, с. 172. 16 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 658, 660, 667, 673; on. 1, д. 415; III эксп, 1871, д. 50, ч. 1, л. 6; 1872, д. 112, л. 18. 17 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп.3, д. 570, л. 15. 18 Былое (Париж), 1908, № 7, с. 147—152; Кя 8, с. 156—158; 1909, № 9— 10, с. 248—251; Архив «Земли и воли» и «Народной воли». М , 1930, с. 160—224. 19 Подробнее об этом см.: Эйдельман Н. Я . Герцен против са­ модержавия. М , 1973, с. 322—348. 20 Кантор Р. М. В погоне за Нечаевым. К характеристике сек­ ретной агентуры III отделения на рубеже 70-х годов. Л. — М , 1925, с. 3; Литературное наследство, т. 63. М , 1956, с. 708—711; ЦГАОР, ф. 109, III эксп, 1866, д. 48, ч. 9, л. 173, 331; ч. 10, л. 32; Секрет­ ный архив, on. 1, д. 397, 411. 21 Кантор Р. М. П. Л. Лавров и А. Ю. Балашевич-Потоцкий.— Сб. ст. П. Л. Лавров. Пб„ 1922, с. 475, 478: ЦГАОР, ф. 109, I эксп, 1861, д. 154. 22 Кантор Р. М. П. Л. Лавров и А. Ю. Балашевич-Потоцкий.— Сб. ст. П. Л. Лавров, с. 479; Былое (Париж), 1908, № 8, с. 152—153. 23 Белявская Я. М. Польское национально-освободительное дви­ жение и Герцен. — Литературное наследство, т. 64. М , 1958, с. 764—767. 24 См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 33, с. 296; Кантор Р . М. Д ва письма Карла Маркса. — Красный архив, 1924, т. 6, с. 253—256; ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 714. 25 Голос минувшего, 1917, № 9—10, с. 111—113. 26 Там же. 27 Богучарский В. Я. В 1878 году. Всеподданнейшие донесения шефа жандармов. — Голос минувшего, 1917, № 7—8, с. 124— 168; № 9— 10, с. 108— 143; Архив «Земли и воли» и «Народной воли», с. 188. 28 Голое минувшего, 1917, № 7—8, с. 182. 29 Подробнее об этом см.: Лонге Ж-, Зильбер Г. Террористы и охранка. — Прометей. М , 1924, с. 13—14 и др. 30 Архив «Земли и воли» и «Народной воли», с. 161—164, 174, 178 и др.; Былое (Париж), 1908, № 7, с. 150. 31 Былое (Париж), 1908, № 8, с. 109. 197

32 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 633, л. 1; III эксп., 1866, д. 48, ч. 8—16; Шинджикашвили Д. И. Сыскная полиция в царской России в период империализма. Омск, 1973, с. 32. 33 Дневник Е. А. Перетца (1880— 1883), с. 4. 34 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 665, 690; on. 1, д. 2134, 2136 и др.; III эксп., 1866, д. 48, ч. 5, л. 202; ч. 8, л. 68. 35 Цит. по: Кантор Р. М. В погоне за Нечаевым... с.20—21; Го­ лос минувшего, 1917, № 7—8, с. 166. за Архив «Земли и воли» и «Народной воли», с. 160—224; Бы­ лое (Париж), 1908, No 7, с. 146—152; № 8, с. 156— 158; 1909, № 9—10, с. 248—251. 37 Подробнее об этом см.: Троицкий Н. Подвиг Николая Кле­ точникова. — Прометей, т. 9. М., 1972, с. 57—76; Архив «Земли и воли» и «Народной воли», с. 37; Революционная журналистика се­ мидесятых годов. Ростов-на-Дону, [б. г.]; Литература партии «На­ родной воли», вып. 1—2. Ростов-на-Дону, 1907. 38 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 690, л. 1—3; Н а­ родная воля (№ 4), 5 декабря 1880 г. 39 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 633, л. 1—2; [Венюков М. И.] Указ. соч., т. IV, вып. 2, с. 6. 40 [Венюков М. И.] Указ. соч., т. IV, вып. 2, с. 29; ОР ГБЛ, ф. 126, д. 6, л. 7; Голос минувшего, 1917, № 9— 10, с. 112; Вит­ те С. Ю. Воспоминания, т. 3. М., 1960, с. 427; Дневник Е. А. Перет­ ца (1880—1883), с. 4. 41 [Венюков М. Я.] Указ. соч., т. IV, вып. 2, с. 22; ЦГИА, ф. 851, on. 1, д. 6, л. 52; Голос минувшего, 1917, № 9— 10, с. 112; ОР ГБЛ, ф. 332, к. 3, д. 2, л. 3. 42 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 1, л. 23; ф.109,Секретный архив, оп. 3, д. 549, л. 222. 43 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 1, л. 26. 44 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1873, д.473, ч. 1, л. 77. 45 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 3, л. 7; Архив «Земли и воли» и «На­ родной воли», с. 164, 168, 174, 184, 189 и др.; Былое (Париж), 1908, No 7, с. 146— 152; № 8, с. 156—158; 1909, № 9—10, с. 248—251. 46 Подробнее об этом см.: Пирумова Н. М. Земское либераль­ ное движение. Социальные корни и эволюция до начала XX в. М., 1977, с. 127—156. 47 ЦГИА, ф. 1282, on. 1, д. 497, л. 18; ф. 1275, on.1, д. 93, л. 16. 48 ЦГИА, ф. 1291, оп. 53, 1870, д. 43, л. 50—66. 49 ЦГАОР, ф. 109, оп. 223, д. 34, л. 13. 50 Зотов Л . Саратовская охранка. Опись и содержание дел и документов Саратовского губернского жандармского управления. 1838—1874. М. — Саратов, 1924, с. 21. 51 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1872, д. 75, ч. 1—2; ч. 1, л. 11. 52 Там же, ч. 1, л. 214—218, 188. 53 Там же, ч. 2, л. 17, 24, 37, 38, 30, 48, 37,, 42. 54 Там же, ч. 1—2; Секретный архив, on. 1, д. 741, л.108—109; ЦГИА, ф. 908, on. 1, д. 366, л. 8, 19. 55 Ц явловский М. Секретные сотрудники Московской охранки 1880-х годов. — Голос минувшего, 1917, № 7—8, с. 181. 56 Подробнее об этом см.: Троицкий Н. А. Царские суды про­ тив революционной России. Политические процессы 1871—1880 гг. Саратов, 1976. 57 Поэты-демократы 1870— 1880-х годов. Л., 1968. с. 321. 198

58 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1871, д. 164, л . 17; [Венюков М. И.] Указ. соч., т. IV, вып. 2, с. 30. 59 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1871, д. 164, л . 1, 18; II эксп., 1871, д. 3, л. 150; 1872, д. 30, л. 66, 99; III эксп., 1866, д. 48, ч. 16, т. 2, л. 40. 60 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1866, оп. 223, д. 34, л . 67, 73; Се­ кретный архив, on. 1, д. 163, 1997, 2023,2046 идр. 61 ЦГАОР, ф. 109, V эксп., оп. 213, д. 34, л . 6, 130, 57, 148. 62 ЦГАОР, ф. 109, V эксп., оп. 213, д. 35, л. 1—6; д. 34, л . 166а. 63 ОР ГБЛ, ф. 332, к. 3, д. 5 , л . 122—123. 4.

Созд ани е и д еятел ьность о хр а н н о й с тр а ж и

(с. 134—148) 1 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1866, д. 48, ч. 1, л. 29. 2 Там же, ч. 4, л . 2—3; [Венюков М. И.] Указ. соч., т. IV, вып. 2, с. 32. 3 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1866; д. 48, ч. 1, л. 1, 30. 4 Там же, л. 35, 198, 78, 51. 5 Там же, л. 61, 94, 199. 6 Там же, л. 221; ч. 2, л. 55. 7 Там же, ч. 1, л. 107—115. 8 Там же, л. 116, 141—145. 9 Там же, л. 63. 10 Там же, ч. 2, л. 144—152. 11 Д ельвиг А. И. Мои воспоминания, т. III.М., 1913, с. 12 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1866, д. 48, ч. 1,л. 63. 13 Там же, л. 192; ч. 2, л . 278. 14 Там же, ч. 2, л . 213; ч. 1, л. 172, 193; ч. 7, л. 293; ч. 13, л. 435, 437. 15 Там же, ч. 2, л. 215, 216; ч. 6, л. 368; ч. 9, л. 202. 10 Там же, ч. 7, л. 292; ч. 4, л. 279; ч. 9, л. 210, 328, 17 Там же, ч. 6, л. 303; ч. 14, л. 124— 126, 120. 18 Там же, ч. 17, т. 2, л. 62, 375, 377. 19 Там же, ч. 1, л. 79; ч. 13, л. 198; ч. 17, т. 1, л. 299; ч. 10, л. 206—207. 20 Там же, ч. 6, л. 365—369. 21 Там же, ч. 16, т. 1, л. 81—84. 22 Там же, л. 92,83. 23 Там же, ч. 10, л. 37—39; ч. 12, л. 150,169; ч. 13, л. 19; ч. 14, л. 100; ч. 16, т. 1, л. 71—72; ч. 15, л. 169. 24 Там же, ч. 8, л. 62, 382; ч. 1, л. 172; ч. 6, л. 303; ч.14, л. 164. 25 Там же, ч. 2, л. 278; ч. 8, л. 1; ч. 16, т. 1, л. 11— 14,71—72; j 2 л 9 13 28 ЦГАОР, ф. 110, оп. общая, д. 409, л. 8—10. 27 Цит. по: Кункль А. Покушение Соловьева. М., 1929, с. 60; ЦГАОР, ф. 110, оп. общая, д. 409, л. 1; ф. 109, III эксп., 1866, д. 48, ч. 16, т. 1, л. 88. 28 Дневник Д. А. Милютина, т. 3. 1878— 1880. М., 1950, с. 134; ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1866, д. 48, ч. 16, т. 1, л. 93—96. 29 Революционная журналистика 70-х годов, с. 302. 30 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1866, д. 48, ч. 16, т. 1, л. 180; т. 2, л. 26.

199

379

5.

« Г о л у б о е в е д о м с тв о » и р е о р га н и з а ц и я ж а н д а р м с к о го уп р а в л е н и я

(с. 148— 168)

1 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 2970, л. 2—3; ЦГВИА, ф. 1, on. 1, 27396, л. 19. 2 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 3063, л. 19. 3 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 2992, л. 1, 18—19, 118. 4 Там же, л. 138. 5 Там же, л. 148—155. 8 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 3297, л. 3, 7, 1 6-47, 540. 7 Там же, л. 5, 7, 465, 492; д. 3296, л. 213, 168. 8 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 3297, л. 202, 366—369. 9 ЦГВИА, ф. 1, on. 1, д. 28046, л. 16; ПСЗ, II собр., т. LXII, № 44956. 10 ЦГВИА, ф. 1, on. 1, д. 28707, л. 3; СВП, кн. III, ч. 1. СПб., 1869, с. 315. 11 ЦГИА, ф. 1316, on. 1, д. 118, л. 139; ЦГВИА, ф. 1, on д . 30984, л. 22. 12 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 3297, л. 6. 13 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 3296, л. 132, 210; д. 4346, л. 9— 10, 17—18. 14 ЦГАОР, ф. 109, оп. 223, д. 32, л. 102; ф. 110, on. 1, д . 4346, л. 4. 15 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 4009, л. 1—4. 16 Там же, л. 5—8; д. 4346, л. 7; д. 3344, л. 45. 17 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д . 4009, л. ,14; д. 4243, л. 1—8. 18 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 4346, л. 9—10, 13—14, 17— 18. 19 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 4343, л. 183; д. 4345, л. 67. 20 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 694, л. 1—3. 21 ЦГИА, ф. 1316, on. 1, д. 118, л. 6; ЦГАОР, ф. 110,on. 1, д. 3849; ЦГВИА, ф. 1, on. 1, т. 9, д. 30984, л. 1—2; т. 11, д.32051, л. 11; Кони А. Ф. Собр. соч. в 8-ми т., т. 5, с. 281. 22 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 3063, л. 6—12, 13—18. 23 Там же, л. 223—224, 237—239. 24 Там же, л. 257—260. 25 Там же, л. 233—236. 28 ЦГИА, ф. 851, on. 1, д. 7, л. 45—46. 27 ЦГИА, ф. 1316, on. 1, д . 108— 110. 28 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 1, л. И , 24. 29 ПСЗ, II собр., т. XLVI, № 49615. 80 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 746, л. 17— 18. 31 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 9, л. 16; ф. 109, II эксп., 1871, д. 3, л. 203—204. 32 ЦГАОР, ф. 109, III эксп., 1874, д. 144, ч. 21, т. 1, л. 290—291. 33 Там же, л. 291; Секретный архив, оп. 3, д. 746, л. 20, 21. 34 Флеровский Н. Три политические системы: Николай I, Алек­ сандр II и Александр III. Воспоминания. Depose, 1897, с. 362; ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 746, л. 11. 35 ЦГАОР, ф. 110, on. 1, д. 2992, л. 250; д. 3296, л. 203, 208. 38 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 9, л. 147, 15. 37 Ленин В. И. ПСС, т. 16, с. 411. д.

200

6.

«В е р х о в н а я расп ор яд и те л ьн ая ком иссия п о о хр а н е н и ю го с у д а р с т в е н н о го п о р я д к а и о б щ е с тв е н н о го с п о к о й с тв и я » и упраз д н ен и е I I I отд еления ( с . 168— 182)

1 Крестьянское движение в России в 1870—1880 гг. Сб. док. М., 1968, с. 525—529; История СССР. Под ред. проф. Б. Д. Дадюка. М 1973 с 254 2 Рабочее движение в России в XIX в., т. II, ч. 2. М., 1950, с. 644—676; см. Ленин В. И. ПСС, т. 25, с. 94; т. 22, с. 72. 3 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 3, л. 4, 10—11. 4 Там же, л. 28. 5 Там же, л. 29—30, 40—41. 6 Там же, л. 36—37. 7 ЦГАОР, ф. 109, III эксп, 1874, д. 144, ч. 21, т. 1, л. 171. 8 ЦГАОР, ф. 58, on. 1, д. 8, л. 1; д. И , л. 22. 9 Правительственный вестник, 20 августа 1878 г.; Зайончков ский П. А. Кризис самодержавия на рубеже 1870—1880-х го­ дов, с. 81. 10 Дневник Д. А. Милютина, т. 3, с . 187. 11 Подробнее о покушениях на Александра II см.: Волк С. С. Народная воля. 1879— 1882. М. — Л , 1966, с . 100—103 и др. 12 Подробнее об этом см.: Зайончковский П. А. Кризис самодер­ жавия на рубеже 1870—1880-х годов, с. 148— 159. 13 ПСЗ, II собр., т. LIV, № 60492; Дневник Д. А. Милютина, т 3 с. 217. >14’ЦГАОР, ф. 569, on. 1, д. 33, л. 1—2; ПСЗ, II собр., т. LV, № 60609, 60617. 15 Русский архив, 1915, кн. И — 12, с. 221—222. 16 Зайончковский П. А. Кризис самодержавия на рубеже 1870— 1880-х годов, с. 171; ЦГАОР, ф. 110, I отд., on. 1, д. 5559, л. 710; ф. 569, on. 1, д. 100, л. 3, 6; ЦГИА, ф. 1282, on. 1, д. 640, л. 84—85. 17 ЦГИА, ф. 1284, on. 1, д. 61. 18 ЦГАОР, ф. 109, Секретный архив, оп. 3, д. 711, л. 125, 8—9. 19 Там же, л. 10— И, 125, 128. 20 Там же, л. 10, 10а. 21 Там же, л. 11, 12, 36. 22 Там же, л. 127, 100—101. 23 Там же, л. 101—102; Шинджикашвили Д. И. Сыскная поли­ ция царской России в период империализма. Омск, 1973, с. 53. 24 Дневник Е. А. Перетца (1880—1883). М.—Л., 1927, с. 3—5. 26 ЦГАОР, ф. 569, on. 1, д. 64, л. 2—14. 26 ПСЗ, II собр., т. LV, № 61279. 27 Зайончковский П. А. Кризис самодержавия на рубеже 1870— 1880-х годов, с. 229. Заклю чение

(с. 183— 186)

1 Ленин В. И. ПСС, т. 39, с. 73. * Ленин В. И. ПСС, т. 5, с. 30; т. 7, с. 137. • Ленин В. И. ПСС, т. 5, с* 33.

у к а за тел ь

Агафонов 140 Азеф 119 Аксаков И. С. 124 Александр Николаевич, вел. кн. 65 Александр I 10— 12, 14—16, 18, 20, 188, 189 Александр II 83, 84, 93, 96— 100, 102—106, 112, 116, 127, 133—136, 139, 141, 145— 148, 153, 163, 169, 173, 174, 176, 180, 181, 187, 194, 196, 200, 201 Александр III 141, 200 Андрие Л. 178, 179 Алексеев 62 Андроников И. Л. 191 Анненков И. В. 97, 99 Аракчеев А. А. 12, 16, 17, 107 Бабичева Н. Я. 123 Бабухин А. Н. 130 Бакунин М. А. 92, 114, 116 Бакье 70 Балашевич Ю. (Потоцкий А.) 113— 116, 187, 197 Балашов А. Д. 12, 14, 15, 22 Баранов М. Н. 177— 180 Барклай-де-Толли М. Б. 37 Бачманов 164, 166 Беллина 113, 117 Белинский В. Г. 53 Белявский И. М. 197 Бенкендорф А. X. 18—33, 35, 39, 40, 42, 43, 45, 46, 52, 58— 59, 61—67, 69—72, 74, 76, 159, 189 Берви-Флеровский В. В. 166 Берг Ф. Ф. 159 Берли 70 Биндер 70 Бландов 64 Бобринский А. П. 107 Богучарский В. Я. (Яковлев В. Я.) 7, 117, 197 Бошняк 16

202

им ён

Бреверн 73 Брокгаузен 64 Бруннов Ф. И. 70 Брэ де О. 32 Булгарин Б. Ф. 36 Булгарин Ф. В. 31, 36, 66, 192 Бутков В. П. 90, 91 Бурцев В. Л. 122 Бутковский А. 113, н о Валуев П. А. 98, 100, 103, 104, 107, 108, 196 Варадинов Н. 188, 189 Варшавчик (Абрамов Л. И.) 120, 123 Васильев 62 Венюков М. И. 105, 106, 108, 123, 124, 132, 196, 198, 199 Верещагина 64 Вернер 70 Вершеневский 62 Ветошников П. А. 92, 95 Вигель Ф. Ф. 191 Висковатов С. И. 64 Виташевский Н. А. 172 Витт И. О. 16, 65, 192 Витте С. Ю. 198 Возный А. Ф. 192 Войтиц К. 113, 117 Волк С. С. 8, 187, 201 Волков А. А. 32, 67 Волконский С. Г. 18, 32, 189 Волокитин Н. 121 Вороненко 65 Воронович В. (Марченко) 113 Воронцов М. С. 76 Врангель Е. Е. 97 Вязмитинов С. К. 11, 12, 15 Гаазе Ф. Ф. 140, 143, 144, 147 Гагарин П. П. 100, 103, 104 Гапон 119 Гартман 70 Гедеонов М. А. 37 Гедерштерн фон А. К. 36, 90 Гедерштерн фон К. К. 36

Гейкинг 172 Гернет М. Н. 8, 187 Герцен А. И. 5, 24, 33, 52, 53, 8 8 -9 2 , 114— 116, 130, 187, 189— 191, 193—195, 197 Гинзбург Б. С. 195 Глинский Б. Б. 93, 195 Голенищев-Кутузов П. В. 65 Голенищев - Кутузов - Толстой П. М. 191 Голикова Н. Б. 188 Голицын А. Ф. 33, 65 Голицын Ю. Н. 90, 195 Головнин А. В. 98, 99, 161 Гольденберг Г. 122 Гоманн А. 120 Горемыкин Н. Д. 123, 140 Горлов П . 113 Горович 65 Гофман 64 Грейг А. С. 107 Греч Н. И. 31, 66, 70, 192 Грибоедов А. С. 52 Гриневицкий И. И. 148 Гудков 80 Гуммель 65 Гуревич П. 196 Гурский Г. 113 Гутман 70 /I ты дова К. В.

Дьяков В. А. 8, 187 Дюран Ш. 53, 69, 70 Егоров Я- Е. 136 Ермолинский В. В. 119 Ерошкин Н. П. 8, 187, 189 Жданов Д. 65 Ж елябов А. И. 174 Жолобов В. И. 167 Зайончковский П. А. 8, 173, 182, 187, 192, 193, 197, 201 Закревский А. А. 26 Замятин 64 Замятнин Д. Н. 103 Зарринг А. 136 Заславский В. Ф. 136 Заславский Д. 195 Засулич В. И. 172 Зеленой А. А. 100, 103 Зеленцов А. А. и К. А. 36 Зенцов В. Н. 136 Зибер Г. 71 Зильбер Г. 197 Зотов 64 Зотов Л. 198 Избицкие 172 Ильинский Л. К. 8, 187

(Бешенцева)

121

Д.щюк Б. Д. 201 Дворжецкий 148 Д< «мгорий-Мокриевич В. К. 123 Дсгпев 118 Дсксн 69, 70 Д«,львиг А. И. 139, 199 Дсревнина Т. Г. 6, 59 Дибич И. И. 22, 39, 64, 65 Дипов П. Г. 31 Долгоруков В. А. 83—85, 91, 96, 99, 100, 106, 170 Долгоруков И. М. 14, 189 Долгоруков П. В. 84, 106, 114, 194, 196 Долгорукова Е. М. 142 ./6 ми»ст А. П. и П. И. 37 Дорофеев Г. 144 Дрштельн А. Р. 173, 176 Дриго В. 122 Друскавиц 116 Дубельт Л. В. 32, 33, 36, 43, 49, 53, 67, 84, 93 Дурново П. П. 108

Кавелин К- Д. 191 Калери 113 Канкрин Е. Ф. 74 Кантор Р. М. 8, 114, 115, 187, 197, 198 Капнист И. С. 113 Кара-Дикжан И З Каракозов Д. В. 96, 98, 104— 106, 112, 124, 132, 134, 144, 184, 195 Каратыгин В. А. 65 Кардонн де 70, 113 Катков М. Н. 107 Каханов М. С. 182 Кашинцев Н. А. 66—68, 192 Квятковский А. А. 174 Квятковский Н. 130 Кейзер А. 119 Кельчевский 62 Кизеветтер А. А. 6, 187 Кильвейн 136 Киреев А. А. 99 Кирьяков М. 73 Кленов В. Д. 172 203

Клеточников Н. В. 111, 113, 118, 122, 126, 187, 198 Кобервейн О. В. 66 Ковальский И. М. 172 Кожухов И. 120, 136 Колмаков Н. М. 80 Комаровский Е. Ф. 11, 42, 188 Кони А. Ф. 158, 200 Константин Николаевич, вел. кн. 124 Константин Павлович, вел. кн. 59, 67, 69 Корнилов А. А. 6, 187 Корнилов Ф. П. 100, 196 Корф М. А. 31, 32, 88, 189 Косаговский П. П. 130 Костомаров В. Д. 95 Котляревский М. 172 Кох К. 140, 144— 148 Кочубей В. П. 11, 12, 15 Кошкарев 49 Кравчинский С. М. 105, 158, 172, 196 Кранц Ф. Ф. 36 Крапоткин Д. Н. 173 Критские 50 Кункль А. 199 Купер 118 Кутузова А. П. 119 Кюстин де 67 Лавров П. Л. 116, 186, 197 Лазаревы 51 Лакруа П. 69, 193 Ланской П. П. 97 Лаунер М. 65 Леванда С. А. и К. С. 36 Левашов Н. В. 100, 108, 132 Левин Ш. М. 8, 187 Лемке М. К- 6, 7, 19, 23, 53, 187, 189—192 Ленин В. И. 3, 5, 83, 89, 92, 108, 168, 183, 184, 187, 189, 194, 195, 197, 200, 201 Лермонтов М. Ю. 53, 191 Лефебр 64 Ливен 170, 171 Ливен Д. 68, 69 Ливенцов 62 Липранди И. П. 57 Литвинов 146 Лихтенштейн С. И З Локателль И. 65 Ломачевский А. И. 59, 60 Лонге Ж. 197 204

Лопатин Г. 129 Лопухин П. В. 11, 12 Лорис-Меликов М. Т. 8, 174— 182 Лосев А. М. 97 Любатович (Александр, Вера и Ольга) 130 Макашин С. А. 195 Майборода 16 Малиновский 119 Манн Ф. (Стениш Г.) 71 Марков А. С. 12 Маркс К. 116, 187, 194, 197 Марусенько 126 Медокс Р. М. 65, 66, 192 Мезенцов Н. В. 97, 116, 152, 166, 167, 170, 171, 173 Мейер В. О. 69, 70, 90, 121 Мерсье 179 Меттерних 70, 71 Мещерский Э. П. 71 Миклашевский Г. И. 90 Миллер 69 Милошевич 146 Милютин Д. А. 97— 100, 105— 108, 124, 153, 157, 174, 175, 196, 199, 201 Милютин Н. А. 124 Мирский Л. 173 Михайлов М. Л. 93, 95, 106 Михайловский-Данилевский А. И. 189 Михаловский Г. 90 Модзалевский Б. Л. 20, 52, 64, 191, 193 Монас С. 8, 188 Мордвинов А. Н. 36 Морозов Н. А. 122 Мохов И. 144 Муравьев М. Н. 97, 98, 100, 166, 196 Мурашко 179 Некрасов Н. А. 53 Нессельроде К. В. 70, 71 Нессельроде М. Д. 18 Нефедьев 64 Нечаев С. Г. 114, 187, 197, 198 Никитенко А. В. 107, 196 Никифораки А. Н. 97 Николаи А. П. 161 Николай I 4, 8, 17— 19, 21—23, 26, 27, 29, 30, 33—35, 45—48, 50, 52, 55, 57, 59, 64, 65, 69,

70, 75, 76, 78, 80, 81, 88, 105, 183, 184, 187—189, 193, 200 Николай Александрович, вел. ки. 142 Николай Николаевич, вел. кн. 142 Никонов А. 172 Нифонтов А. С. 7, 187, 192 Новицкий 136 Новосильцев Н. Н. 11, 12 Обнорский В. П. 173 Обручев В. А. 93, 95 Огарев Н. А. 97 Огарев Н. П. 88, 90—92, 114— 116 Озерецковский Н. Н. 62, 71 Окунь С. Б. 7, 187, 189 Орлов А. Ф. 31—35, 56, 57, 67, 71; 73, 83, 180 Орлов М. Ф. 32 Орлов Н. А. 117, 180 Орлов-Давыдов В. В. 108 Осинин 50 Очкин А. Н. 65 Павлов 150 Пален 76 Пален П. П. 70 Пален фон дер 49 Панаев И. И. 191 Панин В. Н. 100 Паскевич И. Ф. 43, 159 Перетц Г. Г. 90, 92 Перетц Е. А. 112, 124, 180, 197, 198, 201 Перовская С. Л. 99 Перовский Л. Н. 99 Петров А. 33 Пиккар ИЗ Пирумова Н. М. 198 Плавильщиков А. А. 130 Плевако Ф. Н. 130 Полиевктов М. 189 Половцов А. А. 98, 105, 107, 196 Поляков А. И. 136, 140 Поносов П. 51 Попов И. А. 65 Попов М. М. 66 Попов П. П. 65 Порох И. В. 8, 187, 195 Потапов А. Л. 95, 159, 165 11отоцци Д. 113 11отемкин 80

Потоцкая 80 Пресняков А. Е. 4, 79, 187, 193 Пруссак Н. М. 136, 140 Пушкин А. С. 33, 52, 95, 190— 192 Пушкин Л. С. 33 Пучкова Е. Н. и Н. Н. 64 Рабинович 65 Раевские 51 Ракеев Ф. П. 95 Рачковский П. И. 122 Рейнштейн Н. 122, 173 Рейтерн М. X. 98, 103 Ромман К.-А. (Постников Н. В.) 114 Рудницкая Е. Л. 195 Рылеев К. Ф. 50 Рысаков Н. И. 148 Савченко И. 178 Сагтынский А. А. 66, 67, 69, 193 Салтыков Н. И. 12 Санглен Я- И. де 15, 20 Селиверстов Н. Д. 116, 117, 121 Середонин С. М. 196 Серно-Соловьевич А. А. 82, 194 Синявский 80 Ситников 51 Скарятин Н. Я- 108 Сквайер П. 8, 188 Скуратов М. 106 Слезкин И. Л. 123, 125, 129, 130, 153, 169—171 Слепцов П. Н. 97 Слепченко 49 Слюсарчук 144 Смальков А. И. 151 Соллогуб Л. 64 Соловьев А. К. 121, 146, 147, 173 199 Сперанский М. М. 15, 189 Стениш Г. (Манн Ф.) 71 Строев В. Н. 189, 190, 194 Струве Г. 71 Суворов А. А. 98, 99 Танеев А. С. 81 Тарасов И. Т. 189 Тарле Е. В. 193 Татищев Д. П. 70 Татищев С. С. 6, 187, 194, 196 Телегин 49 Тимашев А. Е. 84, 91, 104, 107 Тимофеев 144 205

Толстой Д. А. 98—102, 104, 126 Толстой П. А. 21, 26 Толстой Я. Н. 53, 66, 67, 69, 70, 115, 193 Толь К. Ф. 76 Трепов Ф. Ф. 99, 137— 140, 172 Трюбнер Н. 90 Троицкий Н. А. 8, 187, 198 Трохгейм 13 Троцкий И. М. 7, 62, 70, 187— 189, 192, 193 Тхоржевский С. 114 Тютчев Ф. И. 107, 196 Унковский А. М. 130 Хаборский Ф. 79 Халтурин С. Н. 174 Харламов А. С. 147 Хотинский М. С. 90, 92, 195 Хотяинцев Д. Н. 65 Хотяинцева Е. А. 65 Цявловский М. 198 Чернышев А. И. 84 Чернышевский М. Н. 94 Чернышевский Н. Г. 92, 93, 95, 129, 185, 195 Черевин П. А. 97, 176, 182, 195 Чижов Ф. В. 134 Числова Е. Г. 142 Чичерин Б. Н. 99, 105, 196 Чукарев А. Г. 8, 187 Шамшин И. И. 110, 111, 180 Шахов Н. 144

Швейцер К. Ф. 53, 66, 67, 69— 71 Швецов В. 122 Шебеко 142 Шервуд И. В. 16, 65, 66, 192 Шешковский С. И. 13 Шильдер Н. К. 6, 187— 189 Шинджикашвили Д. И. 198, 201 Шляхтин Н. Е. 136, 140 Шмидт 120 Шнейдер 113 Штрайх С. Я. 192 Шувалов П. А. 99— 101, Ю З 109, 112, 121, 123, 127, 128, 135, 136, 138—140, 142, 148, 150— 152, 156, 159, 160, 162, 164, 167, 196 Шульц А. Ф. 114, 128, 143 Шульц 94 Шумахер П. В. 131 Щапов А. 129 Щепкин М. П. 130 Щербатов 153 Эйдельман 190— 192, Элпидин М. Энгельс Ф.

Н. Я- 8, 90, 194, 195, 197 К. 116 82, 194, 197

187,

Юзефович В. М. 177 Яковлев В. Я. (Богучарский В.) 7, 197 Яковлев П. В. 95

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение — 3 I

лава

I.

П олитическая полиция Российской им перии п о л о в и н е X I X в . ( 1 8 0 0 — 1 8 5 5 г г . ) — 10

в

первой

1. Состояние политической полиции в первой четверти XIX в. — 10 2. Восстание декабристов и реорганизация системы полити­ ческого сыска. Учреждение III отделения собственной е. и. в. канцелярии— 16 3. Внутреннее устройство III отделения — 29 4. Жандармская организация во второй четверти XIX в. — 37 5. Основные направления деятельности III отделения в 1826—1855 гг. — 49 6. Организация системы наблюдения — 58 7. Место и роль политической полиции в системе государст­ венного управления николаевской России — 74 Г л ав а II.

Царизм и I I I отд еление (1 8 5 5 — 18 8 0 г г . ) — 8 2

во

вто рой

половине

X IX

в.

1. Политическая полиция в борьбе с революционным движе­ нием в конце 50-х — первой половине 60-х годов — 82 2. Покушение Д. В. Каракозова и усиление реакционно-ох­ ранительного курса — 96 3. Рост революционного движения и активизация деятельно­ сти III отделения во второй половине 60-х — 70-е годы — 105 4. Создание и деятельность охранной стражи — 134 5. «Голубое ведомство» и реорганизация жандармского уп­ равления — 148 6. «Верховная распорядительная комиссия по охранению го­ сударственного порядка и общественного спокойствия» и упразднение III отделения— 168 Заключение— 183 Источники, литература, примечания— 187 Указатель имен — 202

0 -6 3

Оржеховский И. В. С ам о д ер ж ав и е против революционной России: (1826— 1880 гг.). — М.: М ысль. 1982. — 207 с. 80

к.

Книга посвящена истории III отделения, которое более полувека являлось высшим карательным и осведомительным органом царизма, На основе широкого круга архивных материалов прослеж ивается про цесс формирования этого «надзаконного» учреж дения и его исполни тельного органа —• корпуса ж андарм ов; освещаются основные направ ления, средства и методы борьбы политической полиции с револю ционным движ ением . Автор показы вает банкротство карательной по­ литики сам одерж авия и его неспособность предотвратить дальнейш ее развитие револю ционно-освободительного движения в России.

°

0 5 0 5 0 0 0 0 0 0 -0 2 2 0 0 4 ( 0 1 ) - 8 2 -------------К Б - 5 - 4 - 8 1

Б Б К

6 3 .3 ( 2 ) 5 1 9 (с ш

Игорь Вацлавович ОРЖЕХОВСКИЙ С А М О Д Е Р Ж А В И Е П Р О Т И В Р Е В О Л Ю Ц И О Н Н О Й Р О С С И И (1 8 2 6 — 18 8 0 г г .)

Заведую щ ий редакцией В. С. Антонов Редактор С. С. Игнатова М ладш ий редактор В. М. К узн ец о ва О формление худож н и к а В. Д . М ед ведева Х удожественны й редактор И. А. Дутов Технический редактор Я. Ф. К уб р а к о ва Корректор Г. Б. А б у д е е в а ИБ № 1838 С дано в набор 05.08.81. П одписано в печать 07.01.82 А-01003. Формат 84Х Ю87з2. Бумага типогр. № 2. Л итер, гари. Высокая печать. Уел. печатных листов 10,92. Учетно-издательских листов 11,93. Уел. кр.-отт. 11,24. Тираж 30 000 экз. З а к а з № 2330. Цена 80 к. И здательство «М ысль». 117071. Москва, В-71, Ленинский проспект, М осковская типография № 8 С оюзполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, Х охловский п ер ., 7.

5.